Раб госпожи Елены. Часть 16

     Взлохмаченный, весь в выделениях Елены, я аккуратно заправил ее кровать, проверив, чтобы каждая деталь была постели была на своем месте. Лучше лишний раз проверить что-то, чем упустить, думал я, и не вызывать недовольство госпожи. Затем пришлось второй раз за утро умыться…

     Теперь нужно занять свое место, грустно подумал я, которое было у меня в коридоре на коврике. Это конечно ее право, попользоваться своей вещью, а затем отставить ее в сторону, пока она снова не понадобиться…

     Девушка была на кухне, наверно пьет чай, думал я. И на этот раз приглашения с ее стороны не последовало. Все же я всего лишь ее раб, что она и продемонстрировала мне вчера вечером, и мое место лишь возле ее ног…

     Я почти больше часа сидел в коридоре. Иногда, когда госпожа проходила мимо, я быстро собирался, склонял голову, показывая всем своим видом свою рабскую покорность и ожидание. Но девушка совершенно не обращала внимание на меня, я был для нее пустым местом, или простым интерьером в ее прихожей…

     Вскоре, к своему ужасу, я понял, что она куда-то собирается. Как всегда я не мог знать, куда и насколько…

     Когда она подошла ко мне, я примерно уже представлял, что меня ждет…

     Отведя меня к туалету, Елена сказала как всегда просто и обыденно — сиди и жди!

     Боже, она обращается со мной, как с домашним животным, подумал я, после того, как она закрыла меня и выключила свет.

     Что-то объяснять ему или волноваться за своего раба, Елена даже и не думала, он всего лишь ее раб, а сюсюкаться с ним у нее сейчас нет ни времени, ни желания. Девушка стала торопливо собираться, забыв о своей послушной вещи, и сосредоточившись на тех делах, которые ей предстояли. Лишь на миг, и вскользь подумав, что ей будет приятно прийти вечером, и то, что ее раб будет под рукой…

     Услышав, как закрылась дверь, я грустно вздохнул. Опять придется сидеть и ждать ее в этой темноте. Невыносимо считать, как бегут секунды, растягиваются минуты и уходят часы. Я впервые проводил так все выходные — служа своей госпоже. Кому скажешь, ни за что бы не поверили, что я часть воскресенья провел сидя в темноте рядом с унитазом, потому-что так захотела моя госпожа. Это было бы невероятным и в такое трудно верилось, если бы я сам не начал испытывать такое на своей шкуре…

     Лучше бы я помыл полы в ее доме, пропылесосил, вытирал пыль, все что угодно, лишь бы не сидеть вот так, не зная, когда это закончиться. Ух, госпожа словно знала, что именно мне не нравиться, и пользуется этим…

     Елены не было часа два, или больше, я плохо ориентировался в этой темноте, находясь, словно в полудремном состоянии. Но когда я услышал шаги за дверью, моя расслабленность быстро улетучилась, и собравшись я стал ждать, когда она меня выпустит. Как всегда девушка не торопилась, выпустив меня лишь после двадцати минут…

     — Займи свое место раб! — Всего лишь сказала она, после чего ушла.

     Я, признаться совсем не этого ожидал, но покорно поплелся на свой коврик. Опять ожидание…

     Елена готовила обед, затем кушала. Снова мне было не позволено не то что разделить с ней трапезу, но и просто находиться возле ее ног. Время уже было часов три, и я, конечно, проголодался, так и ничего не покушав за день. Ладно, спокойно думал я, это не так уж и тяжело, если она хочет так немного поиграть со мной, то я выдержу, это, по крайней мере, намного лучше, чем быть запертым в темном туалете.

     Спокойно утолив голод, девушка встала…

     — Убери там все. — Лениво велела она мне, проходя мимо.

     — Да госпожа. — Быстро и с готовностью ответил я, словно заждавшийся кон, перед стартом забега.

     Это было первое поручение с ее стороны за много часов, и не поверите — я был счастлив…

     Когда я навел порядок на кухне после госпожи, она мне так и не разрешила тоже пообедать. Елена принесла с собой кучу вкусностей, виноград, морожено, шоколад, и вместо моего несостоявшегося обеда, она велела намыть ей виноград и принести в комнату…

     Когда перед удобно устроившейся девушки была размешена большая чаша с виноградом, она жестом велела мне присесть на пол. Это было намного лучше, чем опять возвращаться в коридор, обрадовался я. Все же видеть и ощущать ее рядом, было для меня большой наградой…

     Елена стала неторопливо поглощать эти чудные зеленые ягодки, смакуя их вкус и лениво поглядывая на экран. Я снова, на некоторое время стал для нее словно прозрачным…

     — Ты наверно голодный раб? — Вдруг спросила она меня в одну из рекламных пауз по телевизору.

