Старушка-3. Часть 4

     … Я чувствовал, как она старательно слизывает всё до последней капельки, умничка не торопилась, зная, что последнюю каплю надо дождаться. Когда мой конец стал съёживаться, засыпая, у неё во рту, она отпустила его, развернулась и дотянулась до меня губами. Я ответил на поцелуй и почувствовал во рту необычный вкус. Коза весело сверкала глазищами, глядя в упор и языком проталкивала мне в рот нечто: это же мой конечный крем, сообразил я. Вот же проказница! Я прислушался к запаху и вкусу – действительно, сравнить не с чем. Вкус странный, словно ненаруральный, вот и всё. А запах мне почему-то напомнил, как пахнут старые учебники. Вообще, старые книжки.

     Одно можно точно сказать – мой крем – густой и тягучий, а её – жиденький, как водичка. Наверное, с возрастом и её крем будет густеть. Я посоревновался своим языком с её – мы постепенно учились правильно целоваться, а как же. Кстати, о поцелуях – подумал я – на зимних каникулах надо сходить с ней к дантисту, пусть посмотрит, как идут дела с заменой её молочных зубов на постоянные. Вроде, пока всё нормально, но пусть специалист скажет. Мы повалялись минут пять, обмылись и отправились на кухню – перекусить. Это тоже стало частью ритуала – мы оба становились жутко голодными после таких помоек. Полдник афтэ помойки, скажем так.

     Я тебя тоже как-нибудь угощу пип-кремом, пообещал я.

     Давай, угощай – мне интересно.

     Завтра же, но только твоего пип-крема всегда очень мало – как кот наплакал. Не то, что ты, сказала Старушка, если не потрахаемся пару дней, то потом ты мне весь рот заполняешь по самый нос, еле управляюсь.

     Я выпятил грудь: завод по производству конечного крема. Посмеялись.

     А я – фабрика по взбиванию сливок из конечного крема.

     И ферма по поеданию конечного крема, добавил я.

     А какая ферма – коровья или свинская?

     Козья. Опять посмеялись.

     Вскоре намечался день рождения у Старушкиной мамы – она всех хотела собрать в кафе, как обычно. Пригласила и Элеонору Михайловну. Я рассказал мамке про свой подарок для новорождённой и сказал, что хочу его вручить от нас всех, от нашей семьи. Да? А я вот решила подарить ей халат шелковый с драконами – подруга привезла из Китая, но мне он мал оказался, ни разу так и не надела, Хорошо, и халат в костюм. Старушка ещё сделала рисунок из аппликаций цветной бумагой и фольгой – типа поздравительная открытка. В школе научилась. Так и порешили. Было ветрено уже на улице, я не удержался и достал из подарков Старушке одну пару колготок тёплых – отморозишь зад ещё, отвалится. Она одела полосатые колготы и свои унты – ну просто шаманская принцесса! Мамка приехала пораньше, как договорились и мы все втроём отправились в кафе. Элеонора Михайловна была уже там.

     Когда все собрались за столом, пришёл Мамед с букетом роз – во дела! – и сказал короткую, но яркую речь о том, какой замечательный и безотказный работник – Наталья Буслова, как она аккуратна и старательна и всё такое. Вручил ей букет и маленькую коробочку, поцеловал в щёку. Все поаплодировали, Старушка крикнула – горько! Потом остальные тоже начали вручать подарки, подошли и мы со своими пакетами. Старушка обняла свою мать, повисла надолго, сжимая в кулачке краешек своей самодельной открытки.

     Мама – вот тебе мой подарок, а ещё тебе подарок – я в классе самый лучший ученик. Все опять похлопали.

     После неё я тоже промямлил, что, мол, поздравляю и желаю и что Вы не только хороший специалист, как тут сказано было, но и замечательная мама – вон какую отличницу вырастили в непростых условиях. И вручил пакеты. Буслова – старшая даже прослезилась слегка. Потом все сели за стол, где было всего навалом. Мамед, как хозяин стола, раздавал команды – что налить, что положить в тарелки. Но перед тем он предложил новорождённой посмотреть остальные подарки и похвастать всем. Буслова – старшая промокнула салфеткой глаза и покрасневший нос, после чего первым делом открыла маленькую коробочку от Мамеда. Все привстали – там было золотое кольцо с камешком. Я, как уже опытный ювелир, рассмотрел камешек – похоже, сапфир, ого! Голубовато-дымчатый камень хорошо подходил под её сине – серые глаза и светлые волосы, я уже мог оценить подобные нюансы.

     Потом открыли наши пакеты, сначала рассмотрели халат – всем понравилось. И размер явно подходящий. Сзади Буслову – старшую можно принять за длинноволосого мальчишку-старшеклассника и только спереди видно, что это – женщина. Она накинула халат поверх – все опять зааплодировали – ну очень красиво! Она подошла к мамке и обняла её. Затем вернулась и открыла мой пакет – достала сумочку и стала выкладывать из неё всю начинку. Народ просто офигел – Мамед сопровождал этот процесс в стиле спортивного комментатора – столько всего внутри оказалось. Буслова – старшая опять подошла к мамке, крепко обняла и трижды поцеловала. Её мокрые глаза сияли – да она реально красавица, как это раньше никто не видел? Я разглядывал её, словно в первый раз. Ходила сутулая, в серых тряпках, пряча глаза – никто и не видел. А сейчас – расправила плечи, да у неё и шея какая красивая, оказывается, улыбнулась застенчиво – ну мисс декабрь, как минимум. Потом открыла большую коробку от Элеоноры Михайловны – там был набор из трёх кастрюль – одна в другой, как матрёшки. Красивые, нержавейка. Шеф-повар взял одну кастрюлю, пощёлкал пальцем по донышку – сэндвич называется, грамотная посуда. Все тоже заценили полезную вещь. И опять Буслова – старшая обошла стол и, подойдя, приобняла растроганную Элеонору Михайловну.

