Свободная любовь, или как я нашла свое счастье

Людская толпа монотонно ползла к выходу из метро. И я, словно осенний листок, опавший на водную гладь Невы, плыла по ее волнам, погруженная в свои мысли.

Второй курс только начался, а в надбавку к нему, серая меланхолия Питерской осени уже пыталась заявить права на мое настроение.

«Я следом за тобой пойду, меня не отличишь от тени…» — одна из любимых песен мелодично издевалась в наушниках. Шклярский явно был на стороне этой самой меланхолии, напоминая, что пока, следом за мной никто не идет. Эх, уж я бы прятаться в траву не стала.

Стройная, подтянутая, невысокая, зеленые, наивные глазки, русые пышные волосы. И почему никто еще не требует у меня мое сердце, расположенное аккурат под одной из довольно аппетитненьких грудок?

Звонок Вики вырвал из плена печальных мыслей:

— Ксюш, ну ты где?

— Выталкиваюсь из метро. Купить чего надо?

— Пить что будешь? — весело щебетала подруга — сегодня же пятница!

— Настроение выпить водки, но так как мы девочки, возьму мартини, пойдет?

— Водку отставить, свою депрессию тоже ко мне домой не приводи. Мартини в самый раз будет, только давай скорее — изображая притворную обиду, пробурчала Вика. Я даже услышала, как она надула свои пухлые губки.

Мы познакомились на первом курсе, и как-то быстро сдружились. Обе приезжие, в незнакомом городе… Я жила в общежитии, а Вика со своим парнем, Лехой, с которым они вместе приехали поступать, снимали однушку в спальном районе.

Леша был веселым, красивым, хорошо сложенным брюнетом, по которому страдала каждая в нашей параллели, да и что скрывать, не исключая меня. Но соперничать с Викой было нереально, красавица, полногрудая, с узенькой талией и крутыми бедрами, черными, словно ночь, волосами. Я конечно внешностью не уступала, но разрушить такую любовь, которой были пронизаны их отношения…кощунство.

Выйдя на нужной остановке, я забежала в магазин. Купила литр мартини, персиковый и апельсиновый сок. В довесок вкусняшки к чаю, куда же без них?

Дверной звонок. Вика как всегда вышла в своей домашней милой пижамке «хеллоу кити» и плюшевых тапках.

— давай, заходи уже — ухватив пакет, она потянула меня в квартиру, и как только я прошла за порог, захлопнула дверь — вдруг твоя меланхолия тебя выследит? — с хитрым прищуром, словно заговорщик, она приложила свой пальчик к губам.

— Наливай, это ее точно отпугнет — поддержав игру подруги, я стянула с себя сапожки и легкую осеннюю кожаночку.

— Леш, возьми пакет пожалуйста — Из кухни появился ее красавчик. Джинсовые шорты и черная майка. Боже, какие же у него руки. Он взял пакет, и мой взгляд на секунду застыл, прикованный к его крепкому бицепсу.

— Ксюш, привет — как бы не заметив моего замешательства, мечта всех девчонок приобнял и поцеловал меня в щеку, я ответила тем же.

— Привет — улыбнувшись, полезла за тапками.

— Вик, вы идите в комнату, я вам оформлю и приду. Ксюнь, тебе как всегда, с персиковым?

— Конечно — я подмигнула, и мы упорхнули в единственную, но довольно просторную комнату.

Вика забралась на диван с ногами, я плюхнулась следом, и комнату наполнил веселый щебет. Мы обсуждали одногрупников, преподов, последние события, важные и не очень, парней, в общем вели обычную беседу двух подружек.

Спустя несколько минут присоединился Леша. Вручив нам по большому стакану с мартини, он уселся рядом со своей возлюбленной и достал откуда-то сбоку бутылочку коньяка. Налил:

— ну что девочки, с пятницей нас?! — провозгласил он, протягивая бокал над Викой, чтобы и я могла дотянуться.

— Да уж, расслабиться не помешает — пробурчала Вика, и, звякнув стеклом в руках, мы выпили.

Вечер протекал спокойно, мы поболтали еще какое-то время, внимательный Леша следил, чтобы наши бокалы не успевали показать дна.

Смотрели какой-то веселый фильм про двух деревенщин, которых в их лесном домике терроризирует отдыхающая молодежь, что-то про каникулы, не помню. Зато помню, как краем глаза, заметила Викину руку, запущенную в шорты ее любимого. Они украдкой целовались, видимо считая меня слишком увлеченной событиями фильма.

