Странные подруги, или весенние приключения в Текстильном. Часть 2

     Стол стоял вдоль окна, вдоль стола стояли стулья, между окном и столом помещался ещё ряд стульев, где тоже сидели люди. Вдоль стены со стороны входа (если стоять лицом к окну — то по правую руку) стоял диван, у противоположной стены (по левую руку) — сервиз, в который своим дальним торцом упирался стол. Нас представили присутствующим: Олег и Лена в середине комнаты танцевали медленный танец, обнявшись друг с другом. Олег был, видимо, уже изрядно пьян, его клетчатая рубашка вылезла из спортивных штанов, Лена тоже была навеселе, но в меру. Это была среднего роста крашеная блондинка со слегка курносым носом и пышными губами, в голубом свитере, из-под которого едва выглядывала чёрная ультракороткая юбочка, и в красивых ажурных колготках. Остальные уже сидели за столом, и мы заняли свободные места. Моя (скажем, уже «моя») Таня села с правого торца стола на край дивана, поправив край юбочки и положив ногу на ногу, я — рядом с ней на стул, лицом к окну. Слева от меня села хозяйка квартиры Света, за ней — Кирилл. Да, это было именно так, потому что я тогда ещё отметил про себя, что моё положение позволяло мне видеть и голые ноги Тани с одной стороны, и голые ноги Светы — с другой, весьма приятное, надо сказать, окружение. А напротив, спиной к окну, сидели Женя, и за ним — ТА САМАЯ Оксана. Понятное дело, их я мог видеть только выше пояса, так как они были через стол от меня. Женя был в тёмной рубашке, весь такой смуглый, и с тёмными волосами, Оксана — со светло-русыми. По поведению и манере разговаривать, было видно, что Оксана, с одной стороны, считает себя в чём-то выше остальных, и всячески стремится это подчеркнуть, с другой — относится ко многим вещам очень легко. Не мудрено, что «моя» Таня превозносила её за предмет подражания. На Оксане была красивая белая, с длинным рукавом до запястий, майка, с голубой окантовкой и золотыми блёстками, в ушах — маленькие причудливые серьги с явной претензией на оригинальность, на носу сбоку — серебристая бусинка. Пострижена она была «под мальчика», при этом походила на частую обитательницу всевозможных «тусовок».

     

     Как выяснилось, большинство гостей сидят уже часа два, и поэтому, предложив тост за знакомство, мне налили «штрафную». Светка оказалась простой и весьма разговорчивой девчонкой, Олег с Леной, натанцевавшись, сели с моей стороны стола, с противоположного края, у сервиза, при этом Лена водрузилась на колени к Олегу, и они продолжали обниматься и целоваться за столом, не обращая на других внимания. Оксана же заинтересовала меня, я всё пытался наладить с ней разговор, но он всё как-то не очень клеился. Я инстинктивно боялся «сморозить» что-нибудь глупое или раскрыть свою неосведомлённость в каких-нибудь, краеугольных для Оксаны, вопросах. Она же смотрела на меня снисходительно и ограничилась по началу лишь парой-тройкой дежурных фраз, как бы брошенных из-под бровей, если можно так выразиться. Да-да, почему-то это выглядело именно так, как будто она делала реплики именно «из-под бровей», не знаю уж, почему.

     

     Когда все уже выпили и закусили, правая рука Жени опустилась под стол и скрылась где-то в направлении Оксаниного стула. Это меня заинтриговало. Вскоре и Оксана опустила под стол свою руку, и стало очевидно, что оба они делают своими руками недвусмысленные ритмические движения, и их руки пересекаются где-то чуть ниже уровня крышки стола. Если немного напрячь воображение, то по их движениям можно было прочесть, как рука Оксаны расстегнула Жене ширинку и орудует там. Это меня шокировало, и я сидел как вкопанный, озираясь на окружающих и стремясь поймать их реакцию. Лицо Оксаны изменилось, и, не обращая ни на кого внимания, она стала потихоньку всхлипывать и постанывать, немножко ёрзая по стулу, на котором сидела. Я стал с нескрываемым любопытством наблюдать эту сцену, и заметил, что туда же смотрят и Света с Кириллом. Женя продолжал двигать своей рукой, как можно было догадаться, где-то в районе нижней части тела Оксаны, а Оксана недвусмысленно мастурбировала ему член, что было уже слышно. Так продолжалось несколько минут. С отвисшей челюстью, едва не опрокинув на себя стакан с кока-колой, я насаживал на вилку шпроты и наблюдал за сценой напротив. И вдруг Женя сморщился и вздрогнул. Движения Оксаны замедлились, и вскоре она вынула из-под стола влажную и липкую ладонь с очевидными следами спермы, вытерла её салфеткой, и положила скомканную салфетку на стол, прямо рядом со своей тарелкой.

     

     Закончив сеанс публичного «подстольного» петтинга, Оксана внезапно вступила-таки в разговор со мной.

     

     — Ты где учишься?

     — Я вообще-то закончил уже, программистом работаю.

