Пятый сон Веры Павловны, или Маленькая Вера-5

     Групповуха.

     

     Окончание. Первые четыре рассказа называются “Х сон Веры Павловны, или Маленькая Вера-Y… “, где X = Первый, Второй, Третий, Четвертый, а Y, соответственно, = 1, 2, 3, 4.

     Вера Павловна еще чуть-чуть повзрослела. Или теперь уже постарела? Вера по-прежнему была замужем за Кирсановым. Лопухов, как выяснилось к тому времени, вовсе не утонул, а уехал в США. Верочка все еще чего-то хотела в постели. Чего-то развратного. И приснился Вере Павловне пятый сон. Снится ей, будто бы она дремлет и вдруг чувствует, что чьи-то настойчивые губы, языки и руки ласкают ее. Вот руки аккуратно раздвигают ее бедра, и некто целует ее лобок, губы (там) , внутреннюю поверхность ляжек. Потом язык пытается пробиться к клитору, это ему удается. Палец гладит шелковистую кожицу между двумя дырочками, все больше и больше смещаясь к попе. Массаж звездочки ануса доставляет Вере наслаждение. Кто-то (видимо, двое) с двух сторон держит ее за руки и целует соски. Верочка слышит горячий шепот в ухо: “Приподнимись”. Она слушается, ее ставят раком. Некто вылизывает входы в обе сладкие дырочки, сильные руки приподнимают ее и насаживают вагиной на крепкий член, сзади смазывают колечко ануса, туда входит еще один крепкий член. “Открой ротик”, – шепчет все тот же голос. Она послушно открывает, и вот еще один член у нее во рту. Все члены начинают двигаться в ее трех отверстиях, она быстро достигает оргазма, кричит от страсти и… просыпается.

     … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … .

     – Че ты орешь-то, а? – вяло интересуется спросонок Сашка Кирсанов.

     – Сон приснился. Страшный.

     – А, ну тебя… Х-р-р-р…

     Верочка не хочет прерывать сон Саши Кирсанова, идет в ванную, снимает ночную рубашку, ласкает бедра, живот, соски, клитор, доводит себя до оргазма. Она стонет, дверь открывается, на пороге – Кирсанов.

     – Та-а-к. Опять любовника завела?

     – Какого любовника? У меня их не было никогда.

     – А я?

     – Ну, ты другое дело, так это когда было? .

     Вера долго отпирается, что нет у нее порочащих связей, потом устает от разговоров, сознается, что во сне ее трахали трое.

     – Групповушница! Тьфу ты, господи!

     Подумав немного о странностях любви и секса, Сашка успокоился.

     – А что, в этом что-то есть. Кстати, о птичках. Тут Лопух из Америки приехал, он уже там профессор. Еще одного профессора с собой приволок. Франсуа Перрен, француз, тоже в Штатах ошивается. Приехал с Лопухом попить русской водки, поесть блинов с икрой, потрахать русских мадамов. Давай их к себе пригласим. Камеру приготовим, уговорим твою Наташу, чтобы она работала оператором, у нее это хорошо получается. Тем более, что она теперь скорее бисексуалка, чем закоренелая лесбиянка. Заснимем наши развлечения. Будет потом на что полюбоваться.

     – Давай, если ты это не со зла.

     Кирсанов, представив себе, как Верочку будут иметь он сам, Димка Лопухов и Франсуа Перрен, а почти голая Наташа (так уж ему представлялось) будет снимать это все на камеру, почувствовал необыкновенный подъем своего агрегата, подхватил жену на руки, принес в спальню, уложил в постель и набросился на нее с дьявольской энергией. Вера кончила два раза, пока Сашка достиг только одного оргазма.

     В назначенный день стол был накрыт изысканно, хозяйка надела мини-юбку и топик, а также туфли. Бюстгальтер и трусы муж отсоветовал ей надевать, как ненужные сегодня вещи. Кирсанов надел свой лучший костюм и отличные штиблеты. С Наташи, которой досталась роль оператора, наоборот, сняли всю одежду, включая трусы и бюстгальтер. На ней были только передник и туфли. В назначенный час явились гости: Лопухов и Перрен. Они, как и хозяева, также были хорошо упакованы. Гости принесли с собой цветы и различные спиртные напитки, по которым большим экспертом был Лопухов. Вид Наташи приковал внимание гостей, но, поскольку хозяйкой была Вера, они сдержались. Цветы были водружены в вазу, а напитки – в холодильник. Гости были приглашены к столу. Они выразили желание вначале вымыть руки (похвальная чистоплотность! Мойте руки, перед и зад! (рекламная служба “Русского Радио”) ) . Затем сели за стол, выпили шампанского. Лопухов с Кирсановым стали вспоминать прошлое, а Верочка, сидящая рядом с французом, расспрашивала его о Париже. Потом Вера и Франсуа перешли к вопросам кулинарии, в которых гость проявил незаурядную эрудицию. Перрен, говоря с Верой, ласкал зад Наташи, которая сидела по другую руку от него. Хозяйка, разговаривая, опустила руку под стол и, вначале поглаживая колено Перрена, приступила к мягкому массажу его пениса, прямо через брюки. Член набух. Верочка, оценив хорошую эрекцию француза, предложила:

     – Месье, идемте в кухню, я хочу Вам дать тушеное мясо для пробы, чтобы Вы определили, готово оно или нет?

