Проститутки Екатеринбурга

Роскошная Виолетта, или Первый лесбийский опыт Марины

1.

***

Когда Марина с тяжело нагруженной тележкой кое-как отыскала в гипермаркете наиболее свободную кассу и устроилась в конец очереди, девушка, наконец, смогла вздохнуть спокойно и неторопливо оглядеться по сторонам. Однако вскоре у нее возникло желание немедленно повернуть назад и скрыться между полок, потому что в веренице людей, стоявших в соседнюю кассу, девушка заметила Виолетту Сергеевну, которая еще недавно была ее коллегой и в каком-то смысле, опосредованно, начальницей. Пару месяцев назад Марина сменила место работы; уйти ей пришлось из-за пустякового конфликта, раздутого до скандала… Но с Виолеттой Сергеевной Марину связывала не только эта история.

Дело в том, что у Марины, теперь уже взрослой, окончившей престижный вуз и подобравшей приличное место работы, была одна особенность, которая нередко осложняла девушке жизнь: Марина с детства питала слабость ко взрослым женщинам. Она понимала, конечно, что не одна такая, но у Марины была строгая авторитарная мама, которая и слышать не хотела о подобных «извращениях» и с подросткового возраста дочери жестко взялась за ее «воспитание» в духе «традиционных ценностей». Однако чувства и влечения Марины от этого не исчезли, а лишь превратились в глубоко затаенные фантазии; наяву же она вела себя как «нормальная девушка»: встречалась с парнями и морально готовила себя к созданию «полноценной семьи». У нее и теперь был молодой человек, симпатичный и «перспективный», который Марину вполне устраивал, вот только она почему-то постоянно ощущала какую-то внутреннюю неудовлетворенность от своей жизни.

***

Когда Марина поступила на свою прежнюю работу и впервые увидела Виолетту Сергеевну, эта женщина сразу показалась ей особенной. Виолетта была красивой, порывистой, романтичной. Она увлекалась искусством и – немного – психоанализом. Любила украшения и дорогие, изящные вещи. Была наделена яркой, привлекательной внешностью: блестящие шоколадные глаза, глянцевые темно-вишневые губы, вьющиеся каштановые волосы. Имела хорошо оформленную фигуру: большая грудь, точеная талия, пышные бедра. Конечно, мужчины были от нее без ума и многие находили в ней загадку, тайну. Однако Виолетту трудно было назвать «положительной героиней», потому что ради карьерного роста и материальных благ она порой совершала неприглядные поступки…

Марина была девушкой скромной и не отличалась выдающейся внешностью: прямые русые волосы, серые глаза, тонкие бледные губы; отсутствие врожденной «женственности», простота и прямолинейность в отношениях. Она пришла в эту фирму на довольно низкую должность, и, конечно, Виолетта Сергеевна поначалу не обращала на Марину никакого внимания. Но девушка была неглупой и настойчивой, она уже вскоре проявила свои способности и быстро «пошла в гору». С Виолеттой они начали чаще пересекаться в рабочих моментах, а поэтому стали больше общаться и «по-человечески». Им было интересно говорить об искусстве и культуре, о жизни и о людях. Когда они пили чай, Марина нередко ловила себя на том, что беззастенчиво рассматривает сочные губы, наливную грудь или обнаженные руки своей старшей коллеги. Конечно, девушка сердилась на себя и запрещала себе даже и думать об этом. Однако порой, приподняв голову над грудой бумаг, она неожиданно встречала быстрый и яркий взгляд Виолетты Сергеевны, который могла бы описать как заинтересованный.

Теперь Марина с желанием приходила на работу, а беглые похвалы Виолетты Сергеевны стимулировали девушку к новым достижениям. И неизвестно, какое бы развитие получили эти странные отношения, если бы не случайная неприятная сцена, разыгранная против Марины молодой завистливой сослуживицей, в результате чего девушке и пришлось покинуть компанию, где она только начала активную деятельность.

