Щенка. Это реальная история. Юность. Свечка. Часть 2

     И девушка, словно уловив мою тревогу, впервые за весь вечер взяла меня за руку. Я посмотрел на нее, потом на хозяйку, ожидая что сейчас она засмеется и скажет, что это все шутка.

     – Да да, мы хотим свечку. А что это такое? – захлопали в ладоши ее подруги, в ожидании события, которое обещало разнообразить вечер.

     Я сделал еще одну попытку вывести все на шутку:

     – Не нужно, я вас прошу, – сказал я дрожащим от волнения голосом.

     Хозяйка отрицательно покачала головой и жестом поманила к себе.

     – Щенка, служить! – громко и отчетливо повторила хозяйка, и все во мне окончательно похолодело и рухнуло. Она не шутила, она требовала этого от меня.

     Рука собеседницы выскользнула, я встал и на ватных ногах направился к креслу хозяйки. Я шел через комнату, смотрящих на меня людей, никто из них не понимал, что происходит, все затихли в ожидании наступающего события, и только одного меня охватывал ужас и страх.

     – Раздевайся, – приказом остановила меня хозяйка на середине комнаты.

     Я остановился. В глазах моих все поплыло, осознавая насколько она серьезна.

     – А что будет, зачем это? -, легким шепотом пронеслось среди гостей.

     – Щенка, раздевайся! -, хозяйка уже входила во вкус, собирая на себе вопросительные взгляды.

     Я смотрел только на нее, все вокруг расплылось и стало нереальным. Передо мной сидела Хозяйка и требовала послушания. Тяжелее всего мне дались первые пуговицы на рубашке. Пальцы были просто деревянными и не хотели слушаться. Не справившись с последней, я стащил рубашку через голову и положил к ее ногам.

     – Теперь джинсы -, одобрительно кивнула хозяйка, смакуя вино из бокала.

     Гости не издавали ни звука, все смотрели на происходящее с чуть одурманенным алкоголем интересом. Я расстегнул ремень и стянув с себя джинсы, сложил их так же перед креслом моей госпожи, оставшись в белых маленьких трусиках, к которым приучила меня хозяйка.

     – Носки я буду снимать? Щенка не нервируй меня! – хозяйка говорила строго, но при этом торжественно улыбалась, ощущая на себе изумленные взгляды гостей и чувствуя, как повышается ее статус среди восхищенных подруг.

     Я снял носки и так же положил их к ножкам хозяйки. Меня знобило, совсем не от холода, в комнате было тепло, а теперь уже становилось даже жарко. Стоя в одних трусах, я почти задыхался от подступившего волнения и стыда. Мне сложно было смотреть людям в глаза, и я уткнулся лицом в пол.

     – Щенка, предоставь мне член! -, холодно приказала хозяйка, и тут в первые в комнате началось гудение.

     – Давайте без этого? Так совсем не смешно уже, к чему все это? Пусть он оденется. Хватит! Эта шутка затянулась. – я слышал голос моей новой знакомой, она, выйдя из оцепенения, первой бросилась на мою защиту.

     – Нет, или оставайся или уходи -, продолжала нагнетать атмосферу хозяйка.

     – А кто остается, наполняйте бокалы, дальше будет интереснее -, продолжала она.

     Девушка подошла ко мне и схватив за руку потащила из комнаты.

     Тебе совсем не обязательно это делать, я знаю ее характер, она мстит мне через тебя, уйдем отсюда, тебе не нужно это делать, Ты меня слышишь? –

     Я молчал, не сдвинувшись с места, слыша, как она шумно выходила из комнаты, переругиваясь с хозяйкой.

     Несколько минут я просто стоял в трусах по середине комнаты в кругу света. Гости тихо привыкали к этому факту, переваривая внутри себя волну необычных эмоций, подаренных им хозяйкой. Одна женщина в годах, будучи или самой подвыпившей, или раскрепощенной, встала с дивана и воспользовавшись отсутствием хозяйки, подошла ко мне.