Я незаметно следила за их игрой. Подруга медленно двигала ручкой, а Леша положил свою между ее стройных ножек, поверх штанишек, и гладил щелочку через ткань.

От этого во мне стало нарастать неуместное возбуждение, и я постаралась переключиться на экран телевизора. Безуспешно.

Когда фильм закончился, алкоголь сильнее распалил моих друзей, и чувство, что я третья лишняя поселилось в голове. Заметив смущение, Вика отстранилась от Леши:

— а давайте поиграем?

— Да я уже хотела вызывать такси — пальцы выискивали номер в телефонной книге.

— Куда? Общага уже закрыта — Вика отняла у меня телефон — так что не говори ерунды.

— Я мешать не хочу — постаралась скрыть недовольство. Нет, ну знает же, что у меня в постели кроме вибро пульки и собственных пальцев никого не было с стародавних времен, и вот так дразнит. Вика, видимо почувствовав мое негодования прижалась, обняла за шею:

— Ну Ксюнь, ну чего ты, ты не можешь никому помешать, это скорее мы мешаем, прости — обернулась к Леше — а ты, похабник, не мог остановить меня?

— Не, ну нормально, я еще и виноват! — возмутился брюнет.

— Ну не я же — пожала плечами Вика — так все, давайте играть.

— Во что? — идти мне и правда было некуда, пришлось смириться со своим положением.

— Правда или действие — подмигнула подруга — только с карточками возиться не будем, кто придумывает вопрос, тот и придумывает действие, никто не против? — мне было в общем-то все равно, и я утвердительно качнула головой.

Мартини кончился, Леша притащил коллы, без явного удовольствия, поделившись своим коньяком. Определили очередность, игра началась. По началу вопросы были вполне невинные, из разряда «врала ли родителям, что заболела, а сама просто не хотела в шкoлу», но все изменилось, когда мои друзья, перед очередным вопросом переглянулись, еле заметно так, но я не упустила это из виду:

— Ты часто мастурбируешь? — прилетело прямо в лоб. От такого вопроса, со стороны лучшей подруги я впала в ступор — правда или действие? — не сдавалась Вика.

— Действие — что еще за глупую игру затеяла эта парочка, но признаваться, что каждый вечер ласкаю себя, было стыдно.

— Снимай блузку — в глазах Вики блуждал какой-то пьяный задор. Будто не она это вовсе, а бесенок в нее вселившийся. Но я решила поддержать игру, тем более и сама была уже пьяненькая, и грудь свою Леше показать не стыдно. А чего мне стесняться? Стянула блузку через голову и повернулась к брюнету. Прищурилась:

— Ты спал с другими девушками, после того, как встретил Вику — хотите компрометирующих вопросов? Получайте.

— Опять я Виноват? — Леша покачал головой — да, спал — сказал, будто моргнул, словно ничего необычного, «каждый день так делаю». И Вика отреагировала подозрительно спокойно — любимая, а ты спала с другими парнями в это же время?

— Скучный ты, мог бы придумать что-то новенькое — подруга посмотрела мне прямо в глаза — ответ «да».

Что ж это происходит-то. Алкоголь мешал привести мысли в порядок, но ситуация явно выходила из под контроля, ребята отвечали на жуткие для моего понимания, вопросы, ничуть не смущаясь. Но мне стало любопытно, чем все это закончится, поэтому я не отвела взгляда от Вики, ожидая новый коварный вопрос.

— тебе нравится Леша?

— Да, и кстати он всем нравится.

— А ты бы с ним переспала?

— Ты очередь нарушаешь.

— Ксюш, а тебе еще интересна игра? Ответь, я же знаю, ты его хочешь.

— Ну хочу, и что? — Мы с Викой сидели на полу, Леша на диване. Напряжение у меня внутри нарастало. Чего она хочет этим добиться? Зачем издевается? Я злилась.

— Ты моя лучшая подруга, у тебя давно нет парня, не смотря на твои данные. И я не могу уже смотреть как ты мучаешься — Вика говорила спокойно, подползая ко мне — мы с Лешей хотим тебе помочь — конец ее фразы с легким шипением проскользил по моему лицу, словно теплый летний ветерок.

Подруга медленно поднялась, утягивая меня за собой, и усадила рядом со своим парнем. Я все делала как во сне, совершенно не понимая что происходит. Не отпуская моей руки, Вика положила ее поверх шорт брюнета, и когда пальцы нащупали то, чего я не видела уже больше полугода, оцепенение спало.

