Проститутки Екатеринбурга

Санаторий-3. Часть 4

     Олжас, обнаглев, достал член и теперь дергался, помахивая головкой в опасной близости от ягодиц будучи уверенным что пока она будет выбираться успеет его спрятать. Серега рядом со мной нагло дрочил глядя на это. У меня и у самого стоял, уж больно похоже Олжас изображал половой акт. Одна только Серегина мать была не в курсе того, что происходит за ее спиной.

     — Одна вон туда покатилась, я точно видел! — Олжас, не вытерпев, плотно прижался пахом к заду Серегиной матери и почти лег на нее, куда-то указывая вытянутой рукой возле ее плеча.

     Его зад мелко подергивался, не в силах остановиться. Под давлением его туши женщина еще глубже забралась под кровать.

     — Вижу я, вижу! — донеслось оттуда. — Сережа, ты тут?

     — Тут, мам.

     — Сходи вниз, к отцу. Скажи, сейчас бусины соберу и спущусь. Ждите меня там.

     — Хорошо… — видно было, что уходить ему не хочется.

     Я дотронулся до него и покачал головой. Сообразив, он быстро закивал, протопал к двери, хлопнул ею и на цыпочках вернулся на место, сжимая в руке член. Мы оба догадывались что сейчас произойдет.

     

     На мой взгляд, не почувствовать прижавшийся к ней член она не могла. Хотя кто его знает, может на фоне навалившегося тела оно не так заметно. Олжас, слегка отстранившись, терся головкой о трусики, иногда соскальзывая на голое тело. Вскоре, обнаглев окончательно, он оттянул их посреди ягодицы и сунул напряженный ствол под ткань, тут же снова навалившись на женщину и прижимаясь к ней всем телом…

     — Ну как там, все нашлось? — спросил он так, как будто это действительно его интересовало.

     — Нет еще. Не наваливайся так!

     Олжас ослабил нажим, но член так и остался под трусиками. Рукой, взявшись у корня, он провел им сверху вниз. Выпуклый бугор головки прочертил линию примерно между ягодиц и остановился внизу. До меня вдруг дошло, что женщина уже некоторое время не шевелиться, забросив поиски.

     — Нашлось? — Олжас снова наклонился вперед, прижимаясь.

     Его тело выгнулось в пояснице, подавая таз вперед.

     — Не-е-е-ет… — донеслось из-под кровати.

     Я сначала не понял, ответ это на его вопрос или реакция на его действия. Самому Олжасу было вообще без разницы, он, положив руки на ягодицы, размеренно покачивался с довольной улыбкой на лице.

     — Глу-у-убже… — прояснила ситуацию ее следующая просьба.

     Ненадолго выйдя из нее, Олжас стянул мешающие трусы и снова воткнул член. Так и нам видно было намного лучше. Серега, отчаянно дергавший себя, немедленно кончил, залив пол перед собой. Я, приспустив штаны, чуть было не сделал то же самое, но решил подождать. Судя по Олжасовым резким движениям, оставалось совсем чуть-чуть. Вместо этого я положил ладонь на гладкие ягодицы и ненавязчиво потер анус. Женские вздохи из-под кровати стали громче, а сфинктер знакомо сжался. Недолго думая, я собрал смазки с мелькающего Олжасова члена и ввинтил палец Серегиной матери в зад. Она попробовала увернуться, но деться ей было особо некуда.

     Я через тонкую перегородку нащупал движущийся Олжасов член, нажимая на него. Тут он и кончил. Я подождал, пока под моим пальцем прекратит вздрагивать бугристый стержень и подтолкнул друга, требуя освободить место. Влагалище встретило меня легкой дрожью и немыслимым количеством влаги. По яйцам сразу же потекло. Недолго я так и стоял, прижавшись, доставая головкой до самых глубин и наслаждаясь накатывающими на женщину судорогами. Едва шевельнувшись, я вызвал у нее настоящий оргазм, и возможно даже не один. Во всяком случае пока я ее трахал под кроватью не прекращались долгие, прерывающие друг друга стоны, а влагалище, сжимаясь, с трудом впускало мой член. Отчасти из-за этого трахал я ее недолго, бурно кончив под завистливым взглядом Олжаса.

     

     Серега опять дрочил. Похоже, даже после всего увиденного трахнуть мать ему в голову не приходило. Решив это исправить, я жестами подозвал его и поставил на свое место. Пришлось даже самому направить его член куда надо и подтолкнуть под зад, заставляя войти в нее. Несмотря на свое состояние, она сразу поняла, что этот предмет внутри не похож на два предыдущих.

     — Сережа?! — неуверенно спросила она.

     — Я, мам… — Серега уже вошел во вкус, гоняя в ней член.