     – Ну что они на тебя так напали, совсем запугали кроху. Вот вижу места себе не находишь. Знаешь, я бы тоже постеснялась так обнажаться перед толпой людей, – она коснулась моей груди и ощупывая пальцами мыщцы, медленно стала опускалась к паху.

     – Такие прелести я бы тоже прятала, малыш, – ее рука скользила по оформленному прессу и убедившись, что хозяйка занята разговором в коридоре, она положила руку мне на трусы, под которыми рельефно проступал объем моего члена.

     Я дернулся, ее непристойное прикосновение на секунду вернуло меня в реальность.

     – Зачем вы это делаете? Это нельзя, так нельзя… Это… , – я пытался подобрать слова, которые бы вернули нас в нормы принятого поведения, но я был настолько потерян, что с трудом бубнил что-то несвязное, подбирая слова.

     – Ты хотел сказать, что это все только для Хозяйки, да? – заговорчески шипела на меня дама.

     – Я знаю кто ты малыш, и я знаю, что сегодня ты мне покажешь все на что способен, – на этот раз она глубоко запустила руку в мои трусы и с нескрываемым удовольствием погрузилась в ощупывание их содержимого.

     Я почувствовал невероятную обиду за то, что сейчас происходило со мной. Меня пугала нереальность всего происходящего, я оставался стоять, скованный последним приказом хозяйки и мне нельзя было уйти, но и позволять себя вот так нагло лапать и усмехаться над моим положением было невыносимо. Эмоции и обида переполняли меня, на глазах внезапно навернулись слезы.

     – Ну-ну, не бойся, я тебя не обижу, – женщина все глубже с интересом исследовала содержимое моих трусов, пытаясь оставаться сочувствующей моему положению.

     По периметру комнаты на нас смотрели, отчасти испуганные, а отчасти взволнованные взгляды. Кто-то отводил глаза, кто-то прикрывал лицо бокалом, но больше никто из комнаты так и не вышел, кроме моей подруги и хозяйки. Их голоса доносились из коридора и становились с каждой репликой тише и мягче.

     – Ну не плачь, все будет хорошо. С таким прекрасным телом у тебя все будет хорошо, поверь мне, – женщине явно мешали мои узкие трусы, и она принимала попытку их стащить.

     – Знаешь, у меня ведь сын твоего возраста. Вы с ним даже похожи, – впервые ее слова показались теплыми, и немного сглаживали неприятные ощущения от ее наглых рук, тискающих мою мошонку. Я с нетерпением ждал возвращения хозяйки.

     – А пусть он повернется, нам плохо видно… , – прозвучало пожелание от гостей, видимо отошедших от первой волны шока и уже втягивающихся во вкус происходящего.

     – Да-да, сейчас вернусь -, крикнула хозяйка из коридора, не зная, что происходит в комнате, и адресуя этот вопрос к себе.

     – Ты на него похож, такой же жеребенок. Вот только ходит к нему одна потаскушка. А я вот гадаю и чем же она с ним таким занимается. А теперь вот вижу, что она делает с моим мальчиком, – с этими словами она пробралась рукой к основанию члена и с силой схватила его под корень. После этого все мои иллюзии о доброй сочувствующий женщине пропали. Я инстинктивно отпрянул назад, пытаясь вырвать свой член из ее цепкой руки, как вдруг, она сама ослабила хватку и шлепнув резинкой трусов, резко убрала руку.

     В комнату вернулась хозяйка и моя новая знакомая. Пожилая дама, тут же оказавшись не причем, вернулась на свое место, под завистливые взгляды нерешительных дам. На этот раз девушка села поближе к хозяйке, и совершенно не смотрела мне в глаза, словно меня не было. Не было того меня, который весь вечер общался с ней, к которому она проявляла знаки симпатии. Сейчас она казалась чужой, и глядела сквозь меня, ни разу не посмотрев в глаза.

     – Ну, и что стоим? Где мой член? -, с шумом усаживаясь в кресло, вернула меня к нереальности хозяйка.

     – Снял трусы и показал всем мой член! –

     Слезы наполнили мои глаза, измученный уже произошедшим, я в бессилии опустился на колени перед хозяйкой.