— Ксюньчик, он весь твой — Вика отстранилась и села в кресло в углу — пользуйся.

Алекс улыбался, смотрел ласково прямо в глаза.

— Вик, ты чего? — я непонимающе хлопала ресницами, не в силах осознать всей реальности происходящего. Подруга лишь улыбалась со своего зрительского места.

— Ксюш, все в порядке — Леша нежно коснулся моего подбородка, повернув к себе — Вика не против — его губы коснулись моих, легко, мимолетно. Еще раз.

Сдалась. Резко подавшись на встречу его дыханию, впилась в манящий рот, закусила нижнюю губу, слегка оттянула, и снова поцеловала. Он отвечал мне с не меньшей страстью. Утонув в поцелуе, я не заметила, что мои пальцы играют с набирающим силу членом. И тут меня окончательно прорвало.

Я отстранилась, сползла с дивана, уселась на пол, аккурат между ног брюнета, и заглянула ему в глаза. Он смотрел так, будто мы вместе всю жизнь, и всю жизнь он мечтал обо мне. «твое сердце должно быть моим» — кричал этот взгляд.

Пуговицы на ширинке отщелкивались одна за другой, и я быстро стянула шорты. Пришло время снова впасть в ступор. Это был не член, это какой-то зверь, поручень в метро обхватить легче, чем это! Завороженная, я смотрела как он возвышается перед лицом, покачиваясь из стороны в сторону. Никаких волос, только лишь на лобке, да и то, не в пример моим бывшим любовникам, это скорее был ухоженный, тщательно постриженный газон, четко очерченный с четырех сторон.

Руки медленно, как бы не веря в реальность происходящего, ожидая подвоха, » трону, и он исчезнет, превратится в иголку», потянулись к манящей плоти. Ладонь обхватила его у самого основания, и кончики пальцев едва касались друг друга. Вторая ладонь разместилась выше. Если бы у меня, как у шамана, была третья рука, то и для нее тоже отыскалось бы место. Обнаженная головка поблескивала при свете лампы. Я не могла оторвать от нее своих глаз. Медленно поглаживая это произведение искусства по всей длине, бросила мимолетный взгляд на Вику, мол «это правда? «. Подруга лишь довольно улыбалась, наблюдая за моим шоком.

— Ксюнь, не стесняйся, он твой — одобрение громом отозвалось у меня в голове.

Губы коснулись налитой вершины, легонько, как бы пробуя на вкус. Затем пришла очередь язычка. Он, любопытной змейкой поиграл с уздечкой и тут же спрятался под защиту моего ротика. Снова губы. Я сомкнула их на самой головке, обхватив только часть, и язык получил возможность исследовать пришельца более тщательно. Леша запустил пальцы мне в волосы, нежно массируя голову. Это было волшебно. Мурча от удовольствия, я начала активнее играть с членом. Мои руки скользили вверх-вниз, и когда они опускались, вслед за ними я глубже насаживала свой ротик, когда поднимались, я почти выпускала головку, оставляя лишь самый кончик, чтобы смахнуть язычком терпкую, солоноватую капельку. Честно говоря, он с трудом помещался во мне, и от этой игры очень быстро разболелась челюсть.

Пришлось импровизировать и ласкать его с разных сторон. Целовать, скользить язычком, уделяя особое внимание уздечке. Я впервые узнала, как приятно играться с яичками. Нежные, гладкие, они сами просили о поцелуе, и отказать им было бы преступлением.

Заглядывая в довольные, теплые глаза Леши, я видела в них огромную благодарность, радость, желание, все вместе. Думаю, тоже самое сейчас читалось и в моем взгляде.

Тыльной стороной ладони, едва касаясь кожи, брюнет дотронулся до моей щеки.

— Иди ко мне- прошептал он одними губами. Оставлять его член не хотелось, словно дикая кошка, боялась что упущу пойманную добычу. Однако возможность заполучить более крупного зверя взяла верх.

Я еще раз чмокнула уже полюбившуюся головку, и ящерицей, покрывая поцелуями бугристый живот, грудь, шею, направилась в объятия Леши. Его крепкие руки ловко скользнули по спинке, и лиф оказался отброшен в сторону. Мы вновь целовались, так страстно, будто этого мира, комнаты, ничего больше вокруг не существовало.

Словно пушинку, он подхватил меня на руки и повалил на диван. Его пальцы стали возиться с пуговичкой на джинсах. Не столь быстро, как лифчик, но она поддалась. Не в силах терпеть, я выгнулась мостиком, помогая избавить себя от, неуместной для нашей страсти, одежды.

