шлюхи Екатеринбурга

Школьные ясли (инфантилизм). Часть 5

     Одинадцатиклассница помогла Алёше встать.

     – Подтянем повыше, – улыбнулась она, натянув семилетнему мальчишке колготки до груди.

     Подождав, когда Алёша допьет молоко, Наташа не без труда сняла мальчишку со стола.

     – Обувайся и беги к себе в класс, – сказала она мальчику, – А на перемене сразу сюда. Опоздаешь на пять минут – завтра тоже к нам придешь.

     Наскоро завязав шнурки кроссовок, мальчишка пулей выскочил из комнаты.

     – Какой буйный попался, – улыбнулась Оля, – Интересно они все так вырываются и дрыгают ногами?

     – Я специально дразнила мальчишку щекоткой, чтоб подрыгал ножками, – объяснила Наташа, – Не забывайте, что все, что мы с ними тут делаем – это наказание. Лупить наказанных детей по голой попе конечно не стоит. Мы с ними поступаем по другому – стараемся, чтобы процедура смены подгузника была как можно менее комфортной. Надо каждого немножко помучить, пока лежит на пеленальном столе. Вы видели, как я совала ему палец в попу. И подольше дразните щекоткой, когда мажете между ног вазелином или детским маслом. Надо все делать очень легкими скользящими движениями. Если не дрыгает от щекотки ногами, значит неправильно мажешь.

     Десятиклассницы тихонько захихикали.

     – Вы быстро выучите, где у мальчишек самые чувствительные места, – продолжила Наташа, – Видели, где я Алёшу трогала?

     Девушки болтали еще несколько минут – пока не раздался звонок.

     – На перемене сразу сюда! – крикнула Наташа вдогонку отправившимся в свой класс трем десятиклассницам.

     

     Вернувшись на перемене в ясельную комнату, новые нянечки застали там кроме Наташи еще двух одинадцатиклассниц.

     – Маша, – представилась первая.

     – Настя, – приветливо улыбнулась вторая, – Мы просто пришли посмотреть, как вы тут возитесь с малышами.

     – Маша с Настей весь прошлый год работали у нас нянечками, – сообщила Наташа.

     Постепенно начали приходить наказанные мальчишки.

     – Ого, сколько их сегодня много, – заметила Маша, – Больше, чем нянечек.

     – С медсестрой было бы поровну, – сказала Настя, – Кстати, где она?

     – Делает прививки, – ответила Наташа, – Сказала, что придет к нам не раньше десяти.

     – Мы с Машкой можем вам помочь, – предложила Настя.

     – Как вы нам поможете? – усмехнулась Наташа, – Пеленальных столов всего четыре.

     – Точно, – вздохнула Настя.

     Наташа окинула пятерых мальчиков оценивающим взглядом.

     – Быстренько построились перед столами! – приказала она и, дождавшись, когда мальчишки построятся в шеренгу, повернулась к новым нянечкам, – Снимите им колготки, но подгузники пока не трогайте. А я сейчас всем раздам бутылочки с соком.

     Вручив каждому мальчику по детской бутылочке, Наташа принялась наблюдать, как десятиклассницы их раздевают. Вскоре все пятеро мальчишек стояли без колготкок – в одних подгузниках и коротеньких маечках.

     – Ого, сколько надул, – улыбнулась Наташа, приложив ладонь к пухлому Колиному подгузнику, – И запашок очень подозрительный.

     Наташа принюхалась к Коле и вслед за ним к стоящему слева Саше.

     – Похоже кто-то обкакался, – понимающе улыбнулась она, ощупав Сашин подгузник сзади.

     – Действительно покакал? – спросила Настя и, обойдя Сашу сзади, бесцеремонно оттянула эластичный пояс его подгузника, – Ничего себе! Такая куча в подгузнике.

     – Ага, столько туда наложил, – согласилась Маша, с любопытством заглянув в Сашин подгузник после Насти.

     – Наверно весь урок старался, – ехидно сказала Наташа, – Правда Саша? Официально объявляю тебе благодарность за то, что лучше всех используешь подгузник по назначению.

     Старшеклассницы дружно засмеялись.

     – Смотрите, как покраснел, – показала на Сашу пальцем хихикающая Оля.

     – Наоборот гордиться надо, – засмеялась Наташа, – Ты, Саша, у нас в яслях пока самый старательный карапуз.

     Наташа перешла к следующему мальчику – Диме.

     – Ничего себе, – усмехнулась она, пощупав ему подгузник.

     – Ага, так набух, – сказала Маша, – Хорошо, что протекать не начал.

