шлюхи Екатеринбурга

Роковая страсть. Часть 1

     Предисловие

     

     Прежде чем поделиться этим, я приехал к родителям с учёбы и, однажды, роясь в книжном шкафу, нашел у себя дома какую-то старую книгу, вроде Тургенев, не помню, но взял почитать. Книга была давно куплена моим отцом, но когда я захотел прочесть её, то с неё вылетели четыри листа старой, всплошь исписанной бумаги: По почерку я догадался, что это мой отец. Там я и стрырил этот “шедевр”. А он сам учитель литературы! Я был конечно в шоке, но рассказик вышел на “ура”. Напоминает пошленькие дамские истории. После этого я уже иначе смотрю на своего отца, и как мать не спалила?: Я немного поправил текст, и вот, наслаждайтесь, дорогие читатели!

     

     Дорога в Германию, 1803 год

     

     Граф Алексей Иванович Треборин ехал на своей дорожной карете с поднятым настроением. Он был высоким и крепким блондином 38-лет. Седина ещё не посмела тронуть волосы такого красавца, одетого по последнему писку моды, с гордым, аристократическим лицом и мечтательными синими глазами.

     Сегодня, наконец-то, в Германию! Как долго он ждал этого дня, когда его прожорливая толстушка, жена Екатерина Васильевна, скончалась, несчастная, по неизвестной причине. Многие в Сорино, поместье графа, поговаривали, что барыня скончалась от очередного любовника с огромным… достоинством. А ведь слыл паренёк своей славой на всю округу, ведь не каждому дано иметь такой хрен-то! Иной раз не одна из дворовых девок в поле долго пропадала, отцы-то волнуются, а им, проказницам, какое до них дело?

     Вот и сама графиня Екатерина Васильевна перед соблазном не устояла, вон Он какой, славный… Впрочем, Алексея Ивановича это и не шибко и трясло, ведь сам иной раз в Москве романы крутил, не хуже самого Казановы! То с княжной Балыковой, то с мадам Сенжю, местной актрисой Софией Збарской, то с графиней Елоу…

     Вспоминая все это, граф улыбнулся, ведь впереди ждёт ещё больше интересных приключений и мимолётних увлечений, что даже от этих мыслей невольно стало душно, а в паху ощутился жар. “Зря бабу вчера не взял!”-с досадой думал Алексей Иванович: “Вот бы взял Оришку… Эх! Шальная баба-огонь!”Вот и мучься теперь, а до Гёйлена далеко, два дня, поди

     За окном была весна. Прелестный мартовский день. Солнце набирало сил от зимнего сна, а деревья то и дело сейчас уже распустят свои почки! Дорога была спокойная. Извозчик Пётр, на удивление, не пил почти три дня от пути, а то барин изредка гневался, когда тот напьётся до чертей, а везти-то некому! Из чего Треборин оставил этого лентяя-пьяницу у себя? Не изза того же, что он ему, не родной, но дядя? Эх! Дед постарался, эдакий старый подлец. Соблазнил девку дворовую и-раз, залетела голубушка. Но ничего, пусть живёт при племяннике, уж он-то не обидит!

     Минув границу, карета свернула на неровную уличку, которая вела прямо в Гёйлен. Теперь мирный весенний пейзаж сменился на скалистую равнину, и стало немного теплей. Наконец, экипаж вьехал в городские окрестности, а мирный темп жизни провинциального немецкого городка успокаивал и вдохновлял на подвиги.

     Алексей Иванович радостно окинул взглядом Гёйлен. Да, именно сюда он приехал после смерти своей жены, чтобы отдохнуть от важных дел и изрядно повеселиться перед отьездом в Москву, ведь своё поместье граф продал ещё в июле прошлого года своему соседу графу Василию Жданскому, с его сестрой как-то баловались в юности, да и сейчас блядёнка вышла неплохая, шашни с московскими ветроголовыми крутила похлеще, чем сам Треборин!

     Ах, эти сговорчивые немецкие фрау и фроляйн! Среди горожанок находилось много неплохих собою баб и девушек, которые могли за определённую плату залечить душевные раны скучающего путника, причём с вместительном бумажником! Треборин намеревался остановиться здесь ненадолго, но уж повеселиться он успеет…

     Карета остановилась возле гостиницы “Уютный уголок”. Это был небольшой домик в котором хозяин решил немного подзаработать на зачастивших в город путниках. Были они с разных стран. То французы, то русские, то порой даже англичане…

     Пётр слез с козел и направился открыть дверцу барину. Треборин вышел с кареты после длительной езды, осмотрелся, и направился в гостиницу. Там его встретил хозяин дома, который принимал, вроде бы, приезжих. Там стояли два гостя. Это был невысокий пожилой мужчина 54-рёх лет. По одежде видно-майор. Немного лысая голова и полные щеки, довольные по-поросячьи глазки, и довольно больше усы, торчащие как щеть. Наверное, этот господин не очень-то и смотрит за собой, но на вид почти опрятный дворянин. Одет в парадную, но не праздничную форму, и простые, удобные панталоны и в довольно большие по размеру сапоги. Он что-то довольно бормотал себе под нос, но Треборин отлично знал и изьяснялся на немецком, и услышал обрывки слов:

     -… вот я тебя сейчас, я тебя сейчас…

     Слова наверное предназначались очаровательной даме, стоящей подле него. Это была стройная молодая женщина, с распущенными чёрными, как смоль, волосами и выразительными зелёными глазами. Фигура со зрелыми соблазнительными формами так и манила, пробуждая желание. .

