Снятые табу

     
Все права на данный текст принадлежат Neron, любое распространение, копирование, тиражирование возможно только с указанием автора и без изменения оригинала (кроме исправления грамматических или синтаксических ошибок, при их обнаружении).

     Все события, факты и лица являются вымышленными. Любое сходство с реальными событиями, фактами является совпадением! Автор не несет ответственности за влияние данного текста на лиц с неуравновешенной психикой. Ну и все такое …

     

     Снятые табу

     

     Часть 1

     

     Меня зовут Николай, в этом повествовании описаны события, которые полностью изменили мою жизнь и представление о морали. Мне 22 года, я занимаюсь на 4-ом курсе университета. После развода моих родителей я остался жить с матерью, а отец в начале 90-х годов уехал на ПМЖ в США.

     Елена Николаевна, так зовут мою маму, в свои 43 года выглядит довольно привлекательно — рост выше среднего, правильной формы грудь, слегка полноватые бедра и длинные светлые волосы. Она работает главным бухгалтером в крупной коммерческой фирме, занимающейся продажей женской парфюмерии и косметики. Главная ее цель, это карьера. Зарплату ей платят хорошую, и по большому счету мы ни в чем не нуждаемся.

     Однажды осенним вечером, возвращаясь после окончания занятий из университета, я решил зайти за мамой на работу, что бы вместе с ней отправится домой. Так как мы жили в пригороде, а с учетом разгула преступности, в наши постсоветские времена, одинокой женщине было опасно ходить по улицам в темное время суток.

     Фирма, где работает моя мама, находится в высотном здании бизнес центра, расположенного в центральном районе города. Я лифтом поднялся на пятый этаж. В это позднее время в офисе никого из сотрудников уже не было. Пройдя по пустым коридорам, я заглянул в мамин рабочий кабинет, однако он был пуст. Выйдя обратно в коридор, я услышал приглушенные голоса, доносившиеся за соседней дверью. Я приоткрыл эту дверь и увидел большое помещение, которое было разделено полупрозрачными стеклянными перегородками, на четыре отдельные комнаты. В каждой комнате находился стол и несколько стульев. Судя по обстановке, тут видимо велись деловые переговоры с клиентами компании. Необъяснимое внутреннее чувство заставило меня спрятаться за высокий офисный шкаф, стоявший у двери и осторожно заглянуть в глубь. Благодаря специальным полупрозрачным перегородкам-стенам и неравномерному освещению, верхний свет горел только над одной из импровизированных комнат, мне было прекрасно видно все происходящее там, однако я сам был практически незаметен.

     В дальней комнате находились моя мать и ее начальница, Анжела Валентиновна. Анжела была финансовым директором фирмы, это высокая стройная женщина, примерно одного с мамой возраста, с восточными чертами лица и черными как смоль волосами. При первом же взгляде мне стало понятно — тут какие-то проблемы.

     — Твоя ошибка принесла большой убыток фирме! Если я доложу руководству, тебя вышвырнут на улицу! — голос Анжелы был злой и немного заплетающийся, я понял, что она изрядно пьяна. В доказательство этому, на столе стояла недопитая бутылка коньяка.

     — Но Анжела Валентиновна, я не … — робко попыталась, что-то сказать мама.

     — Заткнись дура, мне насрать на твои объяснения! Я придумала для тебя лучшее наказание, чем просто увольнение. После него ты будешь более ответственно исполнять своим должностные обязанности! — тон и поведение Анжелы не предвещали ничего хорошего.

     — Я думаю, что хорошая порка пойдет на пользу твоей ленивой заднице! Раздевайся! — наглым и не терпящим возражений тоном, крикнула Анжела.

     Мне показалось, что я ослышался. Порка? Она в своем уме? Было заметно, что до мамы смысл сказанного дошел не сразу.

     — А-а-анжела В-в-валентиновна, но как же это так, я не могу … — испуганным голосом силилась что-то сказать мама, на ее глазах выступили слезы, она была шокирована словами Анжелы и отказывалась верить услышанному.

     — Раздевайся сука! Или я позабочусь, что бы единственная работа, которую ты сможешь найти в этом городе, была панель! — с этими словами Анжела стала снимать со своей талии черный широкий ремень, служивший украшением не ее дорогом и модном платье.

     Мама, словно смирившись с неизбежным унижением, дрожащими руками и со слезами на щеках медленно сняла свою юбку, белую блузку и туфли. Теперь она, полностью морально подавленная, стояла посреди комнаты в одном только лифчик и черных трусиках бикини, обтягивающих ее пухлые бедра. Со своего укрытия мне было хорошо видно, что резинка трусиков исчезает между полными белыми полушариями маминых ягодиц. Я не мог поверить своим глазам, моя мамаша стояла почти голая перед этой нетрезвой и сумасшедшей стервой!

     — Сейчас я преподам тебе урок, который ты хорошо запомнишь, сучка! — пьяным голосом произнесла Анжела.

     Она грубо толкнула маму к стулу, стоящему в углу комнаты и приказала перегнуться через его спинку. Я видел, как мама нагнулась и взялась руками за сиденье, а спинка стула впилась ей в живот. Анжела подошла сзади и медленно провела двумя руками по широким маминым ляжкам и словно оценивая помяла их. Затем она кончиками пальцев взялась за резинку трусиков и одним резким движением опустила их до колен, полностью оголив белый мамин зад. В этой унизительной позе моя мать выглядела совершенно беззащитной, с выставленной вверх попой, старательно сжатыми бедрами и испуганным лицом.

     Своим разумом я понимал, что необходимо вмешаться! Однако это зрелище затронуло глубинные и первобытные инстинкты, которые дремали на самом дне моего подсознания. Я не мог даже пошевелится, словно находился под действием гипноза. Единственное, что было мне по силам, это просто смотреть и фиксировать происходящее.

     Анжела встала сбоку, сложила вдвое свой ремень, широко размахнулась и нанесла первый удар. Прочертив со свистом дугу, импровизированная плеть со звонким шлепком опустился на пухлые ляжки — ЧМОК! На белой коже появилась розовая полоса. Когда боль достигла маминого сознания, она дернулась, ее глаза широко раскрылись и она приглушенно вскрикнула : «А-а-и-й !».

     — Больно?! Это будет тебе хорошей наукой сука ! — издевательски заявила Анжела.