Сломанная вертикаль-3. Часть 3

     Когда звонил Ашот, Юра включил телефон на громкую связь, так что Татьяна слышала слова ее нового владельца. Тут член Юрия начал пульсировать и теплая сперма полилась в рот Татьяны. Она полностью проглотила, еще какое-то время подержала член во рту, а потом выпустила его, поцеловав на прощание. Она преданно посмотрела Юрию в глаза снизу вверх, стоя на коленях и прослезилась. В этот момент в дверь постучали:

     

     – Ашот, привет. Вот твоя покупка! Во всей красе, как говорится!

     

     – Привет. Готова? – поинтересовался у Татьяны Ашот

     

     – Да, – потупив глаза, – сказала она.

     

     – Ну поехали, – Ашот решительно двинулся к выходу.

     

     – Прощай Татьяна! Ашот, документы ее не забудь, – сказал Юра грустным голосом. У Татьяны глаза были уже давно на мокром месте:

     

     – Прощайте Юрий!

     

     – Хорош, тут нюни разводить! Где твои вещи? – Таня показала на три сумки. Ашот покачал головой:

     

     – Много вещей с собой берешь! Что в сумках?

     

     – В зеленой вещи всякие, в синей зимняя одежда, в черной – белье и халаты всякие, – ответила Татьяна.

     

     – Ну а сумочка у тебя есть? – поинтересовался Ашот.

     

     – Есть.

     

     – Вот ее и возьми! – приказал Ашот

     

     – А как же мои вещи? – взволнованно спросила Таня.

     

     – Я сказал взять только сумочку! Ты меня поняла! – металлическим голосом сказал Ашот.

     

     – Ппоонялаа! – чуть ли не шепотом пролепетала Татьяна.

     

     Ашот с Таней еще раз попрощались с Юрой и сели тонированный джип Ашота. Татьяна никак не могла перестать плакать, но то ли убаюкивающее покачивание автомобиля при езде, то ли спокойная музыка, плавно льющаяся из колонок, то ли молчание Ашота, высушили ей слезы, и она постепенно начала успокаиваться. “В самом деле, что я волнуюсь, хуже уже быть не может” – думала Татьяна. Ашот, как будто прочитал ее мысли, и, после приблизительно получасового молчания, заговорил:

     

     – Слушай сюда, девочка, и слушай очень внимательно! Я скажу это только один раз и повторять не буду! У нас с тобой два места назначения возможных, первое место – это рынок, где ты будешь в туалете обслуживать узбеков и таджиков, которые привозят фрукты на рынок, ты будешь сосать им потные, немытые месяцами хуи за очень мало денег. Тебе понадобится несколько лет, чтобы отдать мне ту сумму, которую я за тебя заплатил. И даже, когда ты отдашь мне все эти деньги, я с тебя вычту за еду и аренду рабочего места, и ты останешься работать еще. А потом я тебя продам какому нибудь узбеку, возвращаемуся домой к себе в аул, где тебя будут ебать все мужчины аула, а потом, когда ты всем надоешь и твои дырки будут совсем разьебанные, ты будешь сосать собакам и ослам, они же будут твои основные ебари.

     

     – Пожалуйста не надо на рынок! Я прошу Вас, Ашот! К сожалению, я не знаю Вашего отчества! – ужаснулась Татьяна

     

     – Арменович, – уточнил Ашот.

     

     – Ашот Арменович, я Вас умоляю! А какое второе место? – в отчаянии ухватилась за соломинку Таня

     

     – Второе возможное место назначения – это мой дом, где ты будешь должна отработать год, максимум полтора и я тебя отпущу на все четыре стороны, но при одном условии, – сказал Ашот.

     

     – При каком же условии, Ашот Арменович? – Татьяне казалось, что называя Ашота по имени и отчеству, она зарабатывает незначительные, но все же плюсики в его глазах.

     

     – Грубо это можно сформулировать так – Я сказал, ты сделала! Без вопросов и разговоров! Ебать я тебя буду много, и не только я! Но клянусь – одно только слово возражения или сомнения – и ты поедешь на рынок!

