Старушка-3. Часть 6

     Ну, ты вертел меня сегодня, как мартышку, аж голова закружилась.

     Понравилось?

     А-то! Надо дать названия новым позам, лады?

     Лады, ты сама придумай, у тебя хорошо получается. Она задумалась. А меня давно интересовал один вопрос – клизма. Какие ощущения?

     Димыч, я ж говорила – чувствуешь себя чистым как бы.

     И что – потом каждый день надо её туда вставлять?

     Ну, не обязательно каждый, но регулярно. Главное – не обжираться, как свинья и чтобы всё было вовремя, по расписанию. Тогда всё там чисто надолго. Главное, в самом начале хорошенько прочистить себя, а потом только поддерживай порядок. А чё ты заинтересовался?

     Да вот тоже думаю – надо бы попробовать.

     Попробуй. В ванне удобно, с душем. Она ещё рассказала всякие технические детали. Я решил купить себе персональную небольшую клизмочку и приступить к процедурам в ближайшие же дни.

     Вместо вазелина можешь использовать любой увлажняющий крем – для рук или для лица – сойдёт. Действительно, это было для меня любопытно – за всё это время её попка ни разу меня не испачкала, всё было идеально, словно она всякий раз тщательно готовила себя к нашим помойкам с гонками. Чистая, нежно-бархатная внутри её попка представлялась мне действительно идеальным инструментом для траха. Тоже такую хочу. На самом деле я чувствовал, что у меня какой-то комплекс, что ли – я ей даже пальцем прикасаться не разрешал к своей попке, а почему, собственно?

     Потом говорили о завтрашнем празднике – ёлку-то нашу пластиковую мы уж неделю, как поставили и украсили, надо подумать, как быть с подарками – сунуть их под ель с ночи, или вручить за праздничным столом? Решили – за столом. Ещё днём Старушка смоталась к себе домой и притащила свой дежурный пакет – ночнушка там, щётка зубная и всё такое. Будет ночевать у нас ближайшие несколько дней – её мать собирается в кафе пропадать все праздники, Элеонора Михайловна намерена тусоваться с такими же пенсионерками – чё ей там киснуть? Мамка разрешила с удовольствием – она любила иногда поняньчиться с Настенькой, как она говорила. Все всё понимали, всем это нравилось. А уж как я люблю с ней поняньчиться, кто бы знал!

     Мамка вернулась поздно, Старушка дрыхла перед теликом, в своей ночнушке. Мамка достала одеяло и аккуратно накрыла девчонку, поцеловав в лоб. Та в ответ обняла её во сне за шею. Так они и замерли надолго, я наблюдал, стоя в дверях. Потом я деликатно скрипнул дверью и прошел в туалет. Мамка вновь укутала ребёнка, поправила её свисающую с дивана ногу и ушла в лоджию.

     Весь следующий день прошел в предпраздничной суете. Заходили в гости пацаны, наша Вэ-куб-дэ команда в полном составе. Поговорили, поугощались вкусностями, распределили обязанности на каникулы. Я аккуратно перекинул все девчачьи заказы на своих дружбанов, но мои манёвры не остались незамеченными. Димыч, а чё ты так их избегаешь? Вон, Светка, наша секс-бомба, ладно, не бомба, но секс-граната точно – бегает за тобой, аж трусы на ней горят. Я бы ей вставил.

     Да ну их всех, дуры.

     Дуры-то они дуры, но как без них. Ладно, Светка, она действительно ведёт себя, как настоящая блядища, но вот Машка с первой парты точно в тебя втрескалась, стопудово.

     Парни, вы мне помощники или нет? А раз помощники, то и помогайте, а мне – некогда фигнёй заниматься – дел по горло, я же и на фирме ещё должен управляться. Машка, Светка – какая в жопу разница? Все уважительно помолчали – моя таинственная работа на фирме впечатляла. Когда они увидели мой Делл с сумкой, просто офигели и не могли ничего сказать минут пять. Заценили. И аппарат и мою значимость для фирмы. Мы сидели на кухне, угощались и пили сок, Старушка была здесь же – молча возилась у плиты, что-то варганила. Пацаны мало обращали на неё внимания – привет-пока, мала? я, не зная, что моя главная женщина – вот она, а все остальные светки и машки – соски никчёмные, кривляки бестолковые по сравнению с ней.

     Посидели с часик, разошлись. Вернулась мамка – она в магазин ходила. Зашла Элеонора Михайловна, принесла салаты в пакетах – сама наготовила, но слишком много получилось. Оливье, селёдка под шубой. Посидела с мамкой, поугощалась сластями с чаем. Похвалила Старушку, которая продолжала возиться у плиты – хозяюшка. Старушка в дискуссии не вступала, только улыбалась. Оказывается, в гости к Элеоноре Михайловне намылился дядь Витя охранник. Старушка понимающе улыбалась. После того дня рождения он, похоже, себе гнездо там свил, молодец. Разбавит на вечер их бабью компанию, какой ни есть, а мужик.

     Уже поздно вечером мы собрались, наконец, за праздничным столом. Как раз батя позвонил, поздравил всех, сказал, что у них новый год уже наступил, догоняйте. Догоним, а как же – планета, кряхтя, проворачивается на восток, подныривая под праздничные фейерверки. Старушка велела передать привет от её поросёнка ихнему поросёнку, батя обещал, смеясь. Поговорили, мамка ещё и отдельно поболтала об отпуске, что взять ему из одежды, что себе, попрощались. Мам – нет же проблем – давай глянем в интернете погоду в Анталии за последние двадцать апрелей, не вопрос. Будешь подготовлена лучше всех. И можно поизучать интересные места для туристов. И цены ихние, если хочешь. Мамка согласилась – удобная вещь – интернет.