Когда трусики от комплекта, я всегда надевала лучшее белье, даже в повседневное время, видимо надеясь на подобные ситуации, полетели прочь, Леша подхватил меня, развел ноги, и жадно припал к коже на внутренней поверхности бедра. «Не туда!», хотелось мне закричать! Но он явно играл, наблюдая за сладкой мукой, отражавшейся у меня на лице. Неторопливо, его поцелуи кружили вокруг заветной цели. Вот, распухшие, мокрые губки ощущают тепло дыхания, опять промах.

Легкое касание языка, на грани. Скользнул и исчез. Глаза задорно смеялись, и я не выдержала. Пальцы сами вцепились в черные волосы, но Леша будто ждал этого. Его губы тут же опустились на вздувшуюся горошину клитора, и сдерживаемый стон, вырвался из груди. Крепкие мужские руки исследовали стройное тело, мяли его, впивались в мякоть грудей. Он касался так, словно хотел обладать всем, каждой клеточкой, каждым атомом. А я была готова раствориться в его ласках.

Впервые за все это время я посмотрела в сторону Вики. Подруга постанывала, томно приоткрыв рот. Ее рука была спрятана в милых штанишках, и чем она там занималась, можно было угадать без труда. Ее взгляд был прикован ко мне. Заметив, что я тоже смотрю в ее сторону, Вика достала руку, и облизала два своих пальца, сочно причмокнув. Меня никогда не тянуло на девушек, бывали конечно мыслишки, и в шкoле даже целовались с одной подружкой, но не более.

Сегодня все было иначе. Спиртное тому виной, или Лешин язык, уносящий меня в другую вселенную. Но когда Вика стянула с себя всю одежду, раскинула ноги, открывая мне свои прелести, когда запустила сразу два пальца в мокрую щелочку, раздвигая крупные губки, когда выкрутила слегка темный сосок, закусив пухлую губку, я ощутила новый прилив возбуждения. Меня возбуждала она.

Лучшая подруга ласкает себя, наблюдая как ее парень, уткнувшись лицом между моих ног, заставляет меня стонать. «все это не правильно», загорелась далекая мысль. Загорелась, и тут же погасла. Плевать на правила, правила, это скучно. Я крепче прижала Лешину голову себе между ног.

Губы брюнета обхватили мой клитор, и он начал всасывать его в рот, одновременно лаская своим язычком. Обжигающие волны растекались по телу, заставляя вздрагивать кончики пальцев. Только бы не кончить, только бы продлить это наслаждение, ощутить его в себе.

— Войди, войди пожалуйста — моя грудь вздымалась все чаще. Леша отстранился.

— Я хочу посмотреть, как он входит в тебя — дрожащим голосом промурчала Вика. Ее рука с бешеной скоростью раздирала клитор, и брызги ее сока разлетались в разные стороны. Ее бедра блестели от влаги — побудьте рядом.

Брюнет подхватил меня на руки, и за два шага перенес к креслу. Уложил на пол. Я призывно раздвинула ножки, не в силах больше ждать. Откинула голову. Вика смотрела на меня с обожанием.

— Ксю, ты прелесть! — не прекращая мастурбировать, она яростно кусала собственные губы.

— Ты подарила мне все, о чем я мечтала последние пару лет — протянула я руку, погладив стройную ножку подруги.

— Мы подарили? — вмешался любовник, проведя головкой своего огромного члена по моим нижним губкам — можно без резинки?

— Даа… вы… вы оба — ноги обхватили мужское тело, и потянули к себе — тебе можно все… — только и смогли простонать мои губы. Мощная головка встретила легкое сопротивление. Готовность принять в себя этого исполина была мной явно преувеличена, но я не сдавалась. Сильней надавила ногами, и член, хлюпнув, провалился в щелочку — боже!!!

— Как в тебе узенько — шептал Леша, проникая все глубже — как тепло и уютно, ммм — уперся, стал медленно вынимать.

Я плотно обхватывала великолепный член своей девочкой, стенками чувствуя каждую венку, каждую неровность. Темп нарастал, и я почти кричала. Мощная головка ударялась в матку, не сильно. Брюнет рассчитывал свои силы, чтобы не сделать мне больно.

