Рождение звезды. Часть 3

     Глава 3. Соревнование.

     

     Придя домой, Света тут же разделась до гола, легла на диван и начала мастурбировать. “Что бы такое необычное придумать на завтра?” – рассуждала она про себя, играя со своей писькой. Её возбуждение нарастало. “Жалко, что у меня нет большого выбора сексуальной одежды”, – заметила Света, – “хотелось бы одеваться разнообразнее”. И тут её осенила идея: отец хотел сделать Свете подарок за успешное окончание третьей четверти, но тогда она сказала ему, что не знает, чего бы хотела. В итоге, они решили с отцом, что он сделает ей подарок, как только она надумает, что ей нужно. “А что, если попросить у него денег на шмотки? Тогда я куплю себе всё, что захочу!” – “Но сегодня папка вернётся поздно, так что это придётся отложить до выходных… ” И тут её осенила мысль: “А что, если… Если… Я завтра пойду в школу так же, как и сегодня, но… Но без трусиков!?” Света была возбуждена, и эта мысль ей сразу же очень понравилась. “Даже не буду брать их с собой! Интересно, ходил хоть кто-нибудь в школу без трусиков? А что, если кто-то увидит мою письку?” Она машинально посмотрела себе между ног: её пися была светло-розовая, с несколько более тёмным клитором и малыми половыми губами, которые при возбуждении выпирали наружу. На лобке и вокруг писи уже наметились пока ещё не очень густые чёрные волосы.

     

     “Не пойдёт!” – решила она. “Надо бы попробовать всё побрить”. Света залезла в ящик сестры, нашла там бритву “Gilette Sensitive” для женщин, и пошла в ванную. Там она взяла в руки гель, села, широко раздвинув ноги, и намылила себе лобок и всю промежность. Ей было страшновато. Предельно осторожно она сначала сняла всё оволосение с лобка, потом приступила к половым губам. В конце концов, оголив от волос своё самое интимное место, она его тщательно промыла и смазала увлажняющим кремом. Вернувшись в комнату, Света продолжила мастурбацию, погружая пальчик во влагалище, насколько могла. “И долго я буду делать это только сама с собой?” – почему-то подумалось ей. И тут Света поняла, что впервые в жизни ей захотелось настоящего секса, секса с парнем, ей захотелось ощутить в своей письке мужской член! Это желание было для неё ново, она ещё не знала и не решила, когда и как это осуществится, но у неё возникло волнение: “А если пацан узнает, что я ещё девочка, то… ” Она сама не знала почему, но ей не хотелось раскрывать своему первому предполагаемому половому партнёру, что это её первый секс. У Светы возникла ещё одна смелая идея, страшная, но возбуждающая.

     

     Порывшись у своей сестры (она сильно надеялась, что Маринка этого не заметит) , Света достала и распаковала один презерватив. Потом она взяла длинный карандаш. “Не пойдёт. Слишком тонкий, и конец острый, больно будет”. Подумав, она нашла у отца толстую авторучку с тупым закруглённым концом. Чтобы не занести инфекцию, она надела на эту ручку презерватив и легла на диван. Собравшись с духом, Светка ввела авторучку во влагалище, пока не почувствовала преграду. Авторучка вошла ненамного. Света снова стала возбуждать себя, и при этом вводила ручку в писю ещё несколько раз до преграды. Потом она стала надавливать на преграду всё сильнее и сильнее, пока не почувствовала лёгкую боль. Ей стало страшновато, и Светка остановилась. Наконец, она набралась решительности, и нажала на ручку с такой силой, что преграда отступила. Было больно, но не очень. Света ещё немного повтыкала папину авторучку во влагалище всё глубже и глубже, пока она не вошла на всю длину. Ощущение было совершенно ново и необычно, но пися слегка болела, и Света вынула ручку. Презерватив был в крови. Света подмылась в ванной и, пока не надевая трусиков, чтобы не испачкать их кровью, села за уроки. На сегодня было достаточно.

     

     …

     

     Утром пися уже совершенно не болела. Проснувшись, Светланка спустила под одеялом трусики и начала с ней играть. Её писю теперь было не узнать: она была гладко выбрита и без малейшего намёка на девственность. Теперь Светка могла наслаждаться, погружая палец во влагалище целиком. Ей это очень понравилось. Светке хотелось довести себя до оргазма, но пора было собираться в школу. Она натянула трусики и, несмотря на то, что возбуждение было на пределе, встала с постели. Проводив отца, Света села завтракать и, перекусив, начала готовиться к выходу. Она зашла в свою комнату и посмотрела на уличный термометр: сегодня было чуть теплее, +10, и, самое главное, безветренно. Света открыла шкаф, сняла домашнюю майку и потянулась за лифчиком. Вдруг она подумала: “Зачем он мне?”. Света убрала лифчик назад. Потом она сняла трусики и тоже убрала их в ящик с нижним бельём (Света всё ещё была в состоянии возбуждения, и её вчерашнее решение оставалось в силе) . Безветренная погода была ей на руку: Светке пока не хотелось демонстрировать свою попу без трусиков случайным прохожим. После этого Света залезла в свою коротенькую юбчонку, ту же, что и вчера, натянула гольфы и надела свитер прямо на голое тело. Взяв сумку, собранную накануне, она вышла в прихожую и обулась. Света была готова к выходу.

