Студент и квартирная Хозяйка. Часть 2

     – Иди сюда!! – услышал я почти сразу вслед за этим.

     Взволнованный я вышел в коридор и увидел Татьяну, стоящую на пороге её комнаты. Я подошёл к ней

     – Ты зачем взял мои чёрные трусы? – спросила она раздражённо и как-то особенно зло.

     Я покраснел и ответил:

     – Да я их со всем остальным постирал.

     – Где они? Покажи мне, – Татьяна пошла в ванную.

     Она осмотрела все постиранные вещи, которые я развесил сушить в ванной и спросила:

     – Ты в каком режиме включал стирку?

     Я еще сильнее покраснел и сказал, что машинка сломана. Татьяна, усмехнувшись сказала, что внизу в подъезде объявление висит про возможные перебои с электричеством.

     – Ты автоматы то догадался проверить? – спросила она меня.

     Я ответил, что нет, а она сказала, что ничуть не удивлена и, приоткрыв щиток в прихожей, включила предохранитель, после чего стиральная машинка ожила и запищала. Я выключил стиралку и стоял краснея.

     После небольшой паузы Татьяна прищурившись, и недобро улыбаясь спросила:

     – Так ты что, руками всё стирал?

     – Да… – ответил я почти дрожащим голосом.

     – А я тебя разве просила об этом? Впрочем ты молодец, – проговорила она.

     – А тебе, кстати, не противно было? А может быть даже наоборот, может тебе понравилось? – спросила Татьяна внимательно разглядывая моё пунцовое лицо.

     Я ничего не отвечал.

     – Мог бы и не стирать! – продолжала она.

     – Или трусики тебе мои понравились? – Татьяна улыбалась, а я сгорал со стыда и молчал.

     – А какие больше всего понравились? Эти или те? Признайся – дрочил тут на них? Запачкал и пришлось постирать? Да?

     После этих её слов меня качнуло и я, опёршись на раковину, едва не заплакал. Она увидела это и сказала:

     – Эге, да моя шутка в точку попала, да? Ничего себе! Тебе вот не стыдно, ну скажи!? Стыдно тебе?

     Я молчал, а слёзы уже катились по моим щекам.

     – Ну что ты плачешь, маленький дурачок? – спросила она.

     А когда она после этого провела рукой по моей щеке, слёзы ручьём брызнули у меня из глаз и я чуть не зарыдал в голос.

     – Эй! А ну прекрати тут ныть! – прикрикнула на меня Татьяна, впрочем не слишком сердито.

     Но я от неожиданности пускать слёзы перестал и растерянно на неё уставился, не зная, что теперь делать дальше.

     – А давай я тебе покажу свои другие, тоже красивые трусики, хочешь? – спросила она негромко, приблизив своё лицо вплотную к моему.

     Тут я почувствовал, что от неё исходит лёгкий аромат алкоголя и понял, что она слегка выпила. Тут Татьяна подтолкнув меня к ванной скомандовала:

     – Садись!

     Я сел, почти упав, на край ванной, Татьяна, как то странно-хищно улыбнулась, приподняла свою черную юбку, и я увидел телесного цвета, почти прозрачные кружевные трусики. Я хорошо рассмотрел сквозь прозрачную ткань пушистый тёмный лобок и складочку трусиков на её промежности.

     – Ну что? Красивые? Нравятся? Или нет? Ну что ты молчишь, – улыбаясь спросила она.

     – Хоть кивни!

     Я послушно кивнул головой, во все глаза глядя ей в пах.

     – Тебе же так видно плохо. Ты поближе подойди. – потянула она меня с ванны, одновременно надавливая на плечо.

     Татьяна упивалась своим превосходством, глядя как я сползаю с ванной и встаю на колени. Я стоял пред ней на коленях, опустив руки вдоль тела и не отрывал глаз от чёрного треугольника волос под прозрачной тканью.

     – Ааа! Вот то-то! Ну что уставился, если хочешь – потрогай! – усмехнулась она.

     Я протянул руку, а она, больно меня по ней ударив, сказала:

     – Ну нет! Не руками! Потрогай губами. Поцелуй их. Раз так нравятся. Давай, давай не стесняйся! – командовала Татьяна.

     Я оказавшись на коленках перед Татьяной совсем растерялся, а она подошла очень близко и мои глаза, мой нос, мои губы оказались в десяти сантиметрах от ее трусиков.

     – Поцелуй! – повторила Татьяна.

     Она взяла меня за затылок и стала придвигать к себе всё ближе и ближе. И я коснулся её лобка губами, а затем поцеловал ее в этот мягкий кучерявый лобок, вернее в ткань трусиков, которые его покрывали.

