Секретарь. Часть 4

     Анна словно и не переодевалась. Те же джинсы, рубашка. Вся фигура выгодно подчёркнута и подчёркнуто-недоступна.

     — Хм… видимо намёков ты не понимаешь. Вали домой!

     И захлопнулась дверь. Ещё один шок. А она же говорила, что не хочет ни одной ошибки. В принципе-то, ей что с того. Она отдаст бумаги начальству выше. И понесётся прокуратурно-бюрократическая разборка. И мой паспорт будет в том же пакете документов как гарантия того, что я никуда не денусь.

     И я снова позвонил в дверь. И уже даже начал просить, чтобы она открыла. Обещал, что впредь не буду допускать таких ошибок и сделаю всё, что она захочет сразу и беспрекословно.

     Видимо мои просьбы всё-таки возымели действие. Дверь приоткрылась, оттуда вылетела бумажка и захлопнулась вновь.

     «Во дворе помойка. Пулей туда. Шмотки в помойку. Назад на четвереньках. Лифт запрещаю»

     Бежал быстро. По пути молясь, чтобы никто не увидел. Хотя… в такое время это не реально. На улице ещё лежал снег. При чём свеженький. И, хоть и время вечернее, было довольно светло. Вбежал на помойку. И уже когда раздевался, вспомнил, что в кармане всегда есть пакет. Решил схитрить. Кто знает как события обернуться дальше. Одежду в пакет и спрятал под лист металла, не очень хорошо прибитый вдоль стены. Назад летел на четвереньках под ошалелые взгляды прохожих, опуская низко голову, чтобы не видеть их самому. От стыда и страха было жарко. Такое чувство, что я был равномерно красного цвета.

     С другой стороны даже хорошо, что выпал новый снежок. Можно было нестись быстро, не боясь отбить коленки. Представляю как бы я это делал летом.

     Не сбавляя темп понёсся по ступенькам. А вот тут даже хорошо, что лифт работает — все нормальные люди ездили на нём, избавляя меня от возможных нежелательных встреч. Стою как верный пёс под дверью. Даже поскрёбся для полного соответствия. Хотя, это движение меня уже больше повеселило. И я поскрёбся вновь, теперь уже едва сдерживая смех. Ещё оставалось бы повыть… не, лучше потявкать. И я залился тявканьем. Весёлым и жизнерадостным.

     Анна открыла дверь. Без слов схватила за волосы и потащила за собой. Всё-таки крепкая хватка у неё. Для полноты образа я поскуливал. Шоковое состояние ввело меня в какое-то почти истерическое веселье.

     Анна открыла кладовку и запихнула меня туда.

     — Ни звука! У тебя сегодня будет весёлая ночь, так что побереги силы!

     И опять темнота. Я улёгся на пол и решил вздремнуть, раз есть время. Всё равно заняться больше нечем. Интересно, что же будет, если она меня застанет спящим. Но общее нервное состояние не давало заснуть. Время тянулось долгомучительно. Разнообразие внёс звонок в дверь. Гости? Она решила меня выставить на общественное осмеяние??? Меня бросило в жар. Я пытался сосредоточится и разобрать о чём они говорят. Но никак не получалось узнать голоса или даже расслышать слова. Потом шаги. И дверь в кладовку открылась. В дверях стояло двое здоровых парней. За ними Анна.

     — Он будет хорошим и послушным пёсиком! — хихикнула она

     — Пусть попробует не послушаться. — ответил один из парней и они выволокли меня в зал.

     Там уже уложили животом на журнальный столик и привязали. Столик узкий, на нём поместились только живот и грудь. Анна устроилась в кресле в стороне, заняв позицию наблюдателя.

     Парни разделись. И бросая шуточки устроились передо мной. Как раз на уровне моих глаз оказались их члены, пока ещё спокойно висящие.

     — Ты когда-нибудь сосал? — я отрицательно помотал головой — Ничего, сейчас устроим тебе ликбез.

