Случай на Алтае. Часть 2

     Прошло 4 дня, после моего приключения в малиннике, но новое не заставило себя долго ждать…

     

     Тётя, как и все сибиряки, была не только охотница до грибов, ягод и кедровых орехов, но и слыла заядлой рыбачкой. Они с соседом Гришей частенько отправлялись на моторке к островкам на реке, да ещё с ночёвкой (может не только рыбку ловили…) Ну да на здоровье! Тем более, что Григорий тоже был вдовец и частенько заглядывался на тётушку.

     

     Ирина долго уговаривала меня поехать с ней на рыбалку.

     

     – Только вдвоём! На этот раз Гришку с собой не беру. Своим храпом уснуть в палатке не даст. Ты не знаешь, что такое уха на костре, да ещё из свежепойманной рыбы, да своими ручками! Романтика! Моторку у Григория возьмём, а всё остальное есть.

     

     – Ох, тётя, ты и мёртвого уговоришь! Ладно, поедем, рыбачка ты моя, дорогая!

     

     Утром, ещё затемно (даже петухи не кричали) , Ирина разбудила меня и пока я одевалась, успела насыпать корм курам и гусям и накормить пса. Два дня Рекс будет дом охранять, потому она его освободила от цепи. – Пусть по двору бегает – он у меня умница, ему не привыкать одному на пару дней оставаться, да и Григорий присмотрит, если что. Ну как, готова?

     

     – Да, вроде всё взяла, как ты велела.

     

     Тётушка с Григорием с вечера отнесли в моторную лодку спальники, палатку и рыболовные снасти с котелком и накрыли всё куском брезента. Я взяла в руки сумку с едой и термос с чаем и покорно пошла к лодке вслед за тётушкой, постоянно зевая. Возле лодки уже суетился Гриша. Он вставлял вёсла в уключины и проверял мотор.

     

     Когда всё было проверено, мы уселись в лодку и Григорий оттолкнул моторку от берега. Тётя дёрнула за ручку мотора, он зарычал и лодка понеслась по реке, управляемая умелой Ириной. Было ветрено и довольно прохладно. Я накинула дождевик и натянула на голову капюшон.

     

     Плыли мы что-то около часа и наконец, подплыли к небольшому островку. Остров был видимо из скальных пород. Базальтовые глыбы торчали из воды возле берега, но тётя уверенно направила лодку в узкий проход между камнями и причалила к берегу. Остров был покрыт смешанным лесом, вдали виднелась красивая гряда.

     

     Привязав лодочную цепь верёвкой к большому стволу поваленного дерева на берегу, мы стали разгружать лодку, перетаскивая вещи подальше от воды.

     

     В лодке остались лежать только спиннинги и пластмассовое ведро.

     

     Я всегда поражалась ловкости Ирины. Она, как заправский мужик, поставила палатку возле кустов, командуя мной. Я подавала ей заготовленные колышки, а потом разворачивала на дне палатки спальники и пледы, устанавливала фонарь и раскладывала тёплые вещи. Ночью в Сибири довольно прохладно даже летом, тем более возле реки.

     

     Пока я суетилась в палатке, тётя уже стучала топором – рубила сучья для костра и вешала на рогатке котелок. Потом мы прикатили два небольших круглых валуна, которые должны были служить нам сиденьями. Громадный пень оставшийся от спиленного кедра, будет нам вместо стола. Как всё здорово устроили!

     

     – Ну вот, теперь можно и позавтракать! – сказала Ирина, доставая из сумки бутерброды и термос с чаем. – К обеду уху сварим. Ешь, как следует, потом пойдём на рыбалку. Рыба здесь непуганая, берёт просто на блесну, хорошо клюёт. Щук наловим и хариусов, да ещё мелочёвки разной. А если повезёт, то и тайменя поймаем. Ты такой рыбы не ловила никогда. Это не рыба, а речной крокодил! Такой хищник здоровый, до метра в длину и до 50 кг весом! А вкусный какой!

     

     Я дожевала бутерброд и допила чай и мы отправились к воде. Тётя достала спиннинги, проверила блесну и, накинув снова дождевики, я уселась в лодку, а тётя её отвязала и оттолкнула от берега, запрыгнув в неё с лёгкостью атлета.

     

     Отплыв немного от берега, мы кинули якорь и стали рыбачить.

     

     – Смотри, как надо забрасывать – учила меня Ирина.

