Служебное взыскание. Часть 1

     Когда директор по маркетингу сказала, что меня хочет видеть генеральный, я жутко испугалась, ибо я сразу поняла, что все это из-за того случая с неотправленными вовремя рекламными материалами. В тот момент я отдала бы все, чтобы избежать этой встречи, я чувствовала, что меня хотят не просто выгнать с работы (для этого не нужно вызывать «на ковер» к генеральному) , а выгнать с позором. Тем не менее, не пойти я не могла…

     — Мне сказали, что меня спрашивал Алексей Георгиевич, — робко пролепетала я секретарю в приемной.

     — Да-да, пройдите, — сухо и подчеркнуто холодно сказала она, отчего мне еще больше стало не по себе — он вас ждет.

     Я глубоко вдохнула и открыла дверь в его кабинет…

     Больше всего я боялась сурового, с упреком взгляда генерального и его металлического голоса. «Сейчас начнется!» — обреченно думала я — «только бы не заплакать!»

     — Здравствуйте, Алексей Георгиевич, — поздоровалась я, собравшись с силами, чтобы не показать ему как мне страшно.

     Однако, генеральный сидел впялившись в свой ноутбук и казалось не обращал на меня никакого внимания. Так продолжалось примерно с полминуты, затем он жестом пригласил меня присесть и откинувшись в кресле заговорил спокойным но твердым тоном:

     — Анна Хованская? Сотрудник департамента маркетинга, забывший отправить вовремя в логистику заявку на доставку дисконтных карт и буклетов к открытию магазина?

     — Да, это я — пришлось сознаться мне, густо краснея, но тем не менее я еще нашла в себе силы оправдываться:

     — Я полностью признаю свою вину, хотя объективности ради нужно отметить, что моя промашка стала следствием большой загруженности работой, ведь я выполняю не только свои обязанности, но и обязанности коллег, попавших под сокращение… к тому же сотрудники департамента логистики пошли нам навстречу и вышли на работу в выходные чтобы доставить наш груз.

     — Хорошо, что Вы это понимаете, — задумчиво сказал генеральный, меланхолично глядя в потолок, — если бы не они, то я бы даже не имел бы возможности сейчас беседовать с Вами тут, а просто бы подписал приказ о Вашем увольнении. Скажите, Вы признательны им за то, что они спасли Вашу очаровательную задницу?

     Я была несколько шокирована таким лексиконом генерального и при других обстоятельствах не дала бы ему спуску, но сейчас была не та ситуация и я тихо промолвила ему в ответ:

     — Да, безусловно, признательна.

     — У Вас не было мысли отблагодарить их?

     — А что я могу сделать для них? — удивилась я и тут же, как будто опомнившись, затараторила — Ах да, конечно, я готова оплатить их сверхурочные из своей зарплаты.

     — В этом нет никакой необходимости! — резко отреагировал генеральный на мое предложение, вставая со своего кресла и прохаживаясь по кабинету — Я имею ввиду так сказать моральную компенсацию. Подумайте сами: они — мужчины, а Вы — молодая, привлекательная женщина.

     — На что Вы намекаете! — воскликнула я, почувствовав себя оскорбленной.

     — А я не намекаю. Я говорю прямо — Вы должны предложить им себя или я вышвырну Вас вон! — твердо ответил на мою реплику генеральный.

     Я закрыла лицо руками и застыла в этой позе, борясь с желанием заплакать. Я никак не думала, что мне последует такое грязное предложение. Мне было обидно до глубины души, но я все же взяла себя в руки и оценила ситуацию здраво: на одной чаше весов был мой позор, а на другой съемная квартира, талантливый, но безработный жених, льготный кредит, предоставленный мне компанией, оплата моих курсов английского и прочее, прочее, прочее…

     — Только не надо тут реветь и строить из себя недотрогу! — жестко прервал мои размышления генеральный, — не Вы первая, вот полюбуйтесь!

     Он развернул ко мне ноутбук на котором была фотография голой женщины средних лет, стоящей на четвереньках и… принимавшей с обеих сторон в себя двух мужчин. По началу я дико смутилась, решив, что генеральный совсем сбрендил и показывает мне какую-то порнуху из нета, но приглядевшись, я узнала в этой женщине нашего главбуха.

     — О господи! — вырвалось у меня.