     

     – Ты куда с голыми ногами-то намылилась? Холодно же, рано ещё! – это был голос Марины, которая вышла из спальни. Сегодня ей надо было ко второй паре, поэтому Марина встала позже обычного.

     – Марин, я уже вчера так ходила, ты просто не видела! Всё нормально, не замёрзну!

     – Ты чё, дура? В колготках иди!

     – Да ну тебя! – Светка хлопнула дверью и нажала на вызов лифта.

     

     Света шла по улице, не опасаясь, что ветер вздует её юбочку. Было очень даже тихо. Однако ощущение прохлады на её голой писечке было приятным, совершенно новым и ни с чем не сравнимым. Многие прохожие, как и вчера, заглядывались на её голенькие ляжки, но никто не догадывался о том, что знала она. Смущение охватило Свету лишь тогда, когда она поднималась по лестнице школы. Но она была возбуждена и не хотела одёргивать юбку. В конце концов, что толку приходить без трусов, если никто об этом так и не узнает? Один мальчишка, идущий вслед, смотрел на неё снизу, но по видимой нижней части голых ягодиц было трудно угадать, в стрингах она или вообще без ничего. Это так и осталось для него интригующей загадкой.

     

     – Привет, Свет! – окрикнула её Ирка Князева, её соседка на географии, та самая, что резко осуждала её вчерашнее поведение на уроке.

     – Приве-ет! – ответил Света с недоумением. Иришка тоже была в гольфах, точнее даже не в гольфах, а в гетрах, выше колен сантиметров на пять, но с голыми ляжками. А юбка у неё была ещё короче, чем у Светы: её длины хватало практически только на то, чтобы прикрыть ягодицы, может быть, сантиметра на два побольше, но не длиннее того.

     – Кстати, я тоже решила, что пора уже без колготок ходить, – заметила Ирка.

     

     Света была в лёгком замешательстве. Похоже, у неё опять появилась конкурентка. Но уж от кого – от кого, а от Ирки она этого ожидать никак не могла. “Наверно, я её всё-таки заразила”, – решила Света.

     

     – А я сегодня и без трусов, – парировала Светка.

     – Что?! Пиздишь, не верю! А ну, покажи!

     – Потом покажу.

     – Светка-а-а! Ну, ты даёшь.

     

     “Да, интересный будет день”. Однако Света всё же чувствовала своё поражение из-за того, что она теперь не одна с голыми ногами, а её юбка сегодня не самая короткая в классе. Не будешь же задирать её перед каждым, показывая, что ты без трусов!

     

     Началась геометрия. Ирка сидела впереди, через проход от Светы. Вскоре Ирку вызвали к доске. Света следила за реакцией пацанов. Они, явно, поедали глазами Ирку. Её “прикид” пользовался у ребят успехом. Ира закончила отвечать и села на место. Но её ноги в гетрах, обнажённые сверху “до самого не хочу”, не переставали приковывать внимание одноклассников. Ирка держала победу! Надо было что-то предпринимать. “Соревнование – так соревнование!” – решила Света.

     

     Дождавшись конца урока, Света закрылась в туалете. Она расстегнула юбку и попыталась подтянуть её выше. Но талия была узкой, и сильно поднять её не получалось. Тогда Света приняла другое решение. Она ослабила ремешок и прокрутила его на один оборот, чтобы юбочка завернулась вокруг него. Таким образом она укоротилась сантиметра на три. Света оценила полученный результат и повторила операцию. Теперь её юбочка была той же длины, что и у Ирки, даже чуточку короче. Потом Света натянула свитер вниз, чтобы прикрыть ремешок, и, довольная собой, пошла на русский.

     

     Во время ходьбы Света, не наклоняясь, могла свободно прикасаться ладонями к своим голым ногам, – настолько коротка стала её юбка. Правда, когда она вошла в класс, Светлана Андреевна, которая уже сидела за учительским столом, сделала ей замечание: “Девочки, я понимаю, что сейчас вам всё дозволено, но хотя бы в школу поприличнее одевались”. Светлана Андреевна была пожилым педагогом с консервативными взглядами, однако, к счастью, этим замечанием всё и ограничилось.