шлюхи Екатеринбурга

Случайная встреча

     Давно это было, в прошлом веке. Тогда еще в Москве было много туалетов, причем некоторые из них были в отдельно стоящих зданиях. Обычно кабинки в таких заведениях были исписаны изнутри очень возбуждающими историями. Эти истории регулярно удалялись уборщицей, но с таким же упорством кто-то вновь наносил их на стены и двери кабинок. Тогда еще не изобрели Интернет, видеомагнитофоны были только студийные, а из порно продукции доступны были только редкие журналы иностранного производства с полуобнаженной натурой. Наверное поэтому эти коротенькие рассказы, чаще всего вымышленные, так привлекали к себе.

     

     В одном из таких туалетов, небольшом одноэтажном домике бежевого цвета с табличками “М” и “Ж”, и случилась эта история.

     Я зашел в туалет не столько справить нужду, сколько посмотреть, не появилось ли что-нибудь новенькое?

     К моей радости, все кабинки были пусты. Я зашел в самую дальнюю от входа и обнаружил на двери новую надпись. Она была сделана карандашом, причем текст от карандаша хорошо читался в бликах света и, что самое главное, текста было много.

     Я углубился в чтение. Член набух и стал выпирать из брюк. Расстегнув ширинку, я выпустил его наружу и стал дрочить. С каждой новой строчкой рука все быстрее ходила по стволу, приближая оргазм. Вдруг в дверь кабинки кто-то постучал.

     Приглядевшись, я заметил дырку, кем-то просверленную в двери. За дверью стоял мужик лет на двадцать старше меня.

     – Открой дверь,- попросил он.

     Я отпрянул от просверленного отверстия.

     “Что делать? Он видел, как я дрочил”,- пронеслось в моей голове.

     Но возбуждение от рассказа было настолько велико, а напряжение в одеревеневшем члене все не спадало, что страх быстро сменился любопытством: что будет дальше?

     Тем временем мужик продолжал шептать: “Не бойся, тебе будет приятно, открой пожалуйста!”

     Я не смог устоять и сдвинул задвижку.

     Он быстро вошел в кабинку и тихо закрыл за собой дверь.

     Тогда он казался мне мужиком, но как я сейчас понимаю, ему было лет 30-35, хорошо одетый, с аккуратной стрижкой.

     “Вставай на унитаз”,- шепотом сказал он.

     Я как загипнотизированный кролик встал на унитаз. Член еще не успел опасть, но напряжение было уже не то, сказалось волнение перед неизвестностью.

     Он очень аккуратно расстегнул ремень, спустил брюки ниже колен, затем также аккуратно спустил туда же трусы.

     Сейчас уже таких трусов не носят – большие, чуть выше колен, сатиновые, черного цвета, а тогда в таких ходили все мои друзья. Но мне не было стыдно за них. Наоборот, было приятно, что кто-то вот так нежно раздевает меня, ласкает мои ноги…

     Затаив дыхание, я ждал продолжения.

     Парень (будем называть его так, какой он, к черту, мужик?) взял в руку мой, уже почти опавший член, и поднес к своим губам. А дальше произошло то, о чем я тогда только читал в этих настенных рассказах: он взял член в рот. В первое мгновение я даже закрыл глаза, чтобы лучше сосредоточиться на своих ощущениях.

     А парень в буквальном смысле сосал мой член, проводил языком по уздечке, по дырочке на залупе, заглатывал то одно, то сразу два яичка, причем делал это так нежно и аккуратно, что я успокоился и стал невольно подмахивать ему, представляя себе, что мой член в тугом влагалище одной моей знакомой, с которой у меня так ничего и не получилось.

     Член вновь окреп и затвердел настолько, что на него можно было, при желании, повесить ведро с водой, а парень все продолжал и продолжал сосать его, не забывая мять яички и сжимать мои соски. Я не стонал только потому, что очень боялся, что нас услышат и застукают на месте “преступления”, ведь в те годы еще не была отменена соответствующая статья УК. Впрочем, если откровенно, в тот момент ни он, ни тем более я, не думали о статье! Нам было очень хорошо вдвоем и только стук дверей в соседних кабинках и журчание воды напоминало, что в этом мире есть еще много других людей со своими проблемами.

     Оргазм подступил, как всегда, неожиданно. За долю секунды до этого я, до того прижимавший руками голову парня к себе, попытался оттолкнуть его, чтобы спустить в унитаз, но парень, к моему величайшему удивлению, наоборот, прижал меня к себе и, все то, что так долго копилось, наконец вырвалось наружу и заполнило его рот. Он буквально высасывал у меня все, что выбрасывал мой член, все до последней капли, едва успевая глотать. До этого случая я нигде не читал и не представлял себе, что сперму можно вот так запросто глотать, причем у совершенно незнакомого человека.

     А головка члена в этот момент была настолько чувствительна, что любое, даже самое легкое прикосновение его языка или губ вызывало во мне, а вернее ней, судорожное и такое сладкое сокращение мышц, которое трудно описать. Это надо испытать самому!

     В первый раз это воспринимается особенно остро.

     

     Потом он ласково обнял меня и поцеловал в сосок.

     Одел трусы и брюки, заправил рубашку, еще раз поцеловал, на этот раз в щеку и, прошептав: “Ты классный, спасибо тебе”,- почти бесшумно открыл дверь кабинки и вышел к писсуарам. Я тут же закрыл дверь за ним.

     Когда через несколько минут я вышел, его уже не было.

     Больше с ним мы никогда не встречались.

     Домой я летел “как на крыльях”. В голове, перебивая друг друга, проносились мысли: “у меня отсосали”, “какой кайф”, “ему было приятно со мной”, “он проглотил мою сперму!!!”

     Уже подъезжая к дому, эти мысли сменились на другие, менее восторженные:

     “а вдруг он из милиции?”, “может он чем-нибудь болен”, “черт, я ведь мог заразиться!”

     С этими мыслями я и залез под душ, чтобы смыть с себя всю “заразу”.

     Мылся я долго и тщательно, стараясь не пропустить ни одного кусочка тела, к которому прикасались его руки и язык.

     Но в те годы сифилис был практически побежден, гонорея легко лечилась, а ВИЧ еще не был изобретен. Мы были молоды, а впереди была целая жизнь!

     Уже к вечеру мои страхи улетучились, зато на всю жизнь остались приятные воспоминания о первом опыте орального секса.

Страницы: [ 1 ]