     — Да-да, — продолжал давить на меня генеральный — она тоже когда-то проштрафилась… да и не она одна… причем у всех был выбор, но уволится предпочли не многие, тем более, что конфиденциальность данных мероприятий мной гарантируется. Я давно уже использую метод такого наказания для женской части коллектива и одновременно поощрения для мужской, однако никто, кроме непосредственных участников этих акций, ни о чем не догадывается.

     — Что я должна сделать? — спросила я, дабы окончательно внести ясность.

     — Вам предлагается сейчас пойти на склад, разыскать там грузчика Николая Ивановича Топлякова и водителя Алексея Сковородина. Они предупреждены и ждут Вас. Как это будет происходить — дело Ваше, однако мне необходим обязательный фотоотчет о данном мероприятии. Или другой вариант — Вы возвращаетесь к себе на рабочее место, пишите заявление, передаете его своему непосредственному руководителю и навсегда покидаете компанию в этот же день. Все, не смею Вас больше задерживать!

     Я медленно шла по коридору к себе в отдел. Ноги у меня подкашивались, в голове роились разные мысли: «ну заявление, так заявление… а может… нет, как такое вообще возможно! … но вроде конфиденциальность обещали, да и можно попробовать с этими людьми договориться как то… а фотоотчет? Ладно, что-нибудь придумаю! Главное работу не потерять, а то с этим кризисом… »

     Я еще несколько минут стояла возле своего рабочего стала и терла пульсирующие от волнения виски, потом решительно схватила служебный цифровой фотик, засунула его в сумочку и выбежала прочь…

     За все время работы на эту компанию я была на складе всего пару раз (первый — во время ознакомления со структурой компании, когда устраивалась, а второй — во время ревизии на складе рекламных материалов) и от обоих посещений склада восторга не испытала. По сравнению с офисом, это был другой мир — мир людей стоявших на социальной лестнице рангом ниже меня, но сейчас я шла именно к ним, к этим потным, вечно пахнущим как мне казалось табаком и перегаром мужикам в рабочих комбинезонах.

     Придя на проходную склада, я попросила у охраны пригласить грузчика Топлякова. Он вышел ко мне довольно быстро. Это был грузный мужчина лет пятидесяти со сосредоточенным лицом.

     — Здравствуйте, меня к Вам направил генеральный директор, — сказала я деловым тоном, сразу давая ему понять, что ничего лишнего в отношении себя не позволю.

     — Да, я в курсе, Анна — ответил он так же тоном, подобающим деловой беседе, — мне надо еще Леху позвать, ну Алексея…

     — Подождите, — перебила его я решительно, — я хочу сразу сказать, что готова выдать вам определенную денежную компенсацию и на этом наши отношения будут закончены.

     — А фотографии? — спросил Топляков, — Шеф Вам разве не говорил, что ему нужны фотографии?

     — Я как раз думаю над этим вопросом, а каковы Ваши предложения?

     — Какие тут могут быть предложения? — усмехнулся грузчик, — на фотографиях должно быть отражено… это… ну Вы сами понимаете. Без этого никак не получится!

     — Все это можно сымитировать, — уверенно заявила я, — главное добрая воля сторон.

     Тут откуда не возьмись нарисовался прыщавый белобрысый паренек лет восемнадцати:

     — Здоров, Иваныч! — поприветствовал он Топлякова, а затем протянул зачем то руку мне, — Я — Леха Сковородин, а Вы вероятно Анна?

     — Да, Вы правильно догадались, — процедила я сквозь зубы, неохотно пожимая его сухопарую конечность, но ему видимо это рукопожатие доставило какое-то удовольствие, поскольку он долго не отпускал мою ладонь и зачем-то мял ее своими пальцами.

     — Вот тут Аня предлагает нам все это дело… сымитировать… за соответствующее вознаграждение, если я правильно понял, — пояснил ситуацию Топляков.

     — Совершенно верно, — подтвердила я его слова.

     — Ясно, — заметил Сковородин не в даваясь в подробности того, что именно ему ясно, — так где будем… имитировать?

     — На складе может, там место найдется подходящее? — поинтересовалась я.

     — Пойдем, глянем…

     Мы прошли на территорию склада и бродили там некоторое время, оказавшись в результате на свалке пустых коробок между двух ангаров.

     — Может тут? — спросил робко Топляков.

     — Не знаю… — ответила я, настороженно осматриваясь вокруг, — неловко тут как то…

     — Верно, — встрял Алексей, — тут таджики шастают то и дело… увидят такое, так сами захотят… безо всякой имитации.

     «Боже, еще не хватало быть оттраханной таджиками!»- возмутилась я мысленно.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]