     – Целуй ещё! – в её голосе преобладало превосходство, но чувствовалось уже и возбуждение – голос чуть подрагивал и прерывался.

     И я заметил, что ткань трусиков начала увлажняться снизу и в тот же момент я наконец то почувствовал тот самый запах. Запах женщины, а она будто прочитав мои мысли проговорила:

     – Ты чувствуешь как пахнет? Тебе ведь нравится, вон как трясёт всего. Ну вдохни поглубже, понюхай, понюхай!

     Я стоял на коленях и мой нос уткнулся в её трусики, прямо в лобок, и я чувствовал щекою нежную кожу её бедра. Тут Татьяна слегка ткнула меня коленом в грудь и одновременно потянула меня за волосы что бы я посмотрел на неё. Я впервые за это время взглянул ей в глаза. Татьяна улыбалась. Глаза её искрились. И мне вдруг сделалось очень радостно и легко.

     – А без трусиков поцелуешь? Или тебя только трусики интересуют? – всё ещё улыбаясь спросила она.

     Татьяна поставила свою изящную ножку на край ванны, и я ещё сильнее ощутил аромат исходящий из её промежности. Сладкий, манящий, кружащий голову. Сердце билось в груди так, будто хотело выпрыгнуть! Держа меня одной рукой за голову, второй рукой Татьяна отодвинула трусики в сторону. Я увидел ее половые губы и чёрные завитки волосинок вокруг, я и так был страшно возбуждён в тот момент, не веря, что это происходит со мной, а тут моё возбуждение скакнуло на ещё один уровень выше. Татьяна медленно провела по половым губкам пальцами, а затем ими же нежно похлопала себя по вульве:

     – Целуй сюда, сладкий! Целуй мой маленький! – так она ворковала да приговаривала пока моё лицо придвигалось к её паху притягиваемое её же рукою.

     Первый раз я поцеловал осторожно, почти как в щечку, но почувствовав влагу на своих губах, я стал целовать ещё и ещё. Я чувствовал и как покалывают мои губы её волосики, и одновременно гладкость кожи, а её писенька была такая сочная и горячая, пахнущая чем-то сказочным, и этот запах просто сносил у меня голову, а она терлась лобеом о моё лицо. Тут я почувствовал, что мои трусы все мокрые, что из меня течёт и я вот-вот обкончаюсь. Только я подумал об этом, как вдруг застонав и вправду кончил. Тогда Татьяна убрала ногу с ванной, и я снова увидел её довольное лицо. Она спросила, улыбаясь:

     – Ну что, тебе нравится целовать мою прелесть?

     Она дотронулась босой ногой, прямо своими божественными пальчиками, до моих штанов в районе паха и почувствовала что там все мокро.

     – Так ты что, уже кончил себе в трусы? – Татьяна улыбалась:

     – А как же я?? Значит будешь сейчас язычком работать, хочешь, да?

     Я судорожно успел что-то пробормотать о своём согласии, на что она ответила, что вообще-то меня никто всерьёз спрашивать не собирается:

     – Сказано поработать языком, значит поработаешь!

     – Слушай, кстати, а ты хоть раз лизал до этого? – поинтересовалась Татьяна

     – Нет, – ответил я.

     – То есть вообще никому не лизал? – переспросила она.

     Я повторил, что, мол, нет.

     – Так у тебя ещё девственный язычок значит! Погоди-ка, а у тебя уже была женщина? – уточнила Татьяна.

     И снова я ответил, что нет, не было.

     – Ну ничего себе подарочек – девственный мальчик, который ещё не бреется и так сладко может поцеловать в правильное место, – Татьяна смеясь продолжала:

     – И сам как-то там кончает, даже давать ему не надо! И трусы стирать ему мои нравится! Да ты же просто находка, малыш!

     Татьяна уже не просто улыбалась, а почти смеялась. Я же, не успевая переварить все сказанное, чувствовал только то, что у меня снова встал член, и я безумно хочу опять почувствовать её вкус и запах, что опять хочу целовать её между ног.

     – Ну ка, снимай-ка мне трусики! – скомандовала Татьяна.

     Она подошла ко мне вплотную и я вынужден был сменить позу – сесть на пол. Я снял с неё трусы и она нависла надо мной расставив ноги пошире. Я же пьянел от от этого аромата ее разгорячённой промежности, сок из которой уже капал мне на грудь, на живот, на пылающее лицо, перед моими глазами расплывались ее чёрные волосики, которые кудрявились вокруг этого сочного бутона.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]