     — А отец?!

     — Я не ходил, мам. Он внизу еще ждет.

     Она попробовала выбраться из-под кровати, но сын не давал ей этого сделать, энергично трахая родное влагалище. Она быстро сдалась, подставляя промежность сыну, только попросив…

     — Сережа, быстрее! Отец может прийти!

     — Ага… — выдохнул Серега и ускорил темп.

     

     — Пошли… — позвал я Олжаса — Они тут потом сами разберутся. А то начнет еще сейчас разборки — как вы могли, почему, и все такое… Потом еще, как твоя, лекцию о секретности прочитает…

     Он немедленно со мной согласился. Оглянувшись напоследок на Серегу и его снова кончающую мать мы прикрыли за собой дверь и заторопились к лестнице, всеми силами стараясь не столкнуться с Серегиным отцом если он вдруг вздумает подняться в номер.

     — Ты карты забыл. — напомнил я.

     — Пусть. — махнул он рукой. — Будет повод вернуться. Или Серега принесет.

     

     Мы спустились в столовую. Серегин отец топтался у входа поглядывая то на лестницу. то на часы. Мама оказалась уже за столом. Вместе с Олжасовой они вяло поглощали пищу, слушая подсевшего к ним мужичка.

     — Кто это? — уставился Олжас на него.

     — Местный. . — припомнил я — Примелькалась рожа-то… Он с женой здесь, кстати.

     — А где же она?

     — Мало ли… Может поплохело ей, или аппетита нет. Ты посмотри — соловьем заливается! Явно не спроста. Как думаешь, светит ему тут что-то?

     — Хрен его знает. Пока вроде не гонят…

     На всякий случай мы уселись через столик от них, чтобы не мешая посмотреть чем все кончится. Мама меня, конечно, заметила, но приглашать к ним за стол не стала. Олжасова поступила так же.

     — Нас не позвали. — прокомментировал я. — Какие выводы, Ватсон?

     — Мы там «нон грата». Значит, мужику может повезти. Ты, кстати, как к этому отнесешься? Ну если он с твоей?

     — Да пусть потрахается, мне не жалко. — я чуть было не добавил что-то вроде «я вечером все равно свое получу» но вовремя прикусил язык. — А ты?

     — Примерно так же. Только я бы посмотреть на это хотел.

     — Не надейся даже.

     — Да это я так… мечтаю. Понятно, что закроются в номере.

     — А интересно — пришла мне в голову мысль — Они куда пойдут? У него жена, а в наши неожиданно можем мы заявиться. Парк отпадает по погодным условиям.

     Олжас немного подумал морща лоб, затем выдал…

     — У тебя ж тетка уехала! Ее номер пустой!

     — А нам толку-то? Там тоже, между прочим, замок есть.

     — А балкон? — озвучил он свою последнюю надежду.

     — А шторы?

     Он замолчал, что-то обдумывая. Тем временем наши матери вместе с мужиком поднялись из-за стола. Мужик взял в буфете бутылку вина, фруктиков и они втроем двинулись к лестнице.

     — Я не понял, он с кем из них пошел? — Олжас торопливо запихивал в рот последние макароны.

     — Узнаем. — я тоже быстро дожевал остатки — Пошли за ними.

     

     В дверях мы встретили наконец-то воссоединившееся Серегино семейство. Его мать посмотрела на нас как-то непонятно, то ли с интересом, то ли с готовностью убить. Сам Серега старательно делал нейтральное лицо. Я так и не понял по нему чем все закончилось. Была мысль отозвать его и расспросить, но мама и остальные уже поднимались по лестнице а сзади подталкивал Олжас.

     

     На этаже они разделились — моя свернула к себе, а Олжасова повела мужика к себе. Мы издали проследили, как захлопнулась дверь Олжасова номера.

     — Закрылись… — вздохнул он.

     — Да ладно тебе! Как будто мы что-то другое ожидали. Ты ж не думал что они дверь нараспашку оставят?

     Он промолчал, всем видом показывая что не думал, но на чудо надеялся.

     — Пошли на балкон. — предложил он. — Может там повезет…

     

     На балконе нам тоже не повезло. Шторы были задернуты, дверь закрыта, и вообще сыро и холодно. Несмотря на это мы таки дождались еле слышных сквозь закрытое окно знакомых звуков, характеризующих происходящее в комнате. Слушать до конца не было никакого желания и мы вернулись обратно. Спустившись в холл, посидели в тамошних ободранных креслах, совершенно без цели, тупо разглядывая шляющийся вокруг народ. Его, народа, оказалось на редкость много по сравнению с обычными днями, наверное по причине выходного дня и плохой погоды. .

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]