     Самое интересное, я услышал в ее голосе полное безразличие. Ее не особо волновало голодный я или нет, она делала, что хотела и как хотела со своей вещью…

     — Да госпожа. — Честно признался я, понимая, что мой ответ, ровным счетом не изменит ничего.

     — Ничего, голодать полезно. — Усмехнулась она. — А хочешь виноград?

     — О… — Я даже не сразу поверил в то, что услышал. — Да госпожа… конечно…

     — Еще бы! — Елена оторвала от ветки одну виноградину. — Открой рот и лови!

     Не успел я до конца осмыслить ее слова, едва открыв рот, как госпожа подбросила чуть вверх виноградинку, в мою сторону, которая ударилась об мой лоб и откатилась в сторону…

     Повисла напряженная пауза… наши взгляды встретились… я увидел легкую насмешку в ее глазах и как ее брови поползли вверх, словно говоря мне — чего ты ждешь…

     Поняв, что от меня требуется, я отполз чуть в сторону и потянулся рукой в упавшей виноградине…

     — Нет! — Вдруг я услышал резкий и твердый голос госпожи. — Без рук…

     Ух… понятно, подумал я про себя, снова играет и развлекается со мной как с домашним животным. Пришлось встать на четвереньки, опустить голову вниз и подобрать с пола упавший фрукт.

     — Давай еще раз попробуем! — Улыбнулась госпожа, когда я снова занял место недалеко от нее на коленях.

     Теперь я был готов, но снова не смог поймать, краем глаза отмечая, куда откатилась виноградинка…

     — Ты неловкий, раб. Мне это не нравиться! — Недовольно проговорила Елена. — Подбери…

     Пришлось еще раз сделать это, под насмешливый взгляд девушки. Нужно постараться, решил я про себя, от любви до ненависти… если она сейчас почувствует желание, то запросто может высказать свое недовольство мною, а чем это грозит, стоит только догадываться…

     Ух, мне почти удалось поймать третью виноградинку, но она предательски ударилась мне в подбородок и далеко укатилась…

     — Значит так, раб… у тебя есть две попытки еще. Если не поймаешь, я тебя накажу! — Вынесла свой вердикт Елена, в исполнении которого, сомневаться не приходилось.

     Конечно, она могла шутить, или вот так просто развлекаться, но мне почему-то все ее слова воспринимались всерьез. Это только Елена могла ужесточить или отменить наказание. Я был всего лишь ее рабом и собственностью, с которой она поступала по своему усмотрению. Так что, я очень серьезно относился к любым ее словам, даже в произнесенном полушутливом тоне…

     Я весь сосредоточился и напрягся, решив, во что бы то не стало поймать эту маленькую виноградину. Во-первых, я так избегу наказания, и, во-вторых, порадую и не разочарую свою Госпожу, так как ей будет приятно видеть, что ее раб расторопен и прекрасно дрессируется и обучается ею. Елена, была как опытная наездница и жокей, объезжая свою новую вещь, выявляя его достоинства и недостатки. Она называла про себя это — именно дрессировкой и обучением. Она знала, это было не так-то легко, и требовалось время. Ведь не просто заставить и обучить вполне нормального, объективного человека противоположного пола. Привить ему свои правила, заставить жить по ним, лишить полной свободы мышления наедине с ней. Когда он находиться рядом, то должен понимать, что он только ее раб и просто вещь… Для него сейчас это кажется просто игра, а ей хотелось другого. Наедине с ней, он должен забывать о внешнем мире и о своем я. У него в сознание должно отложиться, что она — действительно его госпожа, от которой зависит его судьба, все его движения должны быть доведены до автоматизма, даже думать он должен, как хочет она. Ни привычек, ни желаний, Елена даже усмехнулась, какие желания могут быть у ее раба, только у нее могут быть желания. Ей хотелось сделать идеального раба себе, наедине с которым, она будет чувствовать себя всегда госпожой, с той безграничной властью, с которой она и хотела. Ее раб должен быть полной ее собственностью, она даже должна контролировать его жизнь, и стать настоящей хозяйкой. Ммм, Елена мечтательно подумала, раб без своего мнения и желаний, который не сможет ни в чем возразить ей, живая игрушка — которая все понимает и чувствует, и осознает свое положение, которое прививает она. Главное у него есть желание, а остальное она сделает все сама. Понадобиться время, но игра стоила свеч…

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]