Стоянка в горах или хотим в попугайчики. Часть 2

     – Однако, предложеньице! – Присвистнула Светка и покосилась на Наташу. – И как тебе идея, подружка?

     – По-моему вполне дурацкая. – Фыркнула Натка, не испытавшая энтузиазма от подобной затеи.

     – Не зна-аю. – Задумчиво протянула Светка. – Что-то в ней есть. Фотки такие, конечно, никому кроме вас и не покажешь, но само предложение покуролесить мне кажется привлекательным.

     – А мне нет! – Отрезала Натка. – И я не собираюсь в этом фестивале участвовать.

     – Да ладно тебе отказываться, Нат. Давай сыграем. – Заговорщически подмигнула ей Света. – Подумаешь, Андрюшка тебя “а ля натюрель” увидит. Можно подумать небо на землю упадет. Между прочим, купальник, в котором ты перед ним на пляже ходишь, не так уж много и скрывает.

     – Вот пусть он это немногое и дальше скрывает.

     – Правда, Наташа. – Поддержал Светлану Андрей. – Это же просто шутка, игра пусть и несколько вольная. Зато интересно. Я на вас погляжу, вы на меня. Прикольно даже.

     – А меня, представь, не прикалывает! Вот нет у меня желания ни сидеть, ни позировать перед тобой голой. Бывает так? Да?!

     – Ты чего, Натка? – Удивленно глянул на нее, не ожидавший такой вспышки, парень.

     – Ничего! Можете играть, раздеваться, вертеть друг перед другом жопами и еще чем захотите. Только без меня!

     Выпалив эту тираду, Натка резко развернулась спиной к друзьям и, обхватив руками подтянутые к груди коленки, уставилась в темноту угла палатки обиженно-сердитым взглядом.

     Светка с Андреем обменялись недоуменными взглядами, дружно пожав плечами, посмотрели на повернутый к ним затылок, затем еще раз друг на друга.

     – Н-да. – Андрюха, подтянув к себе рюкзак, добыл оттуда фотоаппарат. – Пойду-ка я еще поснимаю. Может интересное что попадется.

     – Только лагерь из виду не теряй. В горах с непривычки все тропы одинаковые. Ищи тебя потом. – Хмуро пробурчала ему вслед Натка.

     – Хорошо, Наташа. – Миролюбиво отозвался парень, выбираясь наружу.

     В такт удаляющимся шагам захрустели камешки. Света подождав немного, пока Андрей отойдет от палатки, придвинулась поближе и по-дружески но весьма чувствительно ткнула Натку не по девичьи крепким кулачком в бок.

     – Эй, подруга, может растолкуешь, что это на тебя нашло.

     Натка только молча передернула плечами. Как объяснишь, что если парень нравится, то хочется, чтобы он тебя из всех выделял, улыбался именно тебе, за руку держал, обнимал, шептал на ушко что-нибудь ласковое. Да пусть и раздевал, но только тебя. А Андрей, хоть Светка и трещит, будто он к Натке неровно дышит, ведет себя с ней скорее как с другом, чем с понравившейся девушкой. То ли не решается чего-то большего предложить, то ли не хочет. Пойди, угадай. Вот и сегодня: “Давайте поиграем, поснимаемся в обнаженке”. То ли ему на Наташку хочется посмотреть, а Свету просто за компанию позвал, то ли ему все равно с кем, лишь бы на голую девчонку попялиться. А Наташке не хочется быть для него “одной из”. Ей хочется быть просто одной. Единственной. Только вот как все это словами рассказать?

     Грустно вздохнув, она плотнее уткнулась подбородком в колени.

     – Ну хорош уже страдальчески сопеть и темноту созерцать. Все равно просветление не снизойдет. – Снова пихнула ее в бок Света. – Колись давай, что сегодня с тобой.

     – Да ничего со мной. Это ты лучше объясни, чего тебе вдруг приспичило раздеваться перед Андрюхой, да еще фотографии на память делать?

     – Не вдруг, а для конкретного дела. И именно с фотографиями. – Светка со значением глянула на повернувшуюся к ней Наташу. – Ты часом про “Какаду” не забыла?

     – Ах вот ты о чем. – Пробормотала Натка.