     – Charmant!

     … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … … . .

     Перрен и Вера Павловна что-то задержались, и Кирсанов, оставив Дмитрия Лопухова одного, пригласил с собой Наташу (с камерой) и пошел поторопить заядлых кулинаров к столу. Он хотел было пройти в кухню, как вдруг услышал из ванной приглушенные стоны. Дверь в ванную была закрыта неплотно. Кирсанов сделал соответствующие знаки Наташе (приготовься!) заглянул в щель и увидел, что Вера стоит у раковины и покручивает краны холодной и горячей воды, то открывая, то закрывая их. Зад ее оттопырен, мини-юбка задрана, Перрен стоял на коленях позади Верочки и вылизывал дырочку ее ануса. “Прямо как в фильме “Все леди делают это” Тинто Брасса”, – подумал Кирсанов. Стонала, естественно, Верочка. “Мясо, видимо, еще не готово. Видишь, как он долго пробует, а распробовать не может”, – ядовитым шепотом сказал Кирсанов на ушко Наташе и приоткрыл дверь для съемок. Развратники ничего не заметилияяяяя. А если и заметили, то не показали вида. Наташа некоторое время снимала на камеру дегустацию французом фирменного Верочкиного “тушеного мяса”, потом сделала знак Кирсанову (Хорош снимать!) . Кирсанов прикрыл дверь, тихо стукнул в нее, пробормотал “Верунчик, где же ты?” и они с Наташей вернулись к Лопухову, надеясь, что развратники услышат стук и вернутся в комнату. Так оно и произошло. Румянец играл на щеках Верочки, она была оживлена и весела. Француз сообщил всем, что хозяйка делает большие успехи в кулинарии, второе блюдо почти уже готово, скоро можно будет его отведать всем. “Ну, еще бы, конечно всем!”, – злобно пробормотал хозяин, но его никто не услышал.

     Выпив еще шампанского за знакомство и закусив, включили музыку, чтобы потанцевать. Пока Лопухов и Кирсанов продолжали прерванную трапезой беседу, Перрен пригласил Веру на танец. Кирсанов обратил внимание, что француз опустил свою руку гораздо ниже талии дамы, залез ей под юбку и мял ягодицы, а потом его палец проник между “булок” и делал женщине легкий массаж. Видя, что муж не возражает против такого поведения гостя, да и жена не противится, Перрен совсем обнаглел и, продолжая обрабатывать зад партнерши, второй рукой завладел ее лобком и, продолжая делать что-то похожее на танцевальные движения, ввел палец между половых губ, поигрывая клитором Веры. “Да, Тинто Брасс продолжается”, – подумал Кирсанов. Наташа не теряла времени даром и продолжала снимать все происходящее. Вера с криком кончила в руках Перрена, Лопухов с интересом смотрел, как француз подхватил обмякшее тело женщины, отвел ее к креслу и усадил в него.

     Через две минуты хозяйка взяла себя в руки и пошла выключать духовку, чтобы мясо не пригорело. Лопухов взялся ей помочь.

     – Я, кроме того, смешаю на кухне коктейли и дам тебе попробовать. Саша, ты не против, что мы с Верой на “ты”?

     – Нет-нет, учитывая прошлое и всякие такие обстоятельства…

     Лопухов отправился с Верой, а Перрен и Кирсанов стали беседовать о футболе, попивая вино. Француз вполне сносно говорил по-русски. Вера и Дима не возвращались, и хозяину вновь пришлось отправиться на поиски любимой, прихватив с собой Наташу-оператора. Перрен, ссылаясь на духоту, снял пиджак и галстук, расстегнул рубашку чуть не до пупа, продолжая пить вино. Кирсанов прошел в кухню, духовка уже была выключена, но Веры нигде не было видно. Хозяин пошел по коридору и увидел, что дверь в одну из комнат приоткрыта. Он заглянул туда. На кровати сидел Лопухов без брюк и трусов, а Вера стояла на коленях и сосала. Кирсанов вновь предоставил Наташе возможность заснять увиденное на камеру, шепнув ей на ухо: “Вот такими вот коктейлями угощает гость хозяйку”. Дима в это время увидел хозяина и поднял большой палец правой руки, признавая, что соска из хозяйки неплохая. Кирсанов, сказав Наташе, чтобы она продолжала работать, сходил за Перреном. Они проследовали в комнату, где Лопухов пытался напоить Веру замечательным природным “коктейлем”, деловито разделись, оторвали от увлекательного дела Верочку и стали медленно ее раздевать (хотя, если Вы еще помните, читатель, с хозяйки ничего особо и снимать не нужно было) , нежно лаская груди, живот, ляжки, попу, лобок и ниже… Лопухов в это время тоже полностью разделся. Мужчины уложили свою единственную на данный момент, сладкую самочку в постель навзничь.