     Были и ещё какие-то коробочки и баночки, но постепенно народ взялся за вилки-ложки. А там было, что покушать – Мамед постарался, да и вся его команда – молодцы. Мы все натрескались, как удавы. Даже мамка моя простонала – не могу остановиться, и есть больше не могу, что делать, сына! Отбери у меня немедленно вилку и ложку.

     Мам, да я сам такой – кто бы меня связал по рукам и ногам… Давай друг-друга держать за руки, пока не проголодаемся, идёт? Посмеялись. Через часик, после торта, народ кафешный постепенно рассосался по рабочим местам, остались мы вшестером. Сидели, пили кто чай и соки, кто вино или коньяк и разговаривали всякие разговоры. Мамка допрашивала Мамеда – рецепт вот этого, а вот этого? Он рассказывал, обещал записать и даже показать при случае. Пора и прощаться, мы встали. Мамед тоже встал – Наташа, вы сегодня уже свободны, справятся здесь сами, а я давайте помогу с подарками. Взял со стола нераспечатанную бутылку вина, початую – коньяка, позвал дядь Витю охранника в помощь дамам и все стали собираться по домам.

     Хозяйственная Элеонора Михайловна собирала со стола недоеденное и рассовывала в пакеты – куриные крылышки отдельно, баранину – отдельно. И самим есть что покушать, и кошечкам моим деликатесы. Получилось ещё с десяток пакетов, дядь Витя ей помогал. Вышли на улицу. Они вчетвером свернули в проулок, а мы втроём – пошли к себе. Старушка попросилась у матери остаться у нас ночевать – она внимательно проследила за той бутылкой вина. Разрешение было получено и коза поскакала вперёд в своих красивых унтах, мелькая полосатыми ножками. Праздник удался.

     Приближались зимние каникулы. Я успевал всё – и на объектах бывал самому себе намеченных, и заказы пацанов выполнял, ещё один собранный мной комп ушел в хорошие руки за хорошие деньги. В сети я задружил с несколькими реальными спецами по безопасности и регулярно с ними общался, проясняя для себя многое и многое из области криптографии и защиты. Скачал массу нужных инструкций и программ-помощников, советники подсказали и поделились. В итоге убедился, что в принципе, я всё сделал правильно на объектах Арсена Арутюновича, но кое-какие мероприятия ещё необходимы. Разобрался, наконец, с удалённым администрированием, всё времени не хватало раньше. В школе всё было под контролем, четверть заканчивалась без неприятностей для меня.

     Что самое любопытное – наши девицы стали вдруг вполне конкретно интересоваться мной, возможно, прослышав о моих бизнес-успехах, а возможно им просто нравились мои новые джинсы с пуговицами вместо зиппера. Хотя, кто из них мог видеть эти пуговицы? Неважно, главное – первые красавицы в классе подсаживались ко мне на переменках и заводили разговоры ни о чём, явно напрашиваясь на дружбу и свиданку с поцелуйчиками. Но мне эти все их манёвры были абсолютно пофиг – я был сыт и доволен, у меня была моя женщина, все эти соски ей и в подмётки не годились. Опоздали, барышни, где вас раньше носило? И возможно именно эта моя вежливая холодность с одноклассницами только поднимали градус. На всякие приглашения позаниматься вместе химией или типа того, я вежливо извинялся и отказывал, мотивируя крайней занятостью. Тут я никого не обманывал – жизнь моя была действительно расписана по минутам. Единственные просьбы, на которые я поддавался – отладить домашний компьютер: клиент есть клиент – и шёл в назначенное время по назначенному адресу.

     За это я денег никогда не брал, если работа была простая, но внимательно изучал на месте ненужное железо, если таковое имелось. Мог пригодиться даже обычный флоппи-шлейф, у многих валялся без надобности. Началось встречное движение – все наши девицы срочно возжелали иметь дома компьютер – кто-то напрягал родителей, а меня привлекали в качестве советчика, а кое-кто, более осведомлённый, просто обращался ко мне с заказом на недорогой хороший женский компьютер. Мне всё было на пользу – каждое лыко в строку. Движение это охватило и параллельные классы, во дела! Я уже не справлялся с наплывом заказов и стал подбирать себе помощников. Вначале я привлёк в свою команду Витька из первого подъезда – знаний ему, может ещё и не хватало, но зато он очень старательный и аккуратный. Позже в команду вошли Вовка и Валерка из моего класса – проверенные бойцы в контру страйк. Работы хватало всем. Хватит, пацаны, чертей гонять в воркрафте, пора и делом заняться! Доходы делили ровно, по-честному за вычетом моих прямых затрат на разные покупки. У пацанов своих денег не было, покупал при необходимости я, они только говорили что, где и почём. Свою команду я назвал – В3Д или Вэ-куб-дэ, по нашим именам.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]