С каждым проникновением, я чувствовала тяжелую поступь приближающегося оргазма. Волны наслаждения все быстрей и быстрей растекались по телу, пока не слились в единое целое, заставляя меня биться в судорогах, сжимать и разжимать мышцы своей девочки. Огромный член напрягся, видимо теснота у меня внутри стала не выносимой. И Леша, сжав зубы, поспешно вышел. Первая струя с силой ударила прямо в лепестки нежных губок. Вторая пролетела над телом, задела щеку, утонув в волосах. Тугой, вязкой нитью протянулась от моей нижней губы, через шею до розового сосочка, третья. Все последующие падали на живот, на гладкий лобок, на клитор. Я еще никогда не видела столько! Поток был бесконечен!

— ааааа.!!!! — крик Вики отвлек меня от завораживающей картины, как ее парень заливает собой мое тело. Она держала два пальчика по разные стороны от клитора, другой рукой скользила по нему с бешеной скоростью. Ее ноги дрожали, животик был втянут. А из пещерки вылетали тягучие струйки. Они падали мне на лицо, и я, непроизвольно, стала ловить их губами. Леша, повалившись на пол, тяжело дышал. Вика завывала в оргазме, запрокинув голову. И мой мимолетный лесбийский порыв остался никем незамечен.

Леша ушел в душ. Мы с Викой молчали. Приглушенный свет затекал в глаза сквозь прикрытые веки. Что только что, черт возьми, я сделала? На глазах собственной лучшей подруги отдалась ее же парню! Как теперь мы сможем общаться? Как сможем смотреть друг другу в глаза? Но ведь она сама предложила. Ну и что? А я согласилась, хотя могла отказаться. Нет не могла.

Я приподнялась на локте, посмотрела в сторону кресла. Вика сидела, утопая в мягких подушках и пристально сверлила меня взглядом. Холодок побежал по спине.

— понравилось спать с моим парнем? — холодок в голосе подруги скрежетал словно гвоздь по стеклу — довольна? Да? Подруга…- я опустила взгляд, собираясь с духом.

— Но ведь ты… Ты сама.. — мысли метались из угла в угол, не находя ничего путного.

— Да ладно Ксюнь — тепло и задор вернулись в ее интонации — я же шучу! Это было великолепно. И почему мы не позвали тебя еще на первом курсе?

— Ты не сердишься? — я вновь подняла глаза полные надежды.

— На что? На то, что ты не весть сколько не видела живого члена? — Вика пантерой метнулась ко мне, ее лицо застыло перед моим — или на то, что Ты извивалась под Лехой, словно пташка в силке?

— Его член прекрасен… — кровь прилила к лицу.

— Это точно — нежные губы подруги коснулись кончика моего носа — жаль что ты не видела себя со стороны, волшебное зрелище — мне безумно захотелось ее поцеловать, но я затолкала это желание поглубже, я не лесба — пойдем в душ? — и Вика потянула меня за руку.

Шум воды скрыл наш приход от Леши. Подруга бесшумно хихикнула, приложив свой пальчик к губам, и резко одернула занавеску. Ее возлюбленный намыливал голову, вода струилась по его загорелой коже, огибая жгуты мускул. Брюнет даже не вздрогнул, атлет, он стоял во всей красе, являясь волшебным зрелищем.

— сюрприз — весело прокричала Вика — пустишь к себе? — и не дожидаясь ответа, подруга перешагнула через край ванны — Ксю, залезай.

— Спасибо, там и двоим-то тесно. Пойду после вас — подмигнув, я уселась на пол, оперевшись о закрытую дверь.

— Да, твоя правда — Вика развернулась к Лехе, ухватив его за член — ну что, мой мaльчик доволен?

— Очень — брюнет прижал ее к себе, обхватив талию, и парочка поцеловалась. Действительно, в этом что-то есть, в наблюдении я имею в виду.

Ребята как следует вымыли друг друга, и я забралась под теплые струи воды.

— Викуль, может мы поможем Ксюшке спинку потереть?

— Да не стоит, ребят… — пыталась я возразить, но подруга уже схватила мочалку.

— Расслабься и получай удовольствие — я больше не противилась, да и смысл? Это должно быть приятно.

Четыре руки, вооруженные мягкими мочалками, скользили по моей коже. Я закрыла глаза и почти мурчала, как довольная кошечка. Без внимания не остался ни один уголок тела. Нежные пальчики Вики намыливали, массируя, голову, Леша, двумя руками, растирал аппетитную грудь.

Если вас никогда так не обхаживали, мой вам совет, сделайте все, чтобы этого добиться. Я чувствовала себя Клеопатрой, принимающей ванну в окружении своей свиты.