     Их отдел пока использует сеть только для обменов мылом, мэйлами то-есть. А так – ворд и эксель, все дела. Эх вы, отстаёте от жизни, ведь можешь прям щас узнать у турфирмы название отеля и прям щас посмотреть и комнаты в этом отеле и столовку ихнюю и бассейны-корты всякие и окрестности. Море, наконец, какой у них пляж там: песок или галька, как в Алуште. Мамка согласилась – обязательно посмотрю потом. А сейчас – к столу и начну я с вручения подарков. Она достала большой пакет и принялась извлекать из него всякую девчачью одежду: Настенька – вот тёплое платье, а вот полегче, домашнее, это кофта шерстяная, вязаная, а это – под низ. Это – гамаши, а это – трусики, набор. Целый гардероб.

     Старушка полезла обниматься, мамка взяла её на руки. Потом она обернулась ко мне – а это тебе, сын – не могла ничего интересного придумать, не понимаю я в твоих железках. Так что вот: это – компактный фотоаппарат, будешь фиксировать на память всякие важные события. Вот, как Настасья наша подрастает, важное дело. Она протянула мне коробку – ух ты, Сони, сайбершот. Отлично. Его уже подзарядили в магазине, пока я ходила по другим секциям, он готов к работе. Ещё лучше, щас и попробуем его в деле.

     Наступила моя очередь, Я принёс из комнаты коробки и начал со Старушкиной – куртка и колготки. Ну вот, теперь барышня одета от и до, на любую погоду. Она одела куртку и прыгнула на меня – обнимать. Мамка тоже подошла и приобняла нас обоих. Потом я достал коробку для бати и мы все уставились на батарею красивых бутылок. Да, зд? рово, ему понравится. Потом я достал обе бархатные коробочки, большую и поменьше. А это, мам, от меня и вот – от Арсена Арутюновича, за то, что ты такого славного парня вырастила. Так он сказал. Мамка открыла коробки и – села. Старушка заглянула – и тоже села – вот это да, сокровища! Мам, давай оденем, я хочу сам увидеть, что изумруд подходит тебе под цвет глаз. Она очнулась, на глазах были слёзы.

     Ну, сына, у меня слов нет. Она обняла меня и я уткнулся носом в её платье на груди, такой родной, такой знакомый с детства запах. Так мы и стояли некоторое время – Старушка обняла нас обоих за талии, сколько хватило рук и замерла. Мы трое были – одно целое.

     … Я застегнул цепочку сзади, мамка одела браслет и пошла к зеркалу – мы за ней. Слушай, это же всё бешеных денег стоит, а? Хорошие вещи не могут стоить гроши, ты права, мам. Но ты не волнуйся – я же кредитоспособен, как сказал Арсен Арутюнович, нет проблем. Главное – тебе нравится?

     Шикарно, сказала мамка и повертелась перед трюмо, как девчонка. Вот ведь жизнь – мой сын мне уже драгоценности дарит, поверить не могу. Из кухни вернулась торжественная Старушка – я тоже приготовила вам подарок. Не такой крутой, конечно, но я сама всё сделала – и она вытянула на руках блюдо с блинами: столько с тестом возилась, чтобы оно текучее было, как сметанка – ужас! Попробуйте же.

     Мы пошли к столу и Старушка выложила каждому по несколько блинчиков, ну как? Пожалуй, они были несколько пресноваты и суховаты, но мы дружно замычали – ух ты, вкуснотища какая и расцеловали молодую повариху в обе щёки. Она раскраснелась от похвал и тоже села за стол. И был пир. Я открыл детское шампанское, затем взрослое – полусладкое Дюрсо, мамкино любимое, я знаю. Мы проводили старый год, проводили его с хорошими словами – для всех он был добрым, просто замечательным. Сидели, молчали и думали – каждый о своём. Но все улыбались, хороший знак. По телику что-то тёр лысоватый дядька, похожий на эльфа Добби, а потом загудел колокол курантов. Мы опять наполнили фужеры и поздравились. Пока куранты отсчитывали дюжину, я загадал желание, не скажу какое. Я попробовал и Дюрсо, нормально, особенно, если пузырики разогнать. Дал попробовать Старушке, только капельку, предупредила мамка.

     Вау, полный нос пузырей, аж до глаз долезли, пропищала коза. Я взял чайную ложку и поболтал в её фужере – теперь попробуй. Класс, вкусно! То-то же, запомни на будущее.

     Я – пьяная, заявила начинающая алкоголичка и принялась закусывать конфетами. Мы почти ничего не съели из приготовленного, если не считать блинов. Стол ломился от еды, но все были сыты впечатлениями. Просто сидели, грызли орехи и болтали о том, о сём. Что снега всё нет, а январь – уже наступил пару минут как, что надоел дождь противный, да ещё и с ветром. А вот у бати там и снегу навалом, и морозы трещат. Что на каникулах надо бы вместе сходить куда-нибудь, в кино, что ли. Я сказал, что хочу сводить ребёнка к дантисту на контрольную проверку.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]