Романтик. Часть 2

     “Давай пересядем на заднее сидение” – предложила она. “Конечно” – согласился он, и они торопясь эвакуировались на места для поцелуев. Его, вмиг одичавшие, глаза не могли оторваться от упруго колыхающейся груди и как только их тела заняли полулежачее положение на “заднем ряду” руки продолжили эротический массаж вожделенных призов. Губы, не отрываясь, блуждали в плену стремительных и непрекращающихся поцелуев, затихающих только на некоторое время, чтобы перевести дыхание. Оторвавшись от ее нежных губ и, переведя дыхание, незнакомец легким ветерком пробежался по ее грациозной шее, вызвав у дамы бурный прилив “мурашек” на гибкой спине. Она выгнулась и прижала левой рукой его шею к себе, продляя блаженство. Правая рука уверенно двинулась к месту, где по ее расчетам должен томиться в ожидании член незнакомца. Ей захотелось почувствовать его напряжение и тепло.

     Длинные пальцы легко прошлись по бедру возбужденного кавалера и остановились на его “нефритовом стержне”. “А он большой” – мелькнуло в голове. Ее музыкальные пальчики слегка помяли его и попытались прихватить сквозь ткань брюк, но это не удалось, слишком он был напряжен и прижимал ткань брюк. Тогда ее шустрая ручка нашла другой выход. Ослабив и расстегнув ремень брюк, быстрым движением она нащупала верхнюю пуговицу и плавно выдавила ее из петли. Осталось дело за малым – молния, но какая преграда может устоять под таким напором? И вот она бесславно повержена – раскрыта, ворота распахнуты и ликующая “штурмовая группа” проникла внутрь бастиона. Ставшие свободными брюки уже не скрывали радости хозяина и она без усилий принялась “играть” на его готовом к дальнейшей увертюре “кларнете”. Невнятные звуки раздавались из его уст, когда он на миг отрывался от ее сахарных губок, восхитительной шейки, чудесных ушек и сочной груди, чтобы с удвоенной силой опять в них впиться.

     Ее пальчики уже не довольствовались “игрой на кларнете” в чехле, ей было этого мало. Хотелось коснуться его обжигающей плоти, ощутить его объем и твердость не под тонкой тканью его боксеров, а вживую. Нащупав край ткани, теплая ладошка на секунду прижалась к оголенному низу его живота, вызвав у него прилив сладкой истомы. Затем решительно провалилась в бездну и сразу наткнулась на возбужденного “стража” , яростно рвавшегося на свободу. “Страж” требовал дань и он ее получил сполна. Большим и указательным пальцами правой руки незнакомка легко сдавила головку его эрегированного члена, которая, сбросив с себя крайнюю плоть, задорно поблескивала в полумраке. Это вызвало бурную радость во всех уголках мужского тела, привело в действие скрытые механизмы, связывающие тело и грешную душу.

     Поощренный “страж” удовлетворенно закачался, подтверждая правильность выбранного пытливой ручкой направления. Она вновь поймала его своими цепкими пальчиками и обхватила уже всеми пятью сдавив уже чуть сильнее. Ее левая рука высвободила из плена его крепкие “орешки” и уже совершала с ними магические пассы, отчего он откинулся на спинку сидения и, закрыв глаза, блуждал где-то между созвездием “Кассиопеи” и Туманностью “Андромеды” , не забывая при этом сладко постанывать и обеими руками ласкать ее спелые и отзывчивые груди. Когда правая рука незнакомки, не разжимая “боевое копье” , сдвинулась к его основанию, головка члена вырвалась на свободу из окружения мягких подушечек ее пальчиков, глотнула целительный воздух свободы, но тут же была решительно схвачена горячими губами девушки.

     Она наслаждалась восставшей плотью. Медленно, ласково и нерешительно ее рот поглощал длинный инструмент, который без сомнения может принести ворох новых ощущений. Ей никогда еще не попадался такой “гигант”. “Как они уживутся с ее “девочкой”? – мелькало в голове. А губы плотно обхватили “красавца” по окружности и скользили по его горячей коже вперед, проталкивая его внутрь на всю длину. “Не дошла до середины, а воздуха уже не хватает” – пронеслась мысль. “Что за блаженство, я на Земле или где-то в бескрайних просторах Вселенной” – чудом сложились слова в предложение в его расслабленном мозгу. Выпустив на секунду пленника из своего гостеприимного ротика, она язычком провела по его головке и обильно оросила ее своей слюной, немного залив огонь, прошедший по каждой его клеточке, лишь для того, чтобы через мгновенье он запылал вновь.

     Губы вновь охватили, блестящую, влажную головку, всосали внутрь и выпустили наружу, но уже прихваченную прозрачной, тоненькой ниточкой ее слюны, протянувшейся от кончика ее озорного языка. Она подняла глаза на его лицо, дабы полюбоваться достигнутым эффектом – стрела попала в цель. Глубоко дыша, он заворожено смотрел на эту картину, стараясь не упустить из виду ни одну сцену из этой фантастической пьесы. Увидев благодарного зрителя, амазонка с хищной улыбкой вновь заглотила сверкающую головку и, выгнув спину с грацией кошки, вновь прошлась по его нефритовому стержню вверх, при этом мокрым язычком описывая круги по окружности. Вновь страж вынырнул из бездны наслаждений и только прозрачная нить зримо связывала его с этим неутомимым источником гормонов радости.