     

     – Я согласна! – торопливо ответила Татьяна

     

     – ОК! Сейчас по дороге в торговый центр заедем, купим тебе кое-что из одежды – успокоил Татьяну Ашот

     

     Торговый центр был огромный. Ашот припарковал машину, галантно открыл дверь и подал Татьяне руку, помогая ей сойти с высокой подножки джипа.

     

     – Ну что, куда пойдем? В какой магазин? Мы, старики, в этом не разбираемся, – обозвал себя Ашот скорее не по факту, потому что ему было всего 49 лет, но из чувства самоиронии. Татьяна улыбнулась:

     

     – Какой же Вы старик Ашот Арменович?! Где подешевле.

     

     – Почему где подешевле? Моя шлюха должно выглядеть дорого, – поставил Татьяну на место Ашот, – вот, например, это магазин – это хороший магазин?

     

     – Кристиан Диор! Да, это очень хороший, – замялась Татьяна.

     

     – Пошли, – весело скомандовал Ашот.

     

     – Это очень дорого, – сказала с опаской Татьяна

     

     – Если ты волнуешься, не придется ли тебе это потом отрабатывать, – спросил Таню Ашот, на что та утвердительно кивнула, – не придется! И не стесняйся в выборе! Давай сегодня сойдем немножко с ума! Девушка, а где здесь примерочная, – спросил Ашот.

     

     – Вон там, сзади, – продавщица указала рукой в глубину зала.

     

     – Пойдем, – потянул Татьяну Ашот.

     

     – Раздевайся, – приказал новый владелец Татьяне. Она только спросила: – Что, прямо здесь?

     

     – Я же тебе говорил, что не буду повторять по два раза! Прощаю последний раз! Если еще раз переспросишь – поедешь на рынок! – гневно сказал Ашот.

     

     – Что Вы, что Вы, Ашот Арменович! Я больше не буду, – с этими словами Татьяна стянула с себя футболку, быстро расстегнула лифчик, сняла джинсы и осталась было в одних трусиках, но Ашот приказал глазами и Татьяна, не посмев ослушаться, уронила трусики на пол.

     

     Ашот буквально пожирал взглядом свою новую собственность. И, в самом деле, было на что посмотреть: большие груди Татьяны нисколько не отвисли с возрастом, но наоборот, налились и оформились в два безупречных полушария с упругими коричневыми сосками; низ живота у Тани был чисто выбрит, а над половыми губами была оставлена буква Т, что натолкнуло Ашота на мысль, что неплохо было бы свою вещь пометить татуировкой или как-то еще. Плавная линия талии переходила в идеальной формы задницу, которая, в свою очередь, заканчивалась длинными ногами. Венчало все это великолепие красивое лицо, на котором особенно выделялись чувственные полные губы. Ашот был очень доволен своей покупкой.

     

     Он поднял Татьянины вещи с пола, сгреб их в охапку и позвал продавщицу:

     

     – Девушка, выбросите это пожалуйста! И принесите нам белья и платья на выбор!

     

     – Но я не могу не зная размера, – заволновалась продавщица, профессионально почуяв денежного покупателя.

     

     – А, размеры! Смотрите, – с этими словами Ашот отдернул занавеску и показал голую Татьяну, которая не посмела закрыться руками, увидев взгляд Ашота.

     

     – Я все поняла. Через 10-15 минут принесу, – сказала девушка.

     

     – Хорошо, – ответил Ашот и задернул занавеску. Потом он расстегнул молнию на брюках и произнес только одно слово: – Сосать!

     

     Татьяна очень не хотела на рынок, поэтому она быстро опустилась на колени, вытащила огромный член Ашота и отправила его в рот. Во рту он не помещался полностью, поэтому Татьяна помогала себе руками

     

     – Целиком бери, блядь, – прорычал Ашот.

     

     Таня, преодолевая рвотные позывы, засовывала орган Ашота с каждым движением все дальше, пока он не очутился целиком в ее рту, а, точнее, в горле. Ашот взял ее за волосы и начал трахать Татьяну к голову. Протрахав так пару минут он начал бурно кончать, вынув член и покрывая струями спермы лицо и волосы Татьяны.