Старушка-2. Часть 1

     День рождения Старушка праздновала у себя в кафе – так она решила. Или, может её мать не захотела никуда выбираться, она, собственно, почти никогда не выходила за пределы кафе, как привязанная. Вообще, чем больше я за ней наблюдал, тем меньше надежд на неё у меня оставалось – очень уж приручил её Карабах-барабах. Ещё я заметил, что она никогда не появлялась в зале кафе, если там были военные или чечены, похоже натерпелась от тех и других за время первой чеченской войны. Обычно она выходит – столы протирает, меняет скатерти и всё такое, но ст? ит появиться в зале хоть одному в хаки или нохче – нос не высунет. Уже заканчивается вторая чеченская, а она всё никак от первой оклематься не может, бедолага. Видать, действительно натерпелась.

     Решительный разговор я наметил на после дня рождения, недельку – другую спустя. Мне ещё надо поразмышлять, как выстроить разговор так, чтобы всё было предельно ясно, но при этом не выдавать Старушку – я дал слово её не закладывать, даже её родной матери. Задача непростая. К тому же я размышлял над планом Бэ, если не сработает основной. Я уже знал, что глупо начинать любое мало-мальски серьёзное дело, если не имеешь запасного варианта. Или нескольких, что ещё лучше. Я всё ещё не смог разобраться, кто крышует кафе Карабаха-барабаха – к кому он обратится за боевой помощью, если почувствует в этом нужду. Неожиданно полезным источником оказался Ашотик, мой главный и почётный клиент. Одна беда – на все каникулы его отправляли за границу куда-то, он даже сам не знал, куда. Мы успели побеседовать только пару раз до его отъезда, пока я ему оптимизировал его Систему после очередного апгрэйда. Знает-то он мало, но слышал много. Там более, что хачики внимательно следят за бизнесом азеров – ревнуют. Из всего, что вспомнил Ашотик я понял, что крыша у Карабаха-барабаха – менты и не самые крупные. Хорошо, что не эфэсбэ – с теми всё намного сложнее. Я старался продумать все возможные ситуации, при этом понимая, что, если придётся, надо брать Карабаха-барабаха в оборот, но не загонять его в угол. В таком положении кто угодно становится опасен, факт. Мне ещё нет тринадцати, но я стараюсь думать системно, да.

     Мы пришли с мамкой к назначенному времени, она подарила Старушке барби в красивой коробке с прозрачной крышкой, я – вручил всякие наборы для этой же барби – кукольная посуда и гардероб – платья, туфли и всё такое. Всё это яркое, китайское. Мы с мамкой решили, что девочке нужны именно девчачьи игры, чтобы развивались соответствующие навыки, ну не знаю, нужные наклонности, что ли. Ей же придётся в будущем нянчить своих детей, пора уже начинать возиться с куклой хотя бы. Старушка носилась между нами, возбуждённая таким количеством ценных вещей. Другие гости дарили разные коробочки, где-то я увидел браслетик из цветных камешков на руку, в другой коробочке – набор заколок и резинок для волос. Карабах-барабах показался разок, что-то проквакал, типа, кушайте, гости дорогие – всё за мой счёт и скрылся. А все гости – мы с мамкой, их шеф-повар и пару официанток, никакой детворы. Вскоре все они посмывались – работа есть работа. И остались мы вчетвером. Как ни пыталась моя мамка разговорить её мать – получалось плохо. Вот – в школу надо готовить Настю, определились – в какую? Уже пару месяцев, как надо было подать заявку. Её мать пожимала плечами – у нас с регистрацией всё никак не получается, как в школу идти?

     Может, пусть ребёнок до восьми лет погуляет? Моя мамка настаивала, что нет смысла терять время зря и что неважна никакая регистрация – ребёнок обязан учиться, это гарантирует Конституция. Она была очень убедительна, моя мамка, даже пообещала сама похлопотать и всё уладить. Да ещё заверила меня, что постарается определить Настю в нашу школу. Класс! В конце-концов у моей мамки есть некоторые возможности – она ж всё-таки в горсовете работает, в мэрии то-есть, не хухры-мухры. А ещё у моей мамки есть очень много нерастраченной энергии – на дюжину унылых хватит. Тем временем Старушка мне через стол сигналила куклой – смотри, у барби нет ни пипки, ни попки, хоть и фигуристая. Н-да, не совсем правильная кукла, решил я – на ней можно поучиться, как ухаживать за взрослой красавицей-блондинкой, а не за маленьким ребёнком. Платья, туфли, причёски… Всё не то. Такой фигни навалом в Сети, Старушка уже неплохо справляется в таких играх. Ладно, решил я – что-нибудь придумаем. Надо с мамкой посоветоваться. Посидели так немного ещё и мы засобирались домой. Мамка пошла к стойке, поблагодарить Карабаха-барабаха за вкусный стол и разузнать какой-то рецепт, кажется, её интересовало приготовление теста и крема для торта Наполеон. Мы со Старушкой тем временем обсудили её новую куклу, она сказала, что сегодня ещё поиграет с ней здесь, а завтра отнесёт к нам в свою кладовку, можно? Без проблем, неси, а чё не хочешь здесь оставить? Боюсь, крысы погрызут красавицу, она так приятно пахнет. Я-то думаю, что даже крысы не станут грызть китайский пластик, чай, не дуры какие, но промолчал. На том и порешили, вернулась мамка и мы распрощались.