***

Когда Марина уволилась, она захотела объясниться с Виолеттой Сергеевной и написала ей электронное письмо, но осторожная женщина проигнорировала это послание, и Марина окончательно махнула на свою прежнюю работу рукой. Разве пропадет молодая умная девушка с амбициями, планами и хорошим образованием? Теперь у Марины были другая работа не хуже прежней, надежный парень рядом и множество задумок на будущее. Хотя… ощущение того, что она живет «не своей» жизнью почему-то не покидало девушку. И сейчас она совсем не радовалась, стоя в очереди и представляя, как будет раскладывать продукты по пакетам, как потом понесет их до остановки и как поедет в переполненной маршрутке домой, где будет готовить ужин своему молодому человеку…

И тут Марина увидела Виолетту Сергеевну. Первым ее порывом было сбежать, но сзади плотно стояли другие покупатели с тележками, да и все равно было уже поздно, потому что женщина заметила свою бывшую коллегу. Делать было нечего, Марина осталась. Они поздоровались через металлический разграничитель между кассами. Знакомые стояли совсем недалеко друг от друга, и можно было поболтать, потому что очереди продвигались медленно. Виолетта Сергеевна поинтересовалась, как дела у Марины; девушка вяло ответила, что у нее все хорошо. Потом обменялись еще несколькими общими фразами. Очередь в разные кассы дошла до них обеих почти одновременно, и Виолетта немного подождала Марину снаружи.

2.

***

«Вы мне писали как-то», — издалека начала она. Девушка не поняла, зачем Виолетта это говорит, но отпираться было бесполезно, и она ответила: «Да, пару месяцев назад». «О чем Вы хотели со мной поговорить?» — спросила Виолетта Сергеевна, и Марина увидела совсем рядом ее яркие темные глаза. «О чем бы ни хотела… это уже неактуально», — сказала девушка. «Ну, почему же. Вы были прекрасным сотрудником, у нас с Вами сложились доброжелательные отношения, и мне не хочется, чтобы между нами остались какие-то недомолвки, — произнесла Виолетта Сергеевна. – Если у Вас найдется хотя бы минут пятнадцать свободного времени, мы могли бы оставить вещи в ячейках, а сами посидеть в ближайшем кафе, здесь на первом этаже есть одно неплохое заведение. Выпьем по чашке кофе и поговорим по душам». «Почему бы нет?» — подумала Марина и согласилась, тем более что от этой женщины для нее по-прежнему исходило ощутимое притяжение.

Освободившись от вещей, бывшие коллеги оказались в кафе. Они уютно устроились рядом на черном кожаном диване за невысоким столиком. На улице стоял октябрь, и Виолетта Сергеевна заметила, что в гипермаркете было прохладно, а потому не мешало бы сейчас выпить чего-нибудь согревающего – к примеру, можно заказать блинчики с клубникой и сливками и к ним взять глинтвейн. Марина немного удивилась такому раскладу, но пожала плечами и не отказалась. Вскоре все принесли; Виолетта Сергеевна с наслаждением обхватила озябшими пальцами стеклянный бокал, слегка погладила его (Марина почем-то обратила на это внимание) и сделала первый глоток подогретого вина с пряностями и апельсиновой цедрой; девушка последовала ее примеру. В зале было немного людей, и играла негромкая расслабляющая музыка. Марина ощутила, как по ее телу медленно растекается приятное тепло.

***

«Так о чем Вы хотели со мной поговорить?» — спросила Виолетта, близко наклонившись к Марине. Девушка почувствовала, что почему-то совсем не сердится на бывшую коллегу и что с ней рядом так хорошо… «Я хотела объясниться с Вами по поводу той ситуации… Чтобы Вы знали, что на самом деле я не была виновата. Мне хотелось, чтобы мы могли продолжить общение», — «обезоруживающе искренне» сказала Марина. Виолетта Сергеевна слегка усмехнулась… у девушки промелькнула непрошенная мысль о том, что эта хорошо оформленная, красивая женщина знает толк в плотских наслаждениях.

«А зачем Вы хотели продолжать со мной общение?» — спросила Виолетта Сергеевна после очередного глотка глинтвейна. «Ну… Вы всегда почему-то мне нравились… меня к Вам как-то тянуло», — призналась Марина, изумляясь про себя, почему она, девушка вообще-то воспитанная, так легко несет этот бред. Они немного промолчали, продолжая есть и пить вино.

