Сосунок. Часть 2

     Я никогда не считал себя голубым, но тут вдруг осознал насколько меня возбуждает вся эта ситуация – я, извините, меряюсь с любовником своей жены, причём проигрываю. Мне вдруг к своему стыду захотелось взять этот член в руку или даже в рот – я, наверное, почуствовал то самое любопытство, которое движет женщинами. Я заколебался, борясь сам с собой, но тут он положил мне руки на плечи и фактически поставил меня на колени. Его черный шланг оказался прямо перед моим лицом. Я контрастно представил, как этот инструмент входит в белоснежное лоно моей супруги и замычав от возбуждения, схватил его рукой. Чувствовать чужой член в руке было неожидано приятно – он медленно пульсировал и распрямлялся. Я неуверено тронул губами чёрную горячую головку. У меня застучало в висках. Тут я неожидано понял, что меня совершенно не интересует секс с этим парнем и возбуждает меня именно осознание того, что у моей жены есть чёрный любовник.

     Я хотел подняться, когда вдруг почувствовал как кто-то обнимает меня сзади за плечи. Я обернулся и увидел Наташу – ту самую. Я не заметил, как она вошла. Волна стыда пронзила меня – она видела моё унижение! Я опять хотел встать, но тут заметил, что Наташа улыбается мне. Она быстро переместилась так что чёрный пенис оказался между нами. Её глаза затуманились.

     – Поцелуй меня – прошептала она по-русски. Я потянулся к её губам.

     – Нет, не так – улыбнулась она и рукой потянула чёрный член так, что его головка оказалась между нашими губами. Секунду я колебался, но глаза её были такие озорные и приглашающие, что мы сомкнулись в этом странном поцелуе. Это была непонятная игра, но восхитительная! Наши языки гуляли вокруг головки, встречаясь друг с другом, наши губы почти касались, я пытался уклониться, чтобы целовать только её, но она перемещалась, играя, так, головка опять оказывалась между нами. Я мог бы пойти напролом, но это очевидно разрушило бы всю игру…

     – У Боба такой сладкий… – прошептала она и, оттолкнув меня взяла головку целиком в рот.

     Потом, как в тумане, мы срывали друг с друга остатки одежды. Боб улёгся на спине, Наташа со стонами облизывала и сосала член Боба, а я, стоя на коленях, целовал великолепную Наташину щелочку. Это была ещё одна неожиданная игра. Наташа крутила задницей, подставляя под мой язык разные места своих полных губок, капюшона клитора, входа во влагалище. Я физически ощущал, как ей хорошо, её стоны и мычания совпадали с движениями моего языка, она вся была мокрая и возбуждённая, я сходил с ума от её запаха и ничего не видел кроме её попочки и изгиба спины.

     Наташа стала легонько отодвигаться от моего рта, я следовал за ней. Каждый раз, когда мой язык догонял её, она благодарно крутила тазом, даже двигалась мне навстречу, разрешая мне ещё чуть-чуть погладить её, стонала, счастливо смеялась и отодвигалась ещё чуть-чуть. Так продолжалось много раз, пока я не почувствовал как что-то упирается снизу мне в губы. Я отодвинулся и увидел чёрную головку Боба – он явно был очень возбужён и вниз уже стекала прозрачная капля смазки. Чертовка, оказывается просто таким образом несла свою возбуждённую киску своему чёрному любовнику. Она поняла, что цель достигнута, засмеялась сладострастно, взяла рукой член Боба и отправила его в свою щёлку. Боб легко вошёл полностью – ещё бы – после такой подготовки. Боб сразу начал делать интенсивные движения и черный ствол его мнгновенно стал мокрым и блестящим от её соков. Теперь они уже двигались вместе и мне явно было нечем помочь на этом празднике жизни. Я отодвинулся и начал просто смотреть как член появляется и исчезает в ней, как ласково её губы обнимают член любовника, как при каждом толчке они уходят внутрь, а на обратном ходу вытягиваются и обнимают чёрную кожу, оставляя за собой мокрые полосочки. Такой порнухи я ещё никогда не видел. Я боялся дотронуться до своего члена, зная, что наверное, не выдержу и секунды. От Наташиных стонов, хлюпающих звуков, скрипения кровати, колыхания её задницы мне стало тяжело дышать. Я просто физически увидел, как она кончила, с каким-то всхлипом, её таз задержался на несколько секунд неподвижно и затем сделал несколько коротких движений, насадившись на член Боба до самого основания. Затем настало раслабление, вздох, они продолждали ещё и Наташа ещё раз кончила. На этот раз я уже лежал головой на простыне и вдруг сбоку от чёрного блестящего члена увидел пульсирующую пуговку её возбуждённого клитора. Это было слишком, я не выдержал и начал мастурбировать и в этот же момент увидел, как чёрный ствол Боба покрылся белыми подтёками спермы – он кончил в Наташу. Я бурно кончил в то же мнгновение.

