шлюхи Екатеринбурга

С тёщей в дороге

Прошлым летом отвозил тёщу домой, она в нас гостила пару дней. Жена с дочкой дома остались, жара невыносимая была. А мы ещё и выехали в час дня, когда наступил пик жары. Ехать не далеко, километров 70, но жара донимала. Едем, разговариваем, с меня пот ручьём льётся, она тоже на себя газеткой машет, иногда подол ситцевого платьица подымает, и машет. Километров через 20, колодец метрах двухстах от трассы увидел. Подъехали, воды попили, в тенёчке посидели. Потом я еще обмылся до пояса. Взял полотенце в багажнике, вытерся. Футболку и полотенце туда и бросил. Немного полегчало.

Едем дальше. И тут теща говорит, что по пути место, где искупаться можно, знает. Только с трассы съехать нужно и где-то с километр проехать. Я обрадовался такой перспективе, жара донимала. И вот мы уже подъезжаем к речке. Видим, машина одна отъезжает и больше никого. Маленькая поляна. Кругом лес и речка с чистой водой и песчаным берегом. Я быстро разделся и в воду. Купаюсь, наслаждаюсь прохладой. Смотрю, тёща тоже к воде идет. Зашла сначала чуточку в воду, потом подол платья подняла и выше колен зашла, умывается. Я на ножки её смотрю, красивые, да и тёща тоже – всё при ней.

– Искупаться хочется? – спрашиваю.

– Без купальника как-то неудобно, – отвечает.

– Я уйду, а вы окунитесь, – говорю.

– Потерплю, – говорит.

– Зачем же терпеть? — спрашиваю. А сам уже мечтаю увидеть тёщу в трусах и лифчике. И направляюсь к берегу, чтобы дать тёще окунуться.

– Да ты купайся, только отвернись, говорит. Я отвернулся, отплыл немного и посмотрел на неё. Вижу, теща на берег вышла, платье снимает, беленькие кружевные трусики и лифчик на ней. Вижу, руки за спину завела, и лифчик расстегнула и снимает. Я обалдел. Член колом, как думаю из воды выходить. Она поворачивается, я в этот миг ныряю и в воде отворачиваюсь. Через минуту слышу, говорит:

– Я уже в воде. Разворачиваюсь, тёща плавает метров семь от меня. Посмотрел на берег, ё-маё, у самой воды трусики её на камне лежат. Камень огромный, бог знает откуда здесь взялся. У меня стояк конкретный и пошлые мысли в голове. Поплавав минут десять, она говорит:

– Отвернись, я выхожу.

Я снова отвернулся, а через пару секунд взглянул на неё. Она не спеша вышла из воды. Забрала трусики. На берегу немного постояла, взяла платье и лифчик, не оборачиваясь, пошла за машину. Попка – загляденье, и фигура как у модели. За машиной стала, не одевается, ждет, наверное, пока обсохнет. Минут через пять надела платье на голое тело, лифчик и трусики в руке держит. Я решил, что мне тоже нужно выходить. Стояк бешеный, трусы мокрые, четко видно член стоящий. Ничего не поделаешь выходить надо.

Выхожу из воды, вижу, теща на меня смотрит, улыбается. Подхожу к машине, открываю багажник, чтобы как-то укрыться от неё, стаскиваю с себя трусы, выжимаю, бросаю в багажник. Член колом стоит и чтобы хоть как то скрыть это, я решил надеть, шорты, сделанные из старых джинсов, которые валялись в багажнике. И достав их, я взглянул в сторону. Рядом стоит тёща, смотрит на меня и улыбается. В руках она держит что-то белое. Я понимаю, что это лифчик и трусы.

– Я положу в сумку, говорит.

Она положила лифчик и трусы в свою сумку. Я начал натягивать свои шорты и снова взглянул на тёщу. Наши глаза встретились и она, сделав два шага ко мне, берёт меня за член и приседает на корточки. Шорты падают на траву. Ещё мгновение и мой член у неё во рту. Несколько движений головой и она поднимается. Я закрываю капот, разворачиваю её задом ко мне, наклоняю, так чтобы она руками оперлась на него, подымаю платье, беру член в руку и членом ищу вход во влагалище. Там скользко и только я начал входить в неё, как услышал гул автомобиля. Мы быстро сели в машину, но было поздно. Ясно, что нас увидели. Я взглянул на неё. Под её легким платьем я заметил торчащий сосок. Я завёл машину. Руки у меня дрожали, ничего вымолвить не мог. И только теперь заметил, что я совсем голый. Шорты остались на траве. Машина, которая появилась так некстати, остановилась в двух метрах сзади моей машины. Из неё вышли два накачанные парня, и я не успел ничего понять, как они открыли дверцу, со стороны тёщи и грубо вытащили её за руку из машины. Ещё мгновение и они её затолкали в свою машину. Потом один из них открыл мою дверцу, заглушил мотор и забрал ключи. Они сели в свою машину и уехали. Я вышел из машины. Шорты тоже исчезли. И вот картина: я совсем голый, машина без ключей, тёщи нет.

Прошло, наверное, больше часа, когда я увидел, как сюда кто то идёт. Выйти из машины нет возможности. Только через несколько минут, я понял, что это тёща. Она была совсем голой. Я открыл дверцу. Подойдя к машине, она бросила мне ключи, а сама пошла в воду. Я не знал, что мне делать и пошёл за ней. Она зашла по колена и начала смывать с себя что то. На мой немой вопрос ничего не ответила, только продолжала мыть груди, живот и лицо. Потом присела и начала подмываться. Я снова возбудился. Она это заметила и сказала:

– Доигрались.

Она повернулась ко мне спиной и сказала, помой мне спину. И тут я понял, что она смывала. На спине и ягодицах была чуть засохшая сперма. Процесс мытья меня возбудил конкретно, и когда тёща оглянулась, она криво улыбнулась. Потом вышла на берег и сказала:

– Иди сюда.

Дважды меня просить не надо и вот я уже стою возле тёщи. Она ложится на траву, разводит ноги и смотрит на меня. Я ложусь на неё. Она направляет член в себя. Он легко входит в неё. Она закрывает глаза, её ноги у меня на попке,руками она обнимает меня . Я хотел было делать движения, но она сказала:

– Я сама.

Я чувствую, как она там сжимает влагалищем мой член и от этого уже на пределе. Потом она останавливается и переворачивает меня под себя. Садится на меня и начинает скакать. Три-четыре минуты и она обессиленная ложится на меня.

Я возбужден до предела и, понимаю, что могу не выдержать, говорю об этом ей.

– Давай туда, тихо говорит она и сделав несколько движений, изливаю в неё. Через несколько минут мы подымаемся, снова идем в воду и помывшись идём к машине. Открываю багажник, достаю футболку трусы и штаны, одеваюсь. Она тоже достаёт трусы, лифчик и халат, одевается. Мы садимся в машину, и минут через сорок я отдаю тёщу в объятия тестя.