«Значит, Вас ко мне тянуло, — задумчиво повторила Виолетта. – А почему? Что Вы находили во мне такого особенного?» «Даже не знаю… Вы красивая женщина… и необычная, непохожая на остальных», — неуверенно пролепетала Марина, опасаясь, как бы ее спутница не рассердилась за такие слова. Но Виолетта Сергеевна уже приняла эту увлекательную игру; под воздействием глинтвейна ее глаза, щеки и губы разгорелись еще ярче, она выглядела очень привлекательной. «Какой бред! – снова подумала про себя Марина. – Она женщина, ей тридцать семь лет, у нее муж и ребенок. О чем вообще я думаю, на что рассчитываю и зачем все это говорю?»

***

«Значит, тебе нравятся красивые женщины», — уточнила Виолетта Сергеевна, почему-то перейдя в этот миг с Мариной на «ты». «Да… всегда нравились», — сказала девушка, подумав, что не так часто выпадает возможность поговорить об этом откровенно, а скрывать свои склонности постоянно просто невозможно.

«И я тоже привлекала тебя именно как женщина?» — спросила бывшая начальница и как-то случайно коснулась своими красивыми пальцами в изящных золотых кольцах тонкой и бледной руки Марины. Это легкое прикосновение вдруг воспламенило девушку, и она подумала, что ей нечего терять и что нужно идти до конца, падать – так с головой. «Вы и теперь меня привлекаете, — сказала она, повернувшись к Виолетте Сергеевне и посмотрев ей прямо в глаза с едва заметной усмешкой, как бы бросая ей вызов. – Ну а Вам… случайно не нравятся девушки?»

Женщина не стала отвечать прямо, но слегка приобняла Марину за плечи и сказала: «Ты знаешь, это сложный вопрос… Мы допили свой глинтвейн, но, если ты не очень спешишь, могли бы еще прогуляться и продолжить этот разговор на свежем воздухе». «Хорошо», — сказала Марина, увлеченная этой странной игрой.

3.

***

Они расплатились и вышли на улицу, оставив вещи в гипермаркете. Неподалеку был уютный сквер, и они отправились прогуляться по аллее между желтеющими деревьями. Когда они шли по пустынной дорожке, Виолетта Сергеевна снова обняла девушку, на этот раз за талию. Марина немного подумала, а потом ответила подобным движением. Женщина усмехнулась, отпустила свою спутницу; какое-то время они говорили об отвлеченных вещах. Потом Виолетта неожиданно спросила: «И большой у тебя опыт отношений с женщинами?» В ответ на это Марина взволнованно повернулась к своей спутнице и жадно посмотрела в ее блестящие глаза, но потом сдержала себя и направилась в сторону ближайшей скамейки.

Девушка присела на деревянные планки, а Виолетту резким движением притянула к себе на колени. «Даже так?» — с усмешкой спросила та. Почти не понимая, что происходит, Марина погладила женщину по голове, и дрожащие пальцы запутались в густой волне ее темных вьющихся волос. Почувствовав, что Виолетта не сопротивляется, а даже с интересом ждет, что будет дальше, Марина начала действовать более решительно и поцеловала ее – сначала в гладкую щеку, тонкий подбородок, затем в изящную шею.

***

Женщина смотрела на Марину с легкой улыбкой; она сама обняла девушку за плечи одной рукой и тоже слегка поглаживала ее волосы. Губы Виолетты были призывно полуоткрыты, дышала она поверхностно и учащенно. Марина охватила всю эту картину как бы сторонним взглядом и еще раз подумала, что все это бред и такого не может быть, а потом закрыла глаза и вдруг впилась в эти яркие полные губы, которые привлекали ее, как спелая мякоть сочной черешни…

Они были мягкими, теплыми и очень податливыми: Виолетта Сергеевна, такая сильная и умная деловая женщина, оказалась послушной, нежной и доверчивой. Кроме того, она чрезвычайно легко разгоралась, и уже этого продолжительного поцелуя и нескольких ласковых прикосновений хватило для того, чтобы она страстно захотела большего. «Послушай, — горячо шепнула она на ухо Марине, до сих пор не верившей в реальность происходящего, — я живу совсем недалеко отсюда, и у меня дома сейчас никого нет. Если ты не против, я могла бы, пожалуй… пригласить тебя к себе в гости».

