Секс

     
Возле киоска, напротив остановки генерала Потапова, мирно беседовали две длинноногие брюнетки. Евгений, по-хозяйски прищурившись, обратился…

     – Девушки, мы – свидетели Иеговы. Вам не кажется, что сегодня люди почему-то отдаляются друг от друга?..

     Девушкам так не казалось, но взгляд незнакомца был настолько суров, что они утвердительно замахали головами.

     Через пару минут его руки скользили по их аппетитным бедрам, а сам Женя, шагая вразвалку, вдохновлённо общался.

     Моё сближение проходило несколько иначе, точнее сказать, обо мне совсем забыли, и я плёлся следом, комкая в зубах давно потухшую сигарету. Время от времени бросал остроты, после чего разговор прекращался, и воцарялась неловкая пауза.

     Одну звали Леной, другую – Катей. Одеты они были стильно… ботфорты, юбки, блузки… У каждой сумочка через плечо, на пальцах – кольца, а в

     ушах – серьги. Накрашены тоже со вкусом… ярко-красная помада, тени…

     Лена выглядела девушкой образованной… ей нравилась Ахматова,

     Катя – чуть скромнее. Она призналась, что занимается торговлей и на той неделе закупила двенадцать пар турецких сапог, продала семь, а какая-то Танька, взяв столько же, продала девять, но только потому, что у неё две точки на базаре, а у Кати – лишь одна, и что у Таньки есть муж, а ей, Кате, всё приходится делать одной, а одной тяжело, вот если был бы муж, тогда…

     Закончила она риторическим вопросом…

     – Что я, дурнее Таньки?..

     Мой друг любезно подхватил…

     – Нет, Катя, ты гораздо умнее.

     Последняя одарила его чарующей улыбкой.

     Пройдя метров двести, мы очутились в мегамаркете “Треугольник”. Просторный зал пестрел изобилием товаров и обслуживающим персоналом в синей униформе. Я купил книгу Гёте “Фауст”, Женя – шампанское и вазелин…

     Распивая на ходу бутылочку игристого, он постоянно внушал…

     – Поймите, девушки, наш дом – ваш дом!

     Те в ответ шутили…

     – Пропишете нас?

     – Конечно! Мы ведь с серьёзными намерениями…

     

     …Напарник сразу потащил Катерину в спальню. Я же культурно предложил Лене пройти на кухню.

     За чашечкой кофе завели разговор о возвышенном. Вспомнил все стихотворения, которые знал наизусть. Чтобы произвести впечатление, затронул творчество Сергея Есенина. Лена – Анны Ахматовой. Увлечённо жестикулируя, цитировала…

     

     …к розам хочу, в тот единственный сад,

     где лучшая в мире стоит из оград…

     

     Я расстегнул ширинку.

     Она прервалась и посмотрела на меня в недоумении…

     – Ты чего?..

     Из соседней комнаты донеслись голоса…

     – Я тебе что, проститутка!?

     – Нет, милая, конечно же нет!..

     Ухмыльнувшись, снял брюки и почесал пах…

     – Вот… так и живём!

     Зрачки Елены округлились, руки потянулись к занавеске и стали неуверенно теребить её кружевные края. Упал карниз. Я не придал этому особого значения и по-прежнему стоял перед девочкой в трусах.

     – Лена, любви хочу.

     Обрадовавшись своей находчивости, игриво засмеялся, но меня не поддержали… Нужно было сгладить допущенную оплошность. В голове вертелось два варианта… еще раз продекламировать “Белеет парус одинокий…” или разлить коньячку. Выбрал второе…

     Алкоголь подействовал адекватно… девушка уже не глядела волком, а наоборот, время от времени подмигивала левым глазом. Я понял намёк по-своему и взял её за левую грудь. К моему удивлению, она попыталась вырваться, однако, я, в свою очередь, ухватился крепче. По физиономии Лены пробежал нервный тик.

     – Ты чего?

     Не уловив вопроса, задал в ответ…

     – В смысле?

     – Зачем грудь сжимаешь?

     Девушка от души залепила пощёчину. Мне ничего не оставалось, как смутиться.

     – А что тут такого? – я всё ещё старался сохранить лицо.

     – Грудь то – не твоя!..

     Пришлось убрать руку. “Сумасшедшая”, – подумал про себя, но вслух сказал…

     – Логично.

     Несколько секунд мы молчали. Я барабанил по столу пальцами, она жевала бутерброд с салями и что-то искала у себя в сумке. За стеной слышались эротические вздохи. Эх, Жека… Молодец какой! Видит курочку в первый раз – и уже оседлал!..

     Нарушила молчание Лена…

     – Знаешь, вчера в библиотеке была…

     – Правда? – я попытался изобразить максимальную заинтересованность. – И что там?

     – Чоссера хотела почитать, но, к сожалению, его уже разобрали.

     Понимающе кивнул. Затем решил поумничать…

     – Это тот, который – Джефри?

     – Да.

     – Тоже нравится?

     – Нет, просто так, для эрудиции…