Русская любовь (записки отечественной проститутки). Часть 29

     Впрочем, я и сама уже догадалась об их назначении. «Раздев и раздвинув меня в немом бесполезном отказе» , — как пишет поэтесса В. Щербина, он принялся манипулировать по мне и во мне пальцами в такой экзотической экипировке. Фредди доставил мне наслаждение, которое я охарактеризовала бы как изысканное.

     И вот какой вывод еще я сделала из интимных отношений и бесед с американцем Фредди, который упорно расспрашивал меня о его предшественниках, давних и свежих. Выросший в условиях жесткой конкуренции, он, видимо, мысленно сравнивал себя с ними и явно хотел, чтобы я попробовав его, тоже «тащилась» именно от него и сама делала сопоставление в его пользу.

     С Фредди мы встречались не раз, говорили о многом. С предельной откровенностью он объяснил, почему не только русские женщины вообще, но и российские проститутки в частности, высоко котируются за рубежом.

     — Они более покладисты, красивы и женственны. Настоящие естественные прелестницы, а не сделанные искусственно. Вы не деловиты, как наши, простодушны. Не бравируете корыстью. У вас нет откровенной расчетливости. Русские непритязательны в материальном отношении, довольствуются малым, а главное, душевны и самозабвенны в сексе. В большинстве своем еще не дошли до того, чтобы превращать секс в бизнес.

     — Еще сто лет назад наш поэт Некрасов с гордостью восклицал:

     Есть женщины в русских селеньях-

     Коня на скаку остановит,

     В горящую избу войдет…

     Он проницательно предвидел, что будет, как теперь пишет пока что малоизвестный Саенко: «На баб из России такой потрясающий спрос». А вообще-то тебя послушать, так мы сплошное достоинство, — ухмыльнулась я, — Говоришь так, чтобы быть мне приятным?

     — Есть у вас и недостаток.

     — Это какой же? -поинтересовалась я.

     — Вы не склонны говорить открытым текстом о минете и анальном сексе, хотя и не пренебрегаете тем и другим и знаете в этом толк.

     — Прости, но тут ты не прав, возразила я. — Просто у каждого в сексуальном поведении, которое, как заметил еще Тютчев, «нам не дано предугадать» , не только свой почерк, но и своя индивидуальная в нем лексика и терминология в порывах страсти и мгновениях оргазма. Она бывает настолько образна, что вам, иностранцам, может быть непонятна.

     Чтобы Фредди было понятно, что имею в виду, рассказала о скрипаче из оркестра Большого театра, который мою вульву величал ласково «пизденкой» , и об известном физике из академии наук, который свой член именовал только как «квант» и «штекер».

     Сотрудница нашего отдела, делясь впечатлениями о партнере, называет его член «хуечком». Правда, не уточняет, что имеет в виду — размер или удовольствие, которое получает от него. Другая своего приятеля по имени Владимир Ильич, когда остается недовольна в постели, обозначает его сексуальный «лик» тоже весьма своеобразно — «ебун». Возможно, Наталья имеет в виду одновременно и его профессию — литературного критика? Чужая душа, как говорится, потемки. Это и мудрый старик Хоттабыч утверждал.

     «Сыграем в очко» , -предложил мне однажды знакомый Виктор Лундон, который подвизался в журналистике и писал о педагогике, а потом внезапно укатил в США и стал работать там таксистом. А тогда я с недоумением спросила у него:

     — С чего это вдруг? Мне что, делать больше нечего? Я вообще в карты не играю.

     — Чудачка, да я совсем не карты имею в виду, — засмеялся клиент, похлопывая меня по лобку. — Хочу, чтобы ты подарила мне анал.

     — Так прямо и говорил бы, а то какое-то очко придумал. У вас что, все теперь метафорами стали изъясняться, чтобы было больше тумана и никто сразу до сути не допирал?

     Сама-то я, разумеется, понимала, что к такой иносказательности он прибегнул, чтобы несколько смягчить необычность своего желания, которое в наших отношениях было новостью и может меня шокировать. Хотел подойти к интересующему его варианту окольным путем, чтобы в случае отказа иметь возможность проще отойти на исходные позиции.

     «Ну что ж, — подумала я, — главное, как говорил Наполеон, включиться в бой, а там уж видно будет».

     С ним у нас была довольно долгая связь. Я ценила в нем привлекательную черту истинно интеллигентного человека: он заботился в акте не только о себе, а чутко прислушивался ко мне, всегда придумывал что-нибудь эдакое, чтобы я тоже хорошо кончила и не осталась в эмоциональном накладе. Не был похож на того мужчину, который, когда смотрит вместе с тобой телевизор, вдруг переключает канал, будто тебя рядом вовсе не существует. Это то же самое, когда клиент не интересуется и не считается с твоим состоянием в коитусе.