Изумленная Марина решила, что разумнее всего отдаться потоку неожиданных событий, тем более что лесбийского опыта у девушки еще не было, а приобрести его очень хотелось; Виолетта же, судя по всему, была опытной в таких отношениях и сама хотела близости; их больше не сдерживали служебные связи; к тому же, она нравилась давно Марине…

4.

***

Спустя минут пятнадцать они были уже в красивой и со вкусом обставленной квартире Виолетты Сергеевны, но у Марины не было времени рассматривать детали интерьера, потому что бывшая начальница сразу отправила ее в душ, а сама быстро устроила кое-что в зале: фрукты, шоколад, дорогое вино, тонкие бокалы, плавная музыка.

Виолетта дала гостье свой легкий шелковый халатик, в котором Марина и вышла из ванной. После нее сама хозяйка на некоторое время нырнула в душевую кабину. Выйдя оттуда, Виолетта Сергеевна закрыла изнутри на задвижку входную дверь в квартиру и вернулась в зал; она была теперь в очень соблазнительном облегающем тонком платье. Марина несколько скованно сидела на бархатном вишневом диване. У нее как-то в голове не укладывалось, что ее мечта обладать взрослой роскошной женщиной вскоре может так легко осуществиться.

***

Виолетта Сергеевна, женщина порывистая и страстная, не удержалась от искушения немного помастурбировать в ванной и уже изнемогала от нарастающего желания, а потому решила не тратить времени на досужие разговоры, а перейти прямо к тому, ради чего и пригласила Марину в свою квартиру.

Надо заметить, что у Виолетты был достаточный опыт однополых отношений, но ей постоянно приходилось быть осторожной в удовлетворении этой своей наклонности, потому что у нее была хорошая должность, да и муж явно не одобрил бы такого увлечения супруги за его спиной. Но Марина была слишком наивной и неискушенной и не вызывала у Виолетты никаких подозрений. Ну да, простенькая, не слишком красивая, одетая без особого шика. Зато ее можно было кое-чему обучить, чтобы потом использовать в своих интересах. Виолетта, хотя и умела доставлять удовольствие, но предпочитала его получать. И теперь она решила сначала поразить воображение Марины умопомрачительными оральными ласками, с тем чтобы потом сторицей возвратить потраченные усилия.

***

Виолетта Сергеевна налила им немного вина, подала гостье бокал и присела рядом с Мариной на диван. Они выпили, Виолетта отняла у девушки пустой бокал, поставила на стол, а потом повернулась к Марине и обхватила ее лицо ладонями. Девушка сперва смущалась немного, но обнаженные колени, округлые бедра и высокая грудь наставницы быстро сделали свое дело – Марина отбросила сомнения и снова судорожно впилась в эти сладкие полные губы.

Виолетта целовалась очень хорошо, умело владея языком. Этот долгий и глубокий поцелуй возбудил обеих, и руки их, то сплетаясь, то отталкиваясь, уже блуждали по молодым, сильным, полным желания телам.

В какой-то миг Виолетта потянула завязку на шелковом халатике Марины и распахнула его сверху. Ее уверенная опытная рука коснулась груди девушки, начала нежно поглаживать ее соски. А вслед за рукой туда же скользнули и губы женщины. Марина даже застонала от удовольствия, так сладко ей было и от физических ощущений, и от осознания того, что Виолетта Сергеевна в этот самый момент своими яркими, притягательными губами целует ее небольшую упругую грудь!

Потом Виолетта Сергеевна попросила Марину расстегнуть сзади ее платье, и девушка выполнила эту просьбу, а заодно помогла женщине освободить плечи от его тонких лямочек и опустить верхнюю часть платья до пояса. Как и на Марине, на Виолетте не было лифчика, и девушка сразу увидела ее роскошную грудь с большими сосками, которые так и тянули к себе… Марина не выдержала и прильнула к ним жадным и властным ртом.

