Сестра и жена. Часть 1

     — Здесь! — воскликнула она. — Купаемся здесь!

     Димка расстелил подстилку и поднял глаза на неё. Она развязала лифчик, бросила его на подстилку, туда же полетели и плавки.

     — Купаемся голыми!

     Димка замер, не в силах ни оторвать взгляд, ни вымолвить слово. Девушка стояла перед ним совершенно обнаженной, на бронзовом теле светились белые полоски, защищенные купальником от загара, внизу живота курчавился рыженькими волосками треугольничек, на нежной груди набухли тёмными вишенками соски.

     — Ну, что же ты? А, тебе, я вижу, нужна помощь!

     Она вдруг подошла к нему, присела на корточки и далеко оттягивая резинку плавок высвободила торчащий член и опустила плавки до земли. Ему осталось только отбросить их ногой в сторону. Она прижалась щекой к его паху, обняв руками за ягодицы, его вздыбившийся член от избытка волнения вдруг поник. Он пришел в ужас от стыда, но она легко засмеялась, взялась рукой, пару раз обнажила головку и вдруг полностью взяла его в рот.

     После нескольких движений тот снова встал, невероятно сладкая истома разлилась по телу, Димке хотелось взять её за голову и насадить на себя как можно глубже, но остатками сознания он понимал, что этого нельзя. Да она и сама с каждым движением все глубже вбирала его в рот, уже почти касаясь лицом его лобка. Истома стала непереносимой и он начал разряжаться ей в рот короткими толчками. Она обхватила руками его ягодицы, как бы не желая отдавать захваченное ею, он ощущал, как она нежно высасывает его. Но вот толчки кончились, появилось ощущение пустоты, её движения стали осторожнее, она взялась рукой, нежно облизала головку, встала, засмеялась, глянув в его лицо, и чмокнула его в губы, оставляя слабый запах его же семени:

     — Ого, сколько у тебя! А теперь — купаться! Побежали!

     Она схватила его за руку и потащила в воду. Он едва нашел силы в дрожащих ногах, чтобы побежать за ней. Минут двадцать они плавали, плескались, хохотали. Он гонялся за ней, любуясь просвечивающими в воде широко расставленными ногами и голой попкой, она выпрыгивала, показывая грудь. Наконец, подплыла к нему, стоящему по грудь в воде, обвила его шею руками и повисла на нем, крепко прижавшись и бесстыдно обхватив ногами.

     — Ну что? Ты уже готов?

     Димка легко понес её на берег, бережно уложил на подстилку, лег рядом и попытался лечь на неё.

     — Подожди! — прошептала она. — Поцелуй меня сначала… Теперь поцелуй там… Не так! Ляг туда… Сначала подними мне ноги… Повыше… Раздвинь их…

     Он примостился лицом между её поднятыми ногами, она поставила ступни ему на плечи.

     — Целуй! Раскрой её… Теперь язычком… Нежнее! Да, да, так! Бутончик вверху пососи… И язычком внизу залезь… И везде! Да-а-а… А-а-ах! . .

     Димка старался, она сладострастно выгибалась и стонала. Наконец, она потащила его на себя. Он лёг на неё, она рукой взялась за его член, направила его, и тот легко скользнул в сочащуюся дырочку. Она охнула и прошептала:

     — Грудь… Соски… Пальцами!

     На этот раз, после недавнего облегчения, силы как бы просыпались в нём, и он мощно загонял ей по самый корень.

     — Милый, не спеши! Не торопись, подольше…

     Она поставила ступни босых ног ему на ягодицы и стала подсказывать ему темп. Но через некоторое время она сказала:

     — Подожди-ка, лучше я! Ляг на спину!

     Он вынул из неё дымящийся член, лег на спину, она села верхом на его бедра, рукой вставила в себя и приказала:

     — Лежи, не шевелись!

     Ничего не было сладостнее выполнения её приказа! Она сама то надевалась до дна, то застывала в какой-то точке и мелко-мелко двигалась, получая наслаждение от какого-то местечка в своей глубине. Иногда же она вдруг начинала двигаться так размашисто, что член выскакивал из неё, а она с маху на него насаживалась, рискуя сломать, и в момент входа в её дырочку, когда раздвигалась её нежная плоть, оба испытывали огромное наслаждение.

     Наконец, она наделась на всю глубину и задвигалась мелко-мелко. Димка почувствовал опять прилив той самой истомы, подался ей навстречу, она застонала, захрипела, и стала медленно насаживаться на него так, как будто хотела, чтобы он проткнул её насквозь. У Димки толчками пошло семя, она опять застонала, её движения становились все слабее, на лице проступили капельки пота. Еще через мгновение она упала на его грудь и слабо обняла:

     — О-о-ох, как ты меня затрахал! Я же встать не могу!

     Они полежали немного, потом она сказала:

     — Нужно идти к ребятам. Пусти, я подмоюсь и пойдем.

     — Да пошли искупнёмся еще!

     — Ну, нет, в воде я сейчас утону!

     Она встала, вошла по щиколотку в воду, повернулась к Димке, присела, демонстративно широко расставив колени и тщательно ладошкой подмылась.

     — Где это вы шатались? Вы ничего не потеряли? — ехидничала беленькая Соня, сидевшая рядом с Олегом.

     — Там такое место красивое, мы там купались! — весело щебетала Любаша.

     — Ваня, я хочу туда! — заявила третья девушка, имени её Димка не запомнил. Они вскочили и направились туда, откуда они с Любашей только что пришли.

     Дима улегся на спину рядом с подружкой загорать. Она положила голову на его плечо, а руку — прямо ему между ног. Он накрыл ладонью её грудь. Улежать спокойно было невозможно. Сначала он пристроил ладонь поверх лифчика так, что сосок оказался между раздвинутыми пальцами. Она начала потихоньку через плавки пальцем поглаживать его конец, от чего тот, естественно, вздулся. Он залез ладонью под чашечку лифчика, а затем сдвинул его вверх и начал трогать соски обеими руками. Она запустила руку ему под плавки, достала оттуда член и начала возбуждать его мягкими ритмичными движениями. Он тоже залез ей под трусики, раздвинул ножки и стал пальцем ласкать её взмокшую писечку.

     — Нас там не видно? — шепотом спросил Димка.

     — А ты посмотри, чем они занимаются! — хихикнула Любаша.

     Димка приподнялся, глянул налево и замер: голая Соня стояла на четвереньках валетом над Олегом, прижавши промежность к его рту, и отсасывала его, а он увлеченно трудился над её киской. Любаша зашевелилась рядом, снимая купальник. Он плюнул на все, стащил плавки и лег на девушку. Она высоко подняла раздвинутые ноги и пальцами широко раскрыла объект его вожделения, куда он сразу же и всунул свой инструмент. Теперь она не придерживала его, а неистово подмахивала снизу. Он уже не боялся кончить слишком быстро и старался проникать как можно глубже. Она дышала все чаще, её дыхание сбивалось, глаза закрылись, на лбу проступила уже знакомая испарина. Он снова повернул голову налево: ему подмигнул Олег, то же самое проделывавший с Соней.

     Если на полянке Димка сачковал, наслаждаясь тем, что проделывает с ним Любаша и любуясь её прыгающей грудью, то теперь пришло время черной пахоты: он работал бедрами и эта работа была получше, чем на тренировке. Но и результат был налицо. Любаня сначала дышала, потом постанывала, а теперь уже в голос стонала и даже выла. Димка снова глянул влево и встретил любопытный взгляд Сони, над которой по-прежнему трудился Олег. И опять сладостный момент был вызван ею: она захрипела, схватила его за ягодицы, плотно прижала к себе, он вошел в неё по самый корень, у неё что-то там сжалось, и он стал кончать, уже третий раз подряд. Она кончила и пластом лежала под ним, тяжело дыша. Теперь уже он, обессиленный, упал на неё. Она открыла глаза и поцеловала его.

     — Дорогие граждане, спасибо за внимание! — дрожащим голосом выговорила она. Слева захихикали.

     Тут из-за деревьев вышел Ванька со своей девушкой.

     — Вань, а они все голые! И, по-моему, трахаются!

     — Быть одетым среди голых — все равно, что голым среди одетых, — пробурчал Олег.

     — А они тут даром времени не теряли, — сказал Ванька.

     — Как и мы, дорогой!

     Ванькина девушка уже разделась, пришлось и ему стащить плавки.

     Девушки пошли в воду. Олег тихо сказал:

     — Димка, не вздумай заморачиваться насчет всяких там любовей. Девочки хорошие, но трахаются с кем попало. А то знаю я тебя…

     Димка еще час назад может и заморачивался бы, но сейчас, после фактически публичного секса, да еще и при виде трех голых девушек, ни о какой любви думать не хотелось.

     Теперь они не вылазили из воды больше часа. Девочки сначала берегли прически, но потом головы у всех стали мокрыми после игр с обрызгиванием. Потом Олег поднырнул под Любашу и встал с ней на шее, она завизжала и свалилась. Дальше уже все ныряли, хватали друг дружку за все, что попадалось под руку, обнимались, хохотали. Устроили прыгалку для девчонок: Иван с Олегом сцепляли руки в виде мостика, девочки аккуратно становились на этот мостик, они на счет «три» сильно подбрасывали девочку вверх и она, счастливо визжа и бесстыдно дрыгая ногами, плюхалась в теплую воду.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]