     – А у этого какой полный подгузник, – показала Настя на стоящего рядом с Димой Вову.

     – У Вовы с этим никогда не было проблем, – улыбнулась Наташа, – Он, похоже, один из тех детей, кому нравится писать в подгузник.

     – Наверное до пяти лет их носил, – насмешливо добавила Настя, – Что покраснел? Похоже я в самую точку попала. Представляю, Вова, как твоя мама намучилась, пока приучила тебя к горшку.

     – Что, стыдно за то, что позже других начал ходить на горшок? – засмеялась Наташа, – Наверно и вправду чуть-ли не до школы носил подгузники.

     Последним в шеренге, как и в прошлый раз, стоял новенький – Алёша.

     – Непорядок, – нахмурилась Наташа, взглянув на Алёшин подгузник, – Ты что, забыл наши правила?

     Наташа залезла ладонью Алёше в подгузник.

     – Что покраснел? – улыбнулась она, щупая мальчика.

     – Сухой? – спросила Маша.

     – Ага, сухой, – кивнула Наташа и строго помотрела на Алёшу, – Ты почему не пописал? Надо приходить сюда в мокром подгузнике. Видел, как остальные мальчики их наполнили? Саша даже покакал.

     Алёша уставился на Наташу испуганно-виноватым взглядом.

     – Чем ты слушал, когда я объясняла наши правила? – продолжила Наташа строгим голосом, – Значит так. Раз ты не пописал в подгузник во время урока, сейчас прямо тут, у нас сходишь по-маленькому. Маш, можешь принести ему горшок?

     – Я не хочу писать, – смущенно пролепетал Алёша.

     – Ага, не хочешь, – усмехнулась Наташа, – Почему тогда дрожишь и переминаешься с ноги на ногу? Меня не обманешь.

     Маша передала Наташе эмалированный детский горшок, который та тут же поставила перед Алёшей.

     – Если ребенок приходит сухим, нужно заставить его сходить на горшок, – пояснила она новым нянечкам, расстегивая Алёшин подгузник.

     Оставшись без подгузника, семилетний мальчик густо покраснел и, как обычно, прикрылся между ног.

     – Что ты стоишь и глазеешь на горшок? – повысила голос Наташа, разнимая Алёше ладошки, – Не знаешь, для чего он нужен? И не надо краснеть – пописаешь туда прямо тут, в нашем присутствии. Малыши не должны стесняться ходить при взрослых на горшок.

     Алёша смущенно опустил взгляд.

     – Ну? – выжидающе уставилась на него Наташа, – Долго нам еще ждать, пока его величество соизволит пустить в горшок струйку?

     Старшекласницы сдержанно захихикали.

     – Ой, как же я забыла, – продолжила Наташа насмешливым тоном, – Ты ж теперь, как ясельный. Кто-то должен держать тебе писюнчик и уговаривать.

     Наташа присела рядом с Алёшей на корточки.

     – Ну что ж, будем уговаривать, как малыша, – улыбнулась она, бесцеремонно приподняв мальчику письку.

     – Смотрите, как покраснел, – засмеялась Ира.

     – Чей это писюнчик? – ласково спросила Алёшу Наташа, играясь пальцами с тоненькой мальчишечьей палочкой, – Кто сейчас пустит отсюда струйку?

     – Я просто не могу, – улыбнулась Оля, – Сейчас со смеху умру.

     – Покажи нам, как ты умеешь пускать фонтанчик, – продолжила Наташа, – Я уверена, всем будет очень интересно на него посмотреть. Особенно новеньким нянечкам.

     Красный, как рак, мальчишка продолжал смотреть себе под ноги.

     – Неужели не хочешь продемонстрировать нам струйку? – улыбнулась Наташа, – Все мальчики ясельного возраста всегда так охотно это делают. Мой двухлетний племянник никогда в одиночестве не писает. Обычно зовет кого-то из взрослых, чтоб посмотрели. И с такой гордостью струит в свой горшок.

     – Маленький Алёшенька тоже сейчас пописает, – присоединилась к уговорам Маша, – Давай, солнышко. Хорошие мальчики всегда ходят на горшок, когда их об этом просят.

     – Пись-пись-пись, – начала приговаривать Наташа, по прежнему державшая Алёшину письку, – Давай пописаем в горшочек.

     – Не надо терпеть, зайчонок, – улыбнулась Маша, – Мы знаем, что ты хочешь по-маленькому.

     – Что, никак не писается? – насмешливо спросила смущенного мальчишку Наташа, – Или ты забыл, зачем каждому мальчику нужен маленький краник между ножек?