     По дороге домой я решил выяснить, о чём был разговор с Карабахом-барабахом. Да ничего особенного, рецепт он мне рассказал подробно, вот, на бумажке даже расписал пропорции, а ещё хотел от меня совет получить – как лучше организовать дело – он собирается ещё одно кафе открывать, в другом конце города, хотел уточнить, как рекомендует поступать наш экономический департамент мэрии. Ну, я ему рассказала основные рекомендации, они хорошо известны любому бизнесмену, но он так благодарил, словно я ему секрет важный раскрыла. Чудной он, Магеррам Мамедович, очень суетится. Новое кафе, на другом конце? Любопытно. Это может сильно изменить всю ситуацию. Скорее всего, он туда переберётся на некоторое время, чтобы лично следить за делом. Значит – оставит в покое старушку и её мать, надо надеяться. Так, так, думал я, а кого же он оставит здесь вместо себя? Поразмышляв, я решил, что скорее всего это будет его племянник, толстенький дядька лет под тридцать и с сильным акцентом. Он уже несколько раз здесь появлялся. Зовут Мамедом, естессно. Надо бы выяснить, чем этот Мамед может угрожать моей подшефной.

     Через несколько дней мамка сообщила, что вопрос со школой решён, она лично была у директрисы в моей школе и Анастасия Буслова, Старушка то-есть, пойдёт в первый Б класс. Вытащила на ту встречу мать Старушкину, взяли без проблем её паспорт и метрики у Карабаха-барабаха. Он даже не пикнул, приседал и говорил – в сейфе держал – для сохранности важных документов. А ещё мамка сообщила, что она подобрала через департамент жилхоза вариант: есть одинокая пожилая женщина, в квартале отсюда, недалеко от кафе. У неё двушка, ей это много, она готова сдавать одну комнату семье с ребёнком не младше трёх лет. Наша Старушка вполне подходила в эту категорию. Плата умеренная, тем более, моя мамка готова быть гарантом. Я вздохнул с облегчением, всё складывается очень удачно.

     И я отправился на встречу с матерью Старушки на серьёзный разговор. Выпроводил козу гонять на велике, а сам сходу приступил к делу: вот деньги, я их честно скопил, заработал, чтобы помочь Насте. Здесь хватит, чтобы заплатить за съёмную квартиру на полгода вперёд, хватит и на несколько месяцев жизни, если захотите уйти из кафе и поменять работу, и на всякие взятки для ускорения оформления временной регистрации, нового паспорта и всё такое. Она смотрела на пачку денег слегка очумело и молчала. Наконец заговорила. Благодарила, всё такое, у неё тоже скопилось больше пяти тысяч. Рублей. Я похмыкал – н-да, на нормальную видеокарту не хватит. Работу менять – она не знает, куда ж ей идти, может, со временем. Таких денег она взять не может, но всё равно спасибо и всё такое. Я начал терпеливо объяснять, что теперь появятся всякие новые расходы – её дочь идёт в школу, значит – форму покупай, учебники всякие, ручки-карандаши, в дом нужен стол и стул удобный и всё такое. Её дочь не должна ни в чём чувствовать себя хуже других. Она покивала и согласилась, что если будет нужда, она знает, к кому обратиться за помощью – ко мне. В конце концов договорились, что пока она одолжит у меня 200 долларов на обустройство Старушкиного рабочего места, принадлежностей к школе и всё такое. Несколько раз повторила – в долг, мол, обязательно верну.

     На следующий день после обеда мы все вместе пошли смотреть новое жильё для Бусловых: совсем рядом, там в проулке несколько трёхэтажных домов в ряд. В одном из них, на первом этаже жила пенсионерка, Элеонора Михайловна, мамка моя по дороге всё рассказала – условия оплаты, правила проживания, типа, чтобы не шумели и не обижали её кошек. Их две: перс толстенный и сибирская, лохматая и здоровенная, как овца. Нашли нужный дом и квартиру, позвонили. Открыла Элеонора Михайловна, приятной наружности бабулька, вся укутана в пуховый платок несмотря на жару, сама пухленькая, похожая на её сибирскую кошку. Прошли в комнаты, сели. Старушка немедленно задружила с кошками, которые осторожно всех гостей внимательно поизучали, а женщины завели разговор о том, о сём, по делу: паспорт пока останется у Старушкиной мамы для замены на новый, всё – под гарантии моей мамки.

     Оказывается, она настолько была уверена, что эта комната устроит самейство Бусловых, что уже заплатила вперёд за три месяца. Дела! Посмотрели их комнату: всё очень просто, но аккуратно: стол, шкаф и кровать, тумбочка, пару стульев, есть также кресло-трансформер, можно разложить ещё одну постель. На подоконнике пару горшков с цветами. Имелся даже маленький телевизор, Шилялис называется, я такой первый раз видел. Элеонора Михайловна показала туалет с ванной. Воду греет газовая колонка. Там оказался ещё и кошачий туалет, ящик пластиковый с какими-то стружками, на всякий случай, объяснила хозяйка: сама она регулярно прогуливает своих любимиц в скверике рядом. Два раза в день. Потом посмотрели кухню. Хозяйка предложила чаю с бубликами. Когда-то Элеонора Михайловна также работала в горсовете, имелись общие знакомые с моей мамкой, разговор свернул в эту сторону. В общем, осмотром все остались очень довольны и условия договора всех также вполне устроили. И моя подшефная рада – у неё теперь будет свой стол и кресло-диван. Договорились – завтра въедут. Помощь никакая не нужна – у них всего один чемодан. Элеонора Михайловна выдала ключи новым жильцам и мы распрощались. Мамка поехала на работу, Старушкина мать – тоже отправилась в кафе, а мы вдвоём решили покататься на великах пока.

Страницы: [ 1 ]