     Некоторое время мы лежали неподвижно. Потом Наташа приподнялась и член Боба выпал из неё. Я заметил, что инструмент его не опал полностью – он был примерно также полувозбуждён как и когда я его увидел в превый раз, только головка была вся в белой пелене. Из Наташи на её ноги вытекло несколько струек спермы, ещё одна повисла тягучей каплей – она всё ещё была возбуждена и открыта. Они целовались. Я сел на кровати, не вполне зная что делать. Мой инструмент на удивление продолжал стоять. Я стал пододвигаться к Наташе, чтобы войти в неё и уже положил руки на её бёдра, но тут она подняла голову и перевернулась на спину, ловко пронеся ногу над моей головой.

     – Погоди, – сказала она деловито – успеешь ещё. Побереги силы.

     Я обратил внимание, что Наташа разговаривает со мной исключительно по-русски. Это создавало удивительное ощущение интимности – я был готов поспорить, что Боб по-русски ни знает ни слова.

     Она беззастенчиво поиграла со своей уже закрывшейся щелочкой – засунула в неё два пальца, сделала круговое движение и достала. Пальцы были мокрые от спермы. Она встала, провожаемая моим страстным взглядом, пошла в ванную и оттуда вскоре донёсся шум воды.

     Боб лежал, положив руки за голову. Он больше не привлекал моего внимания, ни как любовник моей жены, ни, тем более, как сексуальный партнёр – мне хотелось только Наташу.

     – Ну что, сосунок? Понравилось?

     – Слушай, заканчивай называть меня “сосунком”, я не любитель рабства и подчинения.

     Боб посмотрел на меня с усмешкой:

     – Но ты же сосал моего петуха?

     – Исключительно из любопытства. И потому, что Наташа так хотела. Я не голубой.

     – Ты не голубой – согласился Боб – И я тоже не голубой. Ты сосунок – понял? Твоя жена принадлежит мне, а ты, брат, номер два. Это не то же самое, что голубой. Просто я настоящий мужчина – а ты сосунок, брат, ясно? Но я тебе разрешаю е. . ать моих женщин – если они захотят, конечно, – он сел на кровати и продолжил:

     – Но я всегда буду иметь их, когда я захочу… И, пожалуйста, брат, без обид – принеси нам три пива из холодильника.

     Тон у Боба был как всегда – вежливый, очень увереный, с небольшой ленцой, без каких-либо признаков оскорбительности. Я заметил, что матюкался он исключительно для называния вещей своими именами, что было довольно редким явлением.

     “Ты сосунок, брат”. Ну ладно, “настоящий мужчина”, хрен с тобой – впрочем, Наташку ты здорово отодрал, ничего не скажешь. Я лениво пошёл за пивом.

     Когда я наконец нашёл холодильник, пиво и возвращался, Наташа встретила меня на выходе из кухни. Она была в коротом халатике накинутом на голое тело. Полы халата не были запахнуты, открывая сверху ямочку между грудей, а снизу – бритый лобок. Мой, было опавший член, снова встрепенулся. Она заметила это и улыбнулась. Когда я приблизился, она крепко взяла меня за член и потянула за собой. Руки у меня были заняты пивом и я с удовольствием подчинился. Она вернула меня обратно на кухню:

     – Постой здесь секундочку.

     Я хотел обнять её, но не мог поставить пиво, а она играла со мной в новую игру, держа мой член на вытянутой руке, не давая себя обнять. Когда ей “нравилось” моё поведение она тихонько поддрачивала мой член, если же я начинал приближаться она пятилась назад подтягивая меня за собой. Я быстро усвоил правила и мы провели несколько увлекательных минут. Я балансировал на грани наслаждения от её рук и желания обнять её. Наконец, она дала понять что игра закончилась и потянула меня из кухни через гостиную – теперь она шла сбоку от меня. Мы прошли мимо закрытых дверей спальни.

     – Погоди, стой здесь – шепнула она, взяла у меня одну бутылку и зашла в спальню. Я услышал как она говорит Бобу по-английски – “Я люблю тебя” и “Ты самый лучший” и в очередной раз за сегодня я почувствовал укол ревности. Потом я услышал звуки поцелуев и Наташа снова показалась в дверях. На секунду мне показалось, что прошло слишком мало времени между поцелуями и её появлением и в спальне есть ещё кто-то, но тут она взяла мой член двумя пальцами, закрыла дверь сзади и легко направила меня к дверям другой спальни.

     Вторая спальня была меньше по размеру, но здесь, кроме кровати, был ещё столик и телевизор. Я, наконец, поставил пиво и сразу обнял её за бёдра. Она положила руки мне на плечи. Некоторое время мы стояли неподвижно, чувствуя как страсть и дрожь наливается в наших телах, потом это переполнило нас, мы прижались как можно теснее и начали целоваться.

     – Ну давай же, – прошептала она и я как обезумевший накинулся на неё. Я боялся, что кончу моментально, но, по-счастью, на второй раз у меня был больший запас выносливости. Но как только я почувстововал, как она пульсирует в оргазме – ничто не могло больше меня удержать. Я кончил и ощутил себя абсолютно опустошённым.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]