Случай на набережной

     
Рука с банкой джин-тоника застыла на полпути ко рту…

     Вот это попа — пальчики оближешь! Какая вкусная, аппетитная! Просто произведение искусств, шедевр, понимаешь! Везет же некоторым… трахают же люди вещи!

     Похотливый взгляд Лучинского жадно сверлил, вернее бурил, симпатичную, крупную и округлую женскую задницу. Учитель плотоядно облизнулся. Еле оторвал взгляд от восхитительных «булочек» и вонзил его в чуть полные и красивые бедра, бесстыдно выглядывающие из-за короткого легкого сарафана голубого цвета. Белая полоска-веревочка стрингов чисто символически скрывала от любопытствующих глаз ее спелые красивые полушария. Этот шнурок еще больше завел учителя.

     «Оттянуть бы этот шнурочик да вдуть бы ей по самые помидоры!..»

     Член-узник затосковал в тесной хлопковой темнице. Его неумолимо тянуло на свободу! Но не может он выпрямить спину… слишком низки тюремные своды, и не пускает его хозяин-надзиратель.

     Незнакомка, девушка с длинными светло-русыми волосами и с розовыми пухлыми щечками, облокотилась об парапет моста. Почувствовав жгучее внимание к своей шикарной пятой точке, девушка с недовольной гримасой обернулась. Ее миловидное личико выражало сильную грусть и обиду, на голубых глазах приютились хрустальные слезы.

     «Во, как!» — российский Казанова поумерил свой игривый пыл. — «Да у нее горе!»

     Андрей придал своему лицу серьезное выражение. Как говорят адепты нейро- лингвистического программирования (НЛП), чтобы найти общий язык с незнакомым человеком, надо уподобится ему… изображать его настроение, жестикулировать как он, дышать как он, вставлять в разговор его словечки — в общем, войти в его внутренний мир. Смотришь — Сим-сим души человека и откроется!

     — Девушка, Вас кто-то обидел? — изобразил участие на своем лице Лучинский.

     — А Вам какое дело? Идите своей дорогой.

     Незнакомка явно не собиралась с ним общаться. Ни в каком виде, ни под каким соусом. Но Лучинский не собирался сдаваться.

     — Я просто люблю помогать людям. Ведь по профессии я педагог — целитель душ и наставник заблудших и падших духом. Правда приходится заниматься стяжательством… давать частные уроки по английскому языку.

     Девушка удивлено вскинула брови и смягчилась.

     — Интересно, я тоже учитель. Только по русскому языку и литературе. И тоже занимаюсь репетиторством.

     Завязался непринужденная беседа. Андрей поведал Инне (а так звали незнакомку), что любит иногда гулять по центру Москвы, попивая слабоалкогольные напитки и придаваясь размышлениям о жизни. Инна в свою очередь призналась, что причина девичьего горя — ее неверный муженек. Она застала его с любовницей, соседкой-разведенкой с пятого этажа, и, закатив грандиозный скандал, гордо ушла из дома.

     Они спустились с моста и пошли вдоль набережной, в сторону Мосфильмовской улицы. Киевский вокзал остался позади. Лучинский прикупил еще четыре банки джин-тоника и стал рассказывать анекдоты с подтекстом.

     — Сел мужик в купе — а там симпатичная женщина. Выпили за знакомство, разговорились. И тут дама жалуется на своего мужа, дескать, он ей изменяет, скотина, гад и тому прочее. А попутчик ей в ответ… а мне жена тоже рога наставляет. Значит, мы товарищи по несчастью. Тут мужик и предлагает попутчице… «А давайте отомстим им?» — «Давай». Потрахались разик, мужик кончил, успокоился и говорит даме… «Все хорошо, я своей супружнице отомстил». А дама еще хочет и говорит… «А я бы все мстила, мстила, мстила…»