***

Нескольких мгновений хватило, чтобы еще сильнее разжечь желание в Виолетте Сергеевне. Она оттолкнула Марину так, чтобы та оказалась прижатой к спинке дивана, сорвала с ее плеч халат и до конца распахнула его полы, а потом забралась на колени девушки сверху. Еще какое-то время они страстно целовались, и пальцы Виолетты уже совершенно беззастенчиво играли с грудью подруги, гладили ее узкие плечи, тонкие руки, плоский живот, гладкие бедра…

Потом женщина быстро спустилась вниз, стянула с девушки стринги и, слегка раздвинув ноги Марины, которая не успевала даже осознать происходящее, уже коснулась своими жаркими и влажными губами ее гладкого лобка, а потом опустилась ниже… быстро подложила что-то мягкое под попку девушки, раздвинула языком ее половые губы, нашла клитор и принялась сосать его с наслаждением, как сладкий леденец.

Марина, конечно, уже была знакома с куннилингусом, потому что у нее и раньше случались парни, и теперь был постоянный партнер… но такого она не испытывала прежде. Виолетта делала это с желанием, нежно, хорошо чувствуя реакции девушки. Марина понимала, что это глупо, но она ничего не могла поделать с собой и была готова вот-вот кончить.

Когда горячий язык Виолетты, достаточно обработав клитор, прошел по губам и глубоко погрузился в лоно Марины, где начал умелые движения, девушка уже не могла терпеть. Она схватила свою взрослую партнершу за волосы и на мгновение с силой прижала лицом к себе, но потом совладала с инстинктами и оттолкнула ее, не дав Виолетте довести себя до оргазма.

***

Теперь Марина была возбуждена настолько хорошо, чтобы ничего не стесняться, а потому энергично усадила бывшую косвенную начальницу на свое место на диване, а сама оказалась сверху. Она снова впилась в сочные губы Виолетты, но теперь они были слегка, приятно солоноватыми.

Марина еще ни разу не «пробовала» женщину и немного побаивалась предстоящих ощущений. Но ласкать такую красивую, зрелую и хорошо оформленную партнершу, как Виолетта, представлялось ей наслаждением.

Их продолжительный поцелуй перешел в то, что Марина спустилась ниже и начала ласкать губами и языком полновесную белую грудь Виолетты, но особенно девушку привлекали ее соски, просторные и почти такие же ярко-коричневые, как и губы этой женщины. Марине хотелось не просто целовать или посасывать их, но втянуть в рот как можно глубже – казалось, она была готова заглотить их совсем, такими привлекательными и аппетитными казались они неопытной девушке.

Потом Марина стянула с Виолетты Сергеевны ее красивое тонкое платье, под которым внизу оказалось роскошное кружевное белье. Девушка прижалась губами к слегка выступающему округлому животику этой зрелой женщины, а потом осторожно сняла ее трусики.

Виолетта наблюдала за подругой с любопытством и благосклонно улыбалась, понимая ее смущение и не сердясь за некоторые заминки. Марина действительно приостановилась, слегка поглаживая бедра и ноги и восхищенно рассматривая пышный лобок с аккуратными волнистыми волосками; ниже все было чисто выбрито.

***

Виолетта сама подложила под себя подушечку; Марина подняла на нее глаза, и женщина поощрительно ей кивнула. Перед глазами девушки как будто раскрылся неземной красоты горячий, влажный и яркий цветок, источавший своеобразные притягательные ароматы. Марине даже захотелось зарыться носом в эти темные губы, но она коснулась их только самым кончиком носа, а потом осторожно дотронулась языком.

Виолетта Сергеевна оказалась такой необычной на вкус – слегка соленоватой с тонкими пряными нотками… Марина снова потеряла чувство реальности и начала сначала осторожно, а потом все более жадно вылизывать это жаркое и хорошо увлажненное место между губами, с одной стороны от которого язык находил большой и твердый клитор, а с другой были глубокая чаша, сочащаяся нектаром красивой прозрачной жидкости, и нежная розовая промежность.