Вечер подходил к концу, ребята сказали, что спать мы будем вместе, и я робко устроилась с краю расстеленного дивана. Леша был в центре. Почувствовав мое стеснение, слыханно ли стесняться после последних событий, он нежно положил на меня руку и притянул ближе.

— Иди сюда, там ты замерзнешь — ласково, словно это я его девушка, прошептал брюнет.

Я взглянула на Вику. Та с одобрением смотрела мне в глаза поверх мужской, крепкой груди. Прижалась к горячему, сильному телу ее парня, и уставилась в потолок. Мы снова молчали. Лишь редкие вздохи иногда нарушали ночной покой.

— Ксюнь? Не спишь? — прошептала Вика.

— Нет — не отрывая взгляда от точки на потолке, прошептала в ответ.

— Ксюш, ты бы хотела жить с нами? Переехать. Что тебя держит в этой грязной общаге?

— Я… — молчание снова повисло над нами. Что нужно ответить? Да, я очень хочу. И не только Лешу. Черт побери, я ее хочу, я хочу их обоих, таких близких, самых близких в этом сыром городе. Сером, но при этом таящим какую-то свою энергетику. Энергетику, без которой я уже никогда не смогу. Как не смогу и без этих двоих.

— Ксюш, мы с Лешей хотим, чтобы ты осталась. Его хватит на нас двоих, обещаю. И я люблю на него смотреть.

— Только смотреть? — я поднялась на локте и взглянула в поблескивающие в темноте глаза.

— Нет, не только. Просто нам много друг друга. Хм, как-то глупо звучит? Мы странные, мы любим друг друга, но в нас слишком много любви. И ты.. — она замялась, опуская глаза — если останешься, Леша сможет ее разделить. Я знаю что он любит тебя. Но любит и меня. И это же здорово? — она снова взглянула на меня. Я аккуратно перелезла через спящего брюнета, оказавшись поверх подруги:

— А что ты? Тебя это устраивает? Ты согласна, что он будет любить не только тебя? — Вика смотрела мне прямо в глаза:

— Ты наверно считаешь меня ненормальной? Понимаешь…

— Тсс — я приложила пальчик к ее пухлым губам, и она непонимающе заморгала, когда мое лицо приблизилось к ней почти вплотную — поцелуй меня — прошептали губы.

— Что? — изумление в глазах — но… — я не дала ей закончить фразу, накрыв ее рот своим. Вика смотрела на меня, явно не понимая что происходит.

Закусила ее нижнюю губку, оттянула, слегка, только лишь поддразнить. А рука медленно спускалась по животику. Пальчики порхнули по гладкому лобку и накрыли мягкую, податливую щелочку, раздвигая крупные лепестки. Подруга не шевелилась, с недоумением смотря мне прямо в глаза. Даже в поной темноте, я увидела как и без того широкие зрачки расширились еще больше, когда я вошла в ее девочку. Едва уловимый стон долетел до моих ушей.

— Хочу ли я остаться с Вами? Да, но если с Вами, то и с тобой, одной Лешиной половины мне мало — я снова впилась своими губами в подругу. Вика ответила на поцелуй, обхватив мою шею руками.

Утром мы перевезли мои вещи.

Странно, я никогда не думала, что такое возможно. Мы жили душа в душу. Вместе готовились к парам, готовили кушать, отдыхали. И теперь, меланхолия была не способна поселиться во мне. Сырая осень казалась романтичной и прекрасной, наполненной красками. Когда мы втроем, обернувшись пледом, пили глинтвейн и смеялись над каким-нибудь фильмом, я чувствовала себя полной, счастливой. Впервые за свою короткую жизнь.

Алекса действительно хватало на нас обоих, он умудрялся делать сюрпризы, ухаживать, баловать. И делал это так, чтобы никому не было завидно. Мы получали поровну. А наши отношения с Викой вышли за рамки простой дружбы. Мы любим друг друга, мы любим Лешу, а он любит нас. Так не бывает? Хм, я тоже так думала. Но наверно вы просто не умеете любить, бескорыстно, без ревностно. Любить и не просить ничего взамен, просто радоваться, когда твоему возлюбленному хорошо, с тобой или нет, не важно.

Иногда в клубах мы знакомимся с девушками или парнями, и проводим чудесные вечера. Но того, кто бы смог дополнить нашу счастливую «семью», пока, не нашли. Да мы и не торопимся, ведь поиск родной души спешки не терпит. А нам и так хорошо.

Спасибо что прочли до конца. Надеюсь понравилось. Пишите свое мнение в комментариях, для меня это важно.