     Я лежала на спине перпендикулярно к туловищу Виктора, вскинув ноги, предоставив ему вожделенное место, а он — на боку. Его член «играл в очко» , а рука шуровала в вульве. Такой одновременный охват всей нижней эрогенной зоны не был для меня новинкой. В нем, по-моему, есть своя необычная приятность.

     Теперь я старалась популярно разъяснить Фредди нашу российскую этимологию в пестрой разноголосице идиом, которые бывают непонятны иностранцу. В заключение сказала:

     — Лексика и терминология во многом зависит от личности, характера человека и его чуткости к слову. А вообще-то, за высокий отзыв о русских женщинах спасибо тебе от всех нас.

     И я стала обцеловывать Фредди, спускаясь все ниже и ниже, пока его снова вздыбившийся член не оказался на уровне моего рта.

     Потом, когда мы опять перешли от дела к словам, Фредди принялся развивать прерванную мысль:

     — Вы не смотрите на мужчину только с одной точки зрения: что он стоит и сколько с него можно иметь.

     — Да, иностранцы дружно свидетельствуют, что русские женщины, если их еще не поразил вирус западной цивилизации, — самые хозяйственные, терпеливые, неприхотливые и заботливые, — сказала я. — И в этом нет ничего удивительного. Мы росли в суровых условиях лишений и нехватки всего самого элементарного.

     Я сделала выразительную паузу и уточнила:

     — К тому же и наш Сталин когда-то советовал учиться у американцев деловитости.

     — Я об этом слышал, — заметил Фредди. — Но, видимо, в сексе природа этому воспротивилась. Ваши женщины деловитыми не стали. И очень хорошо. В них осталось много благород¬ства и душевной щедрости. Даже у тех, которые занимаются проституцией.

     Наш мужчина сто раз подумает и тысячу раз взвесит — стоит ли ему жениться на проститутке, даже если безумно в нее влюбился. А ваши делают это безоглядно, твердо зная, что на русскую женщину, даже проститутку, можно положиться не только в прямом, но и переносном смысле, во всем ей доверять. В этом все убедились на примерах, ставших хрестоматийными.

     И для наглядного подтверждения своих слов американец Фредди привел пример, который я, признаться, не знала. Мы в своей России вообще плохо знаем свою отечественную историю во всех ее аспектах, а если и знаем, то в извращенном виде.

     Оказывается, знаменитый лейтенант Петр Шмидт, имя которого навсегда вписано в историю революционной борьбы и связано с событиями на Черноморском флоте в 1905 году, женился на проститутке Доминике Павловой, хотя сам происходил из аристократической семьи. Его отец был адмиралом. Петр хотел спасти ее, венчался в церкви. Но даже потом, когда она ушла от него, потому что не одобряла его революционных устремлений, которым он самозабвенно отдавался, осталась верна душой мужу и отцу их сына.

     После разгрома восстания моряков, когда Шмидта арестовали и он находился в тюрьме. Дина (так звали Доминику) попыталась спасти мужа от виселицы. Написала и опубликовала в газете «Новое время» отчаянное письмо, обращенное к общественности, в котором ссылалась на то, что Шмидт страдает расстройством психики и официально лечился у известных врачей, лежал в госпитале. В этом для нее была последняя надежда: если бы Шмидта признали невменяемым, дело было бы прекращено. Но сам Петр Шмидт категорически отверг такую версию и предпочел смертную казнь за борьбу за счастье народа.

     Доминика Павлова-Шмидт, которую называли «женщиной с панели» , оказалась выше тех, кто решал судьбу лейтенанта Шмидта. Верно говорят: а судьи кто? И сегодня, кстати тоже.

     Вот и Маргарита, уже современная героиня Булгакова, ради спасения Мастера готова отдаться знатному иностранцу, не стыдится появляться на людях в плаще, наброшенном на голое тело.

     Это по-своему эффектно, но я такой прием для привлечения к себе внимания не одобряю. Это — дешевка, на которую способен клюнуть только простак, одноразовик. Не надо уподобляться флакону с духами, который забыли закрыть, как сказал некогда Борис Слуцкий, имея в виду себя. И не следует также с той же целью краситься, как в цирке, где артистку видят на большом расстоянии. При непосредственной близости такой вид может только отталкивать своей вульгарностью. Экстравагантной надо быть в постели. Словом, не следует буквально понимать термин ПРОСТИТУЦИЯ, который происходит от латинского слова prostituir, что означает в переводе выставлять себя на публику.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]