     И член уткнулся мне в губы. Я послушно взял его в рот. Уже с нескольких движений он набрал свой полноценный размер. Затем его место занял второй. Это уже можно было назвать только как «трах в рот». Жёстко и глубоко. Совершенно не обращая внимания на то, что я давлюсь. Они по очереди вколачивали свой член мне в рот, требуя, чтобы я глотал. Временами во рту оказывались оба сразу, правда в этом случае им не удобно было пихать глубоко.

     Потом один из них подошёл сзади. Грубо и бесцеремонно ворвавшись внутрь.

     Из глаз текли слёзы. Срабатывал рвотный рефлекс и с другой стороны член разрывал мой зад. Я уже не слышал что происходит меня просто трахали. Жёстко и грубо. Они менялись местами, и снова и снова. Я уже не отдавал себе отчёт. Стонал не сдерживаясь. А это их веселило ещё больше. Разнообразием стала струя горячей спермы, ударившая в глотку. Я закашлялся под дружный хохот. При этом трах рта не прекратился. Поршень продолжал долбить меня даже сквозь кашель. И это их забавляло ещё больше. Меня выворачивало наизнанку, но в желудке было пусто. И в очередной спазм член прошёл в глотку на всю длину, перекрыв воздух и замер, при этом руки тесно прижали голову к паху. Я пытался вырвать, но это было не реально. Перед глазами всё поплыло, залило слезами.

     — Ох, как у него очко заиграло! ДА!

     Закричал второй и сперма излилась в кишку. Только после этого оба члена меня оставили. Я пытался откашляться. Я уже не слышал о чём они говорили, находясь в каком-то непонятном состоянии. Посмотрел на Анну. Она сидела в кресле. Дыхание было тяжёлым, глаза буквально пылали желанием. В руке бокал вина, который показывал дрожь. Её невозможно было унять. Но она этих двоих пригласила для меня, а не для себя. Захотела просто остаться наблюдателем, хоть и находилась на пределе.

     Прошло минут 15. они непринуждённо болтали, взяв себе передышку. Затем она объяснила, что отдыха у меня быть не должно. Ребята хмыкнули и подошли вновь. Судя по всему она купила этих двоих. Мальчики по вызову. Но их забавляла ситуация. И они отрабатывали деньги.

     Больше отдыха у меня небыло. Я не знаю, сколько времени прошло. Но в какой-то момент Анна окликнула их

     — Я спать. Заканчиваете как и договорились. Его отвяжете, он вас проводит. Наслаждайтесь.

     Трах и изнасилование продолжились на самом деле не так уж и долго после этого. У меня сложилось впечатление, что ребята решили просто раньше смыться. Через какое-то время просто один из них тихонько заглянул в спальню. Затем они отвязали меня, быстро собрались и не говоря ни слова ушли.

     Я закрыл за ними дверь, вернулся в зал и упал на кресло совсем без сил. Вот теперь точно болело всё. И в первую очередь рот и задница от такого изнасилования. Охренеть! И это только первая ночь. Выходные ещё даже не начались!

     Я закашлялся, уткнувшись в подушку, чтобы сильно не шуметь. Хм. Она же спит… может пока она спит… как молнией меня пронзило осознание момента. Беззащитная спящая женщина. Я встал в центр зала, оглядывая комнату. В голове кружился ворох мыслей. Как можно выправить ситуацию. Убить — слишком крайний вариант. Многие видели как я сюда нёсся. Да ещё в таком незабываемом виде.

     И тут мой взгляд упал на торчащий из под ковра уголок бумаг. Я выдернул их. Именно те, которыми она меня шантажировала. Здесь же в файлике мой паспорт! Как взрыв произошёл в сознании и ярость! Я метнулся в прихожую, в гардероб. Несколько ремней. Затем тихонько вошёл в спальню. Тихо-тихо, чтобы не разбудить. Прислушиваясь к дыханью. Ярость клокотала во мне, но я сдерживал себя. По крайне мере начать надо аккуратно.

     На ремне уже приготовлена петля. Аккуратно отодвинуть одеяло, петлю на одну руку. И уже быстро и резко, пока Анна не пришла в себя заломить руку за спину и связать.

     Она проснулась. Но сопротивляться сильно не смогла.

     

     — Да я тебя… — крик оборвался, когда угол одеяла заткнул рот.

Страницы: [ 1 ]