     “Отнюдь не немка!”-мелькнуло в голове у Треборина. Одетая она была в красное, вызывающее платье с тонкой дорожной накидкой. Женщина говорила вместо джентльмена, а это казалось весьма странным для такого приличного человека, как граф Алексей Иванович, причём весьма вольным тоном.

     -Мне, пожауйста, комнатку поскромнее, я потом отблагодарю вас всей душой! Вы в долгу не останетесь: -хитро сверкая глазами и игриво подмигивая, явно на что-то намекая…

     Когда она говорила, её спелая грудь то и дело вздымалась, и были видны чуть прикрытые соски лёгкой, полупрозрачной тканью её нескромной одежды. А бёдра то и дело выпирали под тонкой накидкой, завлекая к себе в сладкий плен!

     Алексей Иванович еле удержался, чтоб не прикласть руки, как следует, к нужному месту… Давненько он не встречал таких а ля “роковых дам”, которые накрывали тело волнами возбуждения и отключали все приличия и скромность в голове.

     Член натягивал панталоны, и граф невольнот замялся, топчась на месте, и прикрываясь дорожным плащом, чтобы не видно было сумасшедшей эрекции.

     Наконец-то дамочка ушла, ведя своего “избранника” под руку. Ведь она была никто другая, как дама лёгкого поведения, та, ради которой мужчины отдают всё-дорогой куртизанкой. Идя к лестнице, она бросила на Треборина пытливый взгляд, от которого у графа онемели руки, и он, не удержавшись… кончил на месте, прямо в свои новенькие панталоны. Семень обжигала тело, но Теборин так и стоял на месте. Немного придя в себя, он уставился на хозяина, который с любопытством смотрел на него.

     – Красива, не так ли? -спросил хозяин, увидев туманный взгляд прибывшего.

     -Ах, да… Красивая… -бросил в ответ Треборин.

     -Желаете снять комнатку?

     -Да… Желаю. -почти с болью в голосе ответил тот.

     -Рядом с комнатой той дамы? -хитро бросил хозяин, а потом, опомнившись, сказал:

     -Все остальные ведь заняты, могу предложить только на втором этаже, возле комнатки прелестницы Идды.

     -Хорошо… А эта Идда… Это та дама? -Смущаясь собственной глупости спросил Треборин.

     -Да, это знаменитейшая… куртизанка нашего города, прелестница Идда Ергейрхальд. Вдова, которая покорила многих наших горожан… Поговаривают, что она была при дворе самого короля, но это так, выдумки… Так что ж, вы берёте комнату?

     -Да, беру!

     Идя к лестнице Алексей Иванович не мог удержаться, чтоб не ворваться в комнату этой Идды, и не овладеть этой напыщенной псевдо-аристократкой! Ишь ты, а он принял её за одну тех стыдливых салонных кокеток, которые напрасно соблазняют богатеньких дворян ради хорошего титула и денежной выгоды. И что ему, знающему ловеласу, глаза-то замылело?

     Поднявшись на второй этаж, граф вошел в свою комнату. Это была небольшая уютная комнатёнка. Со вкусом обоставленной мебелью и старой бархатной оббивкой на стенах и двумя креслами возле камина. На камине красовался малый подсвечник, а в углу стояла кровать с занавеской. Посреди комнаты стоял полированный, но с простого дерева стол.

     Сев на кровать, Треборин всё думал об этой таинственной женщине, что, казалось, манила к себе всё больше!

     Старый грешник! Как он посмел увлечься этой мимолетней фурией, даже кончил, не разрядившись, как следует, от двухдневного воздержания! Да… Давненько так он не страдал по этому поводу. Но что заставило его так погрузится во влияние диких чар германской путаны?

     Солнце уже двигалось к закату. И сумерки покрыли всю землю. Во всем городке зажглись огоньки, но спать ещё было рано, и слышались голоса сквозь открытое настежь небольшое окно.

     Вещи Треборина были доставлены слугами прямиком ему в комнату. Но тот не спал как всегда, по привычке, а всё не мог избавиться от мыслей об этой проклятой дьяволице, которая лишила его долгожданного покоя, за ком, собственно, Треборин и приехал…

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки