Семья нового времени

     
Эта история произошла пол-года тому назад. Дело было летом. Мы с моим другом, как это обычно бывает по пятницам пошли в баню, чтобы за кружкой пива смыть с себя недельную усталость.

     Вечер не предвещал ничего необычного. Набрав с собой пива мы направились в сауну, где заказали номер на 2 часа.

     Окунувшись в бассейн, попарившись и, снова окунувшись в ледяную воду мы выбрались в комнату, где стоял стол и несколько кресел. Включили телевизор и, попивая ледяное пиво начали обсуждать события, происшедшие на неделе.

     В непринужденной беседе, периодически окунаясь в бассейн и посещая парилку, мы провели около часа.

     — Слушай, а ты с семьей в баню ходишь? — вдруг спросил меня друг.

     — А почему ты вдруг спросил? — удивился я.

     — Да так. Подумал, вот бы здорово семьями в баньке попариться. И веселее будет. И жены не будут переживать, где мы пропадаем — улыбнулся он.

     — Ну, не знаю — сказал я в ответ.

     Хмель ударил в голову, хотелось говорить обо всем. Язык сам болтал без умолку.

     — Давай как-нибудь соберемся? А? — настаивал он.

     — У меня мои сейчас в деревне, у тещи гостят. Через две недели только возвращаются. А вы часто в баню всей семьей ходите? — спросил я.

     — Ну… не то, чтобы часто. Но иногда практикуем.

     — И детей с собой берете?

     — Ну да. А что в этом такого? Зато не шарахаются при виде мужского достоинства или обнаженной женской груди. Что в этом плохого? Мы прививаем им, что это красиво, и нечего этого стыдиться, — начал объяснять мне он.

     — Ты нудист? — спросил я, отхлебнув очередную порцию пива из кружки.

     — Ну, что-то вроде того. Слушай. Может быть соберемся? Мы собираемся у приятеля на даче раз-два в месяц. Разве плохо сбросить с себя все предрассудки? — удивился он.

     — А кто это — мы? — поинтересовался я.

     — Мы — это закрытое общество людей, пропагандирующие здоровый образ жизни. Если человек рожден был без одежды, то зачем идти против природы?

     — В первую очередь одежда сохраняет здоровье человека: от жары, от холода. Разве не так? — я достал из пачки сигарету и закурил.

     — Ну да, так. Но если созданы благоприятные условия, почему я не могу ходить обнаженным? Почему мои дети не могут видеть своего папу голым? А? — начал сыпать вопросами мой друг.

     — Хм… Знаешь, а я не задумывался как-то над подобными вопросами, — задумался я, — а почему именно мне ты предлагаешь вступить в ваше, так называемое «общество»?

     — Ну, я тебя достаточно хорошо знаю. Ты человек порядочный. Семья у тебя хорошая. В общество вступают люди только по чьей-либо рекомендации. Правила отборы жесткие. — он налил в бокалы еще пиво.

     — А как ты думаешь, на детской психике это никак не отражается? — спросил я.

     — Нет. Не в коем случае! Ребенок с детства привыкает к тому, что обнаженное тело — это хорошо, что секс — это удовольствие… — начал перечислять он.

     — Стоп. — перебил я его. — Что значит секс — это удовольствие? Вы еще и сексом детей учитесь заниматься?!

     — Ну, не учим. Подсказываем, я бы сказал. Ребенок вырастает и знает все о сексе. Ну, или практически все. Он не боится этого.

     — То есть твоя Маринка и Аленка, — так звали 12-летнюю и 10-летнюю дочерей моего друга — уже видели вживую, как вы занимаетесь сексом?

     — Ну да. Видели. И для них это нормально. Я же тебе говорю, они не шарахается при виде обнаженных мужчин или женщин. И когда показывают по телевизору откровенные сцены не убегает в другую комнату, — раздраженно ответил мой друг.

     — Хм… интересно, интересно…

     — Послушай, у нас время подходит к концу. Нам уже пора собираться, — перебил он меня.

     — Да, да… конечно же, — я задумался. А ведь и правда. Если ребенка с детства учить, что такое хорошо и что такое плохо, он не вырастет человеком с комплексами в сексуальном плане.

     Мы вышли на улицу. Стоял теплый июльский вечер. Высоко в небе порхали птички. Солнце окрасило город в багряный цвет, укатившись куда-то на запад.

     — Может ко мне рванем? Продолжим употребление пива? Твои-то все-равно к теще уехали? — предложил Сашка (а именно так звали моего друга).

     — Ну не знаю, — замялся я. — Неудобно как-то.

     — Неудобно спать на потолке, — засмеялся мой друг. — Пойдем. Что тебе дома-то делать? Завтра выходные, там и выспишься. А сегодня посидим, в картишки перекинемся, пивка еще попьем.

     — Ну лады, уговорил, — согласился я. Мне не терпелось попасть к нему в дом, посмотреть на его странную семью, которая любит ходить голой и заниматься любовью на глазах у детей. От этих мыслей я слегка возбудился.

     Через 40 минут мы были у двери квартиры моего друга. Обычная московская квартира, каких тысячи в Москве. Сашка позвонил в дверной звонок. За дверью послышались шаги и женский голос спросил:

     — Кто там?

     — Открывай, открывай. Глава семьи пришел, — заулыбался Саша.

      Дверь открылась и на пороге появилась симпатичная женщина, невысокого роста. Её светлые волосы были стянуты сзади в «конский хвост». Одета она была в махровый халат синего цвета.

     — Здравствуйте, — улыбнулась она.

     — Добрый вечер, — поздоровался я в ответ.

     — Свет, знакомься, мой друг — Андрей, — представил меня он жене. — А это моя жена Светлана. Будьте знакомы.

     — Очень приятно, — снова улыбнулась Светлана.

     — Взаимно, — улыбнулся я.

     — Проходи, не стесняйся, чувствуй себя как дома, — подтолкнул в квартиру меня Саша.

     Я зашел в прихожую.

     — Разувайтесь, разувайтесь, вот вам тапочки, — затараторила Сашкина жена. — Сейчас я ужин приготовлю. Проходите, — указала она рукой на дверь в комнату.

     — Спасибо, — поблагодарил я и начал снимать ботинки.

     — Девченки еще не пришли? — спросил Саша у жены.

     — Сейчас должны уже прийти, — сказала Светлана, бросив взгляд на часы на стене. — Уже начало одиннадцатого.

     У Сашки была большая трехкомнатная квартира. Все комнаты были отдельными. Я прошел на кухню. Кухня тоже была большой. Везде была идеальная чистота. Все лежало аккуратно на своих местах. «Да» — подумал я, — «такой чистоте только позавидовать можно.»

     — Все готово, — зашел в комнату Сашка, неся в руках поднос с двумя тарелками, на которых дымилась жареная курица и картошка. — Давай, давай. Прям не как у себя дома. Садись поудобнее, — кивнул он в сторону дивана.

     Я сел на диван, положив на колени поднос с едой.

     — Сейчас пивка принесу, — он ушел на кухню.

     Саша вернулся с женой, держа в руках два бокала, а Света несла три банки пива.

     — Держи, — он протянул мне бокал.

     Мы болтали не о чем и ужинали. Вдруг в дверь позвонили. Э