     Она вновь нашла мужские глаза и порадовала их видом своих красивых губок, плотоядно “поедающих” его мужскую гордость, элегантно, словно микрофон, придерживаемую пальчиками с аккуратными короткими ноготками. Ее зеленые глаза излучали море тепла, желания и озорно поблескивали зелеными огоньками. Нагнувшись к этой Сирене, в поисках ее горячих губ, он жадно прижал к себе пахнущую дождем и духами “Дюпон” голову и запечатал ее искусный ротик страстным, бесконечно долгим поцелуем. Вдоволь насладившись ее губками и язычком, разгоряченные мужские уста стали опускаться по ее шее вниз к взывающим к новым ласкам и заждавшимся двум девчонкам, еще греющимся в теплых, широких ладонях.

     Его сильные руки слегка прижали друг к другу и приподняли ее груди, направив соски немного вверх. Язык “лопатой” лизнул сначала правый, а потом левый сосок, полностью закрывая затвердевшую плоть и окружающие ее ареолы. Теперь он вызывающе взглянул на ее лицо. Глаза помутнели и блуждали по его фигуре, лицо покрылось красными пятнами. Тугая и влажная поверхность языка мягко вдавила спелые “вишенки” внутрь полушарий груди и немного покатала их по ним, каждый раз расширяя их траекторию. Веки опустились, дыхание участилось, ротик приоткрылся, теперь ее можно было найти в звездных скоплениях Веера Миров или около созвездия Гончих Псов.

     Ее поднимающийся в такт дыханию бюст, проникал в его рот, фривольно совершая фрикционные движения. Он не противился этому, а лишь пошире его раскрывал, стараясь побольше захватить этой сказочно спелой мякоти, обсасывая, целуя и легко покусывая ее. Вдоволь потерзав эти восхитительные “дыньки” его неуемный язык, по ложбинке между ними, стал опускаться все ниже. Вот он уже вылизывает поверхность прямо под напряженными сосками и пытается сбежать еще ниже, к самому пупку, но там несокрушимой стеной стал пояс юбки. Незнакомка приподнимает бедра и у него появляется шанс избавиться от преграды. Его ладони проворно поднырнули под ее попочку и перевернули юбку задом наперед, открыв миру тайну ее застежки. Замок повержен и юбка сброшена к ногам. Язык интенсивно начинает совершать замысловатые па вокруг пупка, изредка туда ныряя.

     Вся тяжесть мира собралась внизу ее живота, приятно давила и поднывала, вызывая негу и истому, пропадая лишь от щекотки, когда озорник нарушал покой Его Величества Пупка. Теперь “сдавал банк” он: демонстративно положив свой указательный палец правой руки на ее полураскрывшийся рот, принялся водить им по ее алым пухленьким губкам. Они пытались его поймать, опираясь на помощь ее ровненьких, беленьких зубок, и заточить в свои глубины, но им это не удавалось, до тех пор, пока в дело не вмешался ее язычок, который в миг его укротил, сладострастно лизнув. Получив порцию живительной влаги, бесстыдник кинулся к правой “вишенке” и принялся ласкать ее, то слева, то справа. Язык, тем временем, продолжал нагнетать напряжение, сосредоточенно гуляя по низу ее живота, пытаясь проникнуть за тонкую ткань ее черных бикини.

     Ему это иногда удавалось, и тело послушно выгибалось к нему на встречу, помогая проникнуть дальше, но как бы ни был он настойчив, его длины явно не хватало. Тогда его губы принялись исследовать поверхность ее тела, спрятанную под легкой тканью бикини, прихватывая и слегка приподнимая тонкие кружева и одновременно стягивая вниз. С начала дело пошло и ткань уступила, сползя на сантиметров пять и обнажив весь прелестный животик и небольшую полосочку волос на верхней части лобка. “Все дальше без помощи рук не получится” – отпечаталось в мозгу. А если ее еще “распалить”? Сказано – сделано, и губы начинают легко прикусывать (без зубов) ее бедра, начиная от края и к середине, почти щипковый массаж, но гораздо нежней и приятней, потом подключается язык, толчками разминая поверхность бедер, неимоверно усиливая напряжение всего тела и низа живота в частности. Все усилия сходятся к ее лону, скрытому черной тканью бикини, но уже набухшему и мокрому от предвкушения наслаждения…

     Волна новых ощущений обдала ее жаром желания. Он пробирал все тело, до самых костей. Колени широко раздвинулись, бедра приподнялись вверх, прижимаясь к виртуозному рту кавалера. Плавными движениями таза влево и вправо, ее разгоряченное естество пыталось зацепить тонкие кружева бикини за кончик его языка, дабы стащить их совсем или хотя бы сдвинуть в сторону, чтобы не мешали парить в безднах Вселенной. Юркий язычок, прижавшись к внутренней стороне бедра у самой промежности, мягко придавил ее и стремительно проник за край ткани, окунувшись во влажную мякоть ее “киски”. “Какая она вкусненькая и сочная, как спелый крымский персик, хочется впиться и высасывать всю без остатка, долго смакуя каждую капельку ее сока…”.