     

     Я потихоньку приноровилась и у меня стало неплохо получаться. Даже азарт проснулся, когда вдруг поймала хариуса и пару ельцов. Пойманную рыбу складывали в специальную сеть, привязанную к борту лодки. Рыба в ней была спокойнее, из ведра бы выпрыгнула.

     

     Вскоре солнце поднялось довольно высоко и стало припекать. Рыбы мы наловили достаточно для ухи. Тётя поймала несколько щучек и пару хариусов, а я ещё одного хариуса и несколько крупных карасей. Решили, что на утро рыбалки достаточно – поплыли к берегу, вытянув сеть с рыбой из воды.

     

     Подтянув лодку и наспех привязав её к дереву, тётя быстро почистила рыбу и выпотрошила её прямо у воды, промыла и понесла улов к костру.

     

     Я поприседала, разминая затёкшие от сидения в лодке ноги, и уже собиралась идти к палатке, как вдруг услышала какой-то скрежет. Обернувшись, я увидела… О ужас! Наша лодка, раскачиваясь на волне, видимо рывками расслабила узел верёвки, которой была привязана к дереву. И сейчас на моих глазах моторка медленно отплывала от берега.

     

     Несколько секунд я была в замешательстве. Течение в Бие очень быстрое, счёт времени шёл на секунды и звать тётю было бессмысленно. Я не раздумывая прыгнула в холодную воду и заработала руками и ногами – поплыла к лодке.

     

     Еле успев догнать лодку и ухватившись руками за неё, я с трудом, но всё же подтянулась и перевалилась через борт.

     

     – Что дальше? – спрашивала я себя мысленно. Кричать тётке бесполезно – уже не услышит. Лодку снесло течением на десятки метров и продолжало уносить всё дальше от места нашего “лагеря”. Нужно завести мотор и попробовать развернуть лодку против течения. Но легко сказать… Я этого никогда не делала. Но выбора у меня не было…

     

     Взявшись руками за ручку мотора, я резко дёрнула её и мотор мерно зарычал. От радости я захлопала в ладоши (дура!) , лодка потеряла управление и рванула резко в бок. Я не устояла на ногах и вылетела за борт. Когда же вынырнула, то увидела удаляющуюся лодку, которая неслась по течению всё дальше и дальше.

     

     – Только бы не утонуть! – мелькнула мысль.

     

     Я стянула с ног сапоги, которые набрались водой и тянули грузом на дно, затем освободилась от плаща-дождевика. Сразу стало легче держаться на воде. Меня уже несло течением вслед за лодкой. От мокрой одежды в холодной воде, зубы скоро стали выстукивать морзянку. Чёрт возьми, как холодно! Не дай бог судорога!

     

     Вот не стоило поминать чёрта! Судорога до боли скрутила икроножную мышцу, я потеряла возможность работать ногами и стала тонуть.

     

     – Какую короткую жизнь ты прожила, Светка! – пронеслось в голове и я погрузилась в темноту…

     

     Когда с трудом разлепила веки, сквозь слипшиеся мокрые пряди волос на лице, я увидела молодого мужчину и почувствовала, как он шлёпает меня по щекам и давит ладонями на мою голую грудь. Спиной я ощутила, что лежу на песке.

     

     – Убери лапы! – прохрипела я, отплёвывая речную воду, которой наглоталась.

     

     – Ну слава Богу! Живая! – повеселел мужчина. – Откуда ты, прелестная речная нимфа?

     

     – Помоги встать на ноги! – прошептала я, пытаясь стянуть рукой рубашку на своей груди.

     

     Незнакомец помог мне подняться с песка и, обняв за талию, повёл к палатке. Но, сделав несколько шагов, я стала оседать на песок. Парень подхватил меня на руки и понёс к палатке.

     

     – Кто вы? Вы меня спасли? Я тонула? – задавала я вопросы незнакомцу, пока он меня нёс. – Спасибо вам!

     

     – Всегда пожалуйста! – ответил молодой мужчина и поставил меня на ноги возле входа в палатку. Затем приказал: – Лезь в палатку и снимай с себя всю мокрую одежду! Там найдёшь плед – закутайся в него, а одежду выкинь мне. Я её прополощу и повешу сушить.

     

     У меня просто не было сил возражать. Я так и сделала: разделась догола и выкинула ворох мокрой одежды из палатки. Незнакомец подобрал её и ушёл. Я закуталась в пушистый плед и прилегла на широкий спальник.