Виолетта Сергеевна была прекрасна, она просто сводила Марину с ума! И, иногда фантазируя о ней ночами, девушка даже не предполагала, насколько лучше окажется реальность. Она самозабвенно ласкала языком и губами то, что так соблазняло ее и влекло; все глубже проникала в эту влажную пещерку, которая сама подавалась и раскрывалась ей навстречу. Марина ощущала, как холеные пальцы Виолетты Сергеевны судорожно сжимают ее тонкие волосы; слышала, как стонет и прерывисто дышит под ее ласками избалованная вниманием взрослая женщина… Это было лестно, и Марине хотелось, чтобы этот миг был бесконечен.

***

«Подожди, — наконец, простонала Виолетта Сергеевна. Девушка оторвалась от нее, и партнерша осторожно, словно боясь расплескать свою драгоценную чашу, сползла на пол. – Давай вместе теперь». Она растянулась на ковре, и Марина охватила взглядом все ее прекрасное тело.

Девушка догадалась, чего хотела от нее Виолетта, и повернулась так, что оказалась своим бутоном над ее яркими, жадными, ищущими губами. После этого вернулась к горячему лону своей великолепной женщины и погрузилась в него так глубоко, словно хотела возвратиться в древний первоисточник. Виолетта же обеими руками охватила с двух сторон попку Марины и, приподнявшись к ее сокровенному месту, сначала впилась в него губами, а потом принялась разгуливать языком, то и дело посасывая клитор.

Девушка не могла оторваться от Виолетты и тоже начала перебирать ее клитор своими тонкими увлажненными пальцами. Очень скоро она почувствовала, что женщина ласкает ее все более раскованно и страстно… Марина ускорила темп своих движений в пещерке Виолетты и одновременно сжала посильнее мышцы своего влагалища…

Бурный оргазм накрыл их почти одновременно, и Марина сначала ощутила, как горячо забился под ее языком некий невидимый глубокий источник Виолетты, а потом и сама отдалась волне сладких конвульсий, заставивших трепетать и изгибаться ее тонкое тело.

Однако Марине не хотелось так сразу оторваться от этой желанной, привлекательной женщины, и девушка вылизала напоследок все пещерку Виолетты Сергеевны, наслаждаясь соленоватой влагой, которую жадно воспринимала своими обостренными вкусовыми рецепторами. Женщина в это время понимающе ожидала, благосклонно поглаживая ягодицы, бедра и живот своей молодой подруги.

***

Потом Марина прилегла на ковер рядом с Виолеттой Сергеевной, плотоядно поглядывая на ее большую сочную грудь, но та только улыбнулась и сказала: «Не сегодня, моя девочка, в другой раз. Ты ведь заглянешь как-нибудь ко мне в гости, правда?» Она погладила Марину по голове и еще раз страстно поцеловала в губы, как будто припечатала их тайной. Девушка на миг замерла у нее на плече… так не хотелось уходить!

Наконец, они встали и начали одеваться. Едва они успели привести себя в порядок и открыть задвижку на двери, как в замке повернулся ключ и в квартиру вошел вернувшийся с работы муж Виолетты Сергеевны, высокий и полноватый мужчина лет под сорок. Марине подумалось, что они красивая пара и замечательно подходят друг другу; наверное, им должно быть очень хорошо в постели. А у Виолетты промелькнула мысль, что надо будет ненавязчиво подготовить супруга и девушку к идее всем вместе попробовать что-нибудь новое… «Привет, милый, — сказала женщина и чмокнула мужа в щеку, — а мы тут с Мариной немного посидели и вот собираемся прогуляться в магазин. Выпей пока чаю и прими душ, я скоро вернусь».

Марина и Виолетта Сергеевна вместе вышли из квартиры и отправились обратно в гипермаркет, где оставили в ячейках свои покупки. Женщина была в хорошем расположении духа, она шутила и смеялась. Говорила о том, что у нее есть электронный адрес Марины и что как-нибудь она ей напишет. А девушка хоть и не слишком рассчитывала на эти слова и жалела, что все слишком быстро окончилось, но была благодарна Виолетте за свой первый опыт однополой близости.

Надо ли говорить, что, выйдя из квартиры этой женщины, которая щедро исполнила ее давние потаенные мечты, Марина смотрела на прекрасный мир совсем другими глазами…