     Про “Какаду” она помнила, конечно. За забавным попугайским названием скрывались буквы ККД, что означало Клуб Конкретных Девчонок, неформальное объединение старших девушек микрорайона, пользующееся в молодежной среде немалым уважением. Созданный лет десять назад несколькими, решившими соригинальничать выпускницами клуб неожиданно заразил идеей объединения местную молодежь. Из года в год он прирастал подрастающими членами, не теряя дружбы с уже повзрослевшими. Заложенные с самого рождения принципы взаимовыручки и преданности команде позволили союзу девушек обзавестись за годы роста серьезными связями в самых разных областях жизни.

     И теперь это неофициальное и на первый взгляд несерьезное сообщество имело весьма солидное влияние, а если понадобится и силу. Девчата с брошкой в виде хохлатого попугайчика на одежде были авторитетом в любой компании на районе, да и в городе о нем были наслышаны. Во всяком случае, уличная шпана с командой из Аптекарского предпочитала не связываться. Нечего и говорить, что вступить в “Какаду” считалось круто и престижно. Вот только попасть в этот избранный круг удавалось далеко не каждой.

     Существовало несколько серьезных условий. Во-первых, возраст. Несовершеннолетних в клуб ни под каким соусом не принимали. Конкретная девушка должна быль хотя бы формально личностью самостоятельной. Во-вторых, требовалось наличие у кандидатки сильного характера, готовности отстаивать свою правоту и защищать друзей, не боясь возможных проблем и конфликтов. Ходившие в школьные годы в любимчиках у учителей заслуженные тихони отсеивались еще на подступах. Это не значило, что для пропуска в клуб нужно обязательно стать оторвой, хотя таковые там имелись, наравне, впрочем, с записными отличницами. Но человеком, который “своих не сдает” требовалось быть обязательно.

     И третье, не менее важное условие гласило: “Будь неординарной”. Выделись из общей массы, которая жрет, пьет, ходит на учебу и прыгает на дискотеках. Неважно в чем. В учебе, спорте, да хоть в умении танцевать или показывать фокусы. Главное, чтобы ты была заметной. Ну и конечно, тебя должны порекомендовать клубу. Один, а лучше два действующих или бывших “попугайчика”.

     По всем этим пунктам подружки проходили. Восемнадцать им хоть и недавно, но уже исполнилось. Наткино увлечение горами, куда отец брал девчонку, начиная с двенадцати лет, сногсшибательные по красоте видовые фото и селфи, которые она привозила из своих походов, вполне удовлетворяли третьему требованию. Да и второму, кстати. В горах мямлям не место. А Светка вообще была чемпионкой города по таэквондо. Про характер точно не поспоришь. С рекомендациями тоже никаких проблем. У Светки в клубе куча старших приятельниц.

     Но существовало, как оказалось, еще одно, последнее условие, с выполнением которого у подружек пока не сладилось. Ничего вроде бы сложного, но: В общем, считалось, что “конкретные девчонки” не могут быть салагами, которые живой игрушки у парня не видели и в руках не держали. А значит, должны с пацанами как-то побаловаться. И доказательства развлечений в виде фотографий представить. И на фото четко должно быть видно, что вы с парнем раздетые совсем, а его игрушка по-настоящему напряженная у тебя в руках. Вот такой кандидатский минимум. Хорошо хоть большего не требуется. Но и это-то как выполнить, скажите пожалуйста, если у Натки со Светой пока нет парней, которым позволены подобные вольности? Похоже, Светка нашла для себя решение.

     – Свет, так ты прямо сейчас это хочешь устроить? С Андреем?

     – Ну а о чем я тебе? Нам фото надо? Надо. А здесь вариант лучше не придумаешь. Никто не помешает – раз, Андрюшка нам сам предложил – два. К тому же он парень свой, а значит не обнаглеет излишне и трепаться потом не станет. Возражения?

     – Да нет их. Просто неожиданно как-то. Я об этом не думала.

     – Так думай быстрей и соглашайся. Учти, я съемки себе сегодня по-любому устрою. А ты, если откажешься, выкручивайся потом сама, как хочешь. Или, – тут взгляд Светки стал совершенно лукавым, – тебе, может, жалко, что я за твоего кавалера подержусь?