     — Надо же? Как интересно!

     

     С этими словами Оксана изменила позу: подняв одну ногу вверх, и поставив её на стул, она обхватила колено руками. Её колено, выставленное из-под края стола, было голым. И вновь, это меня опять-таки заинтриговало. Выходит, не только Татьянка сегодня пришла без колготок. Ну Светка-то, понятно, она у себя дома, и может позволить себе ходить по-домашнему, хоть в шортиках, хоть в чём угодно. А Оксана? Интересно, а в чём же всё-таки Оксана? Через стол я никак не мог разглядеть ничего большего, кроме как её поднятая вверх голая коленка.

     

     Но в этот момент произошло нечто, что отвлекло моё внимание от Оксаны. В комнату вошла ещё одна девушка, Инна. Оказывается, она выходила в ванну, и всё это время (прошло уже где-то минут двадцать пять — тридцать) провела там. Так вот, меня поразило то, что на Инне были одни только расклешённые книзу тёмно-синие джинсы, и больше ничего, даже лифчика. Её упругие девичьи груди вызывающе смотрели вперёд, а на тёмных сосках виднелись не вытертые до конца капельки воды — она принимала душ, чтобы освежиться, так как немного «перебрала». Нас познакомили с Инной, и та села за стол возле Оксаны.

     

     — Я понимаю, что ты не можешь не смотреть на Инку, но давай уж договорим, — обратилась ко мне Оксана, и я поймал себя на том, что не могу отвести взгляд от Инкиных сосков.

     — Я Вас слушаю, мэм, — попытался я ответить в её же тоне.

     — Так ты, говоришь, программист, а по чатам ты часто лазишь?

     — По чатам: Честно говоря, не особо, мне не до них. Ты мне лучше вот что объясни: по какому, всё-таки, поводу сегодняшний сбор? А то я тут новичок, понимаешь ли:

     — Обязательно повод нужен? Найдём, если хочешь. А вообще — просто суббота, сидим, пьём.

     — А-а! Тогда ясно.

     — Так что давай ещё по одной, и потанцуем, — предложила Оксана.

     — Я не против.

     — Ну, за программистов! — не без издёвки произнесла Оксана, когда Женя с Кириллом разлили нам по рюмкам.

     — И за Оксану в чатах, — лавировал я.

     

     Выпив по рюмке и закусив, мы стали «выползать» из-за стола. Светка включила на полную громкость какой-то англоязычный рейв, и люди стали выдвигаться в центр комнаты. Мы образовали круг, рядом со мной выделывала «кренделя», поочерёдно вскидывая руки вверх, моя Танька, к нам присоединились Светка с Кириллом; Женя, Оксана и Инна тоже встали и начали выбираться из-за стола через стулья. Лишь Лена продолжала целоваться в засос с Олегом, сидя у него на коленях, а рука Олега давно уже покоилась под свитером у Лены, её микроскопическая юбочка стянулась вверх и почти ничего уже не прикрывала, а ножки в ажурных колготках свешивались вниз с коленей Олега.

     

     Вот вылез из-за стола Женя, поправляя ширинку. Сейчас за ним вот-вот выйдет Оксана, а за ней на подходе — Инна с обнажённой грудью. Танцуя в круге, я вновь засмотрелся на груди Инны, направлявшейся к выходу, как вдруг едва не потерял дар речи: Оксана, выйдя из-за стола, грациозно искривляясь в ритм музыке, приближалась к нам. Наконец, она заняла место в центре «танцующего круга». Терпение! Сейчас, сейчас я уже объясню, в чём дело. Итак, из-за высокого стола выходит Оксана, которую я до сих пор мог видеть только по пояс, так как она сидела с противоположной стороны. Помните, я обратил ещё внимание на её голую коленку, когда она выставила одну ногу вверх?

     

     А теперь, внимание, полная картина: высокая, стройная, красиво танцующая девушка; светло-русые, стриженные «под мальчика» волосы, маленькие вычурные серьги в ушах, серебристая бусинка на боковой части носа; белая, с голубой окантовкой и золотыми блёстками майка, с длинным, до запястий, рукавом, но короткая, значительно выше пупка, внизу её майка была отделана бахромой длиной сантиметров десять; в пупке, до которого бахрома чуть-чуть не доставала — небольшой сверкающий изумрудик; на ногах у Оксаны — достаточно длинные, светло-голубые носки с золотистой каёмочкой по краям, длиной чуть ниже середины голени, а выше — длинные, стройные, голые ноги; ни юбочки, ни шортиков, ни трусиков на Оксане не было — ничего, кроме маечки и носков; лобок абсолютно гладко выбрит «под ноль»; спереди, на одной из половинок лобка, почти в самом низу — маленькая серебристая бусинка, такая же, как на носу; сзади, на левой ягодице — небольшая красная татуировка с изображением бабочки; наконец, я также заметил у неё небольшое золотое колечко, сверкавшее между ногами, и вставленное прямо в одну из Оксаниных половых губ!

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]