шлюхи Екатеринбурга

Путешествие из Петербурга в Москву. Часть 3

     Однако она была настроена поговорить.

     – Спали бы. . А то завтра приедем, а вы не отдохнули. . А вам, наверное, делами заниматься надо.

     – Ничего, я успею, отдохну…

     – Может, у вас случилось что? – забеспокоилась она.

     Ага, так прям я тебе все и рассказал…

     – Да не, все нормально. .

     – Ну хорошо, а то я думала, может помочь чем…

     А что? – осенило меня – Помочь? Пожалуй да, ты сможешь помочь…

     Я оглядел ее повнимательнее.

     – Да, мне нужна помощь – прошептал я.

     – Что? – не расслышала она в грохоте тамбура.

     Я подошел вплотную, прижавшись к ней, наклонился и повторил на ухо

     – Да, мне нужна помощь.

     Руки мои жадно шарили по ее ягодицам и бедрам, сдвигая юбку все выше и выше. Ошеломленная женщина несколько секунд стояла, не зная что предпринять.

     – Ой! Мужчина, что вы дела. .!? – в это время мои ладони коснулись прохладной кожи ягодиц. Шагнув вперед, я прижал ее к стенке и поцеловал, прекращая бессмысленные разговоры. Член уперся в обтянутый трусиками лобок. Подхватив одну ногу, я задрал ее вверх, освобождая путь заждавшемуся члену, сдвинул полоску трусиков и довольно грубо насадил ее на кол. Почувствовав это, она рванулась, пытаясь оттолкнуть меня, но я только сильнее вцепился в нее, продолжая таранить узкое, неподатливое влагалище. Ее подергивания добавляли мне наслаждения, вагина туго сжималась, пытаясь не пустить меня внутрь, но член, преодолевая все трудности, раз за разом повторял свой путь в глубины женского естества. Вскоре сопротивление ее прекратилось, а затем я с удивлением заметил, что ее таз совершает движения навстречу моим.

     – Мужчина. . – услышал я шепот – Ну что ж вы так… здесь. . надо было хоть в туалете закрыться. .

     Ага – думал я, подхватывая ее вторую ногу, отчего она опустилась на член, поглотив его целиком – как же. . это ты сейчас так говоришь.

     В таком положении она не могла шевелиться, сбивая меня с ритма, я с наслаждением трахал ее так, как мне вздумается, по собственному желанию меняя темп и глубину. По звукам, издаваемым ею и пробегающим по телу судорогам ясно читалось приближение оргазма. Вместе с моим последним толчком она кончила, громко вскрикнув и обдав мой лобок потоком влаги. Я кончил вместе с ней, для этого оказалось достаточно просто мысленно представить Ольгу с двумя юнцами в купе. Как только воображение дорисовало эту картину до последней черточки, из меня тут же хлынула струя, орошая лоно незнакомой мне женщины.

     Потом мы постояли молча, не зная о чем говорить друг с другом. Она деловито поправила трусики, одернула юбку, пригладила волосы и взялась за ручку двери.

     – Мужчина! – обернулась она, уже перешагнув через порог – Мой вагон следующий после этого. Заходите, если что. . – она усмехнулась – Если помощь понадобится.

     Я проводил ее взглядом сквозь стекло двери и когда она скрылась в другом вагоне направился к своему купе. Возле него я старательно откашлялся, одновременно прислушиваясь. Внутри стояла мертвая тишина. Все-таки побоялись. . Уже не опасаясь никого спугнуть, я вошел. Все так и лежали на своих местах, мирно посапывая. Ага – внутренне посмеивался я, забираясь на свою полку – так я и поверил, что после этакого вы вдруг сразу заснули. Не-е-ет, мы, надеюсь, еще продолжение посмотрим.

     Общение с проводницей значительно улучшило мое настроение. Сна не было ни в одном глазу. Поворочавшись, я затих лицом к проходу и крепко зажмурившись. Минут через двадцать снизу донеслись шорохи. Догадываясь, что меня сейчас будут внимательно изучать на предмет глубины и крепости сна я сохранял неподвижное положение, не решаясь даже приоткрыть один глаз. Шорохи усилились.

     – Вов. . – послышался шепот жены – Отстань! Вдруг он не спит?

     – Да спит, спит! Ну Ольга Ивановна!

     Шуршание усилилось до неприличной величины. Решившись, я чуть-чуть приоткрыл глаза. Ольга лежала на животе, Вовка сидел возле ее ног, поглаживая их от колен до того самого места откуда они растут.

     – Да спит он! Смотрите! – он вскочил. Я еле успел зажмуриться, ощутив легкий щелчок по носу. Не, ну это хамство – так проверять, сплю ли я!

     – Муж, ты спишь? – Ольга, похоже, поверила.

     – Муженек! – бесшабашным шепотом позвала она. – Ты спишь, а тут твою жену трахать собираются! Ой! Уже трахают… Вов, осторожнее, не спеши…

     Вниз прошуршал спускающийся с верхней полки Сашка. Я взглянул вниз. Ольга стояла на полке раком. Скомканная простыня так и осталась лежать у нее на спине. Сзади над ней трудился довольный Вовка. Сашка сидел на столе, спиной ко мне. Ольгина голова лежала щекой у него на коленях. Из-за Сашки мне не было видно, но я и без того догадался, что лежит она там не просто так. Тем более Сашка, взявшись за голову, неторопливо двигал ее взад-вперед. Вовка, увлекшись, схватился обеими руками за Ольгины бедра и резко, с придыханием, натягивал ее на себя. Может быть, ей это и нравилось, но удержать во рту Сашкин член уже не получалось. Сашка, конечно же, остался недоволен.

     – Вов – позвал он – Давай поменяемся! Теперь моя очередь сзади!

     Тот не слышал. Тогда сама Ольга, извернувшись, оказалась в той же самой позе, но лицом к двери и найдя губами болтающийся перед носом член всосала его. По моему, Вовка даже не понял, что трахает уже другое отверстие. Он все так же держал руками Ольгу, на этот раз за голову, и так же натягивал ее на себя. Получалось глубоко, жена морщилась, возможно уже жалея о перемене позиции. Сашка пытался сунуть ей сзади, но у него не получалось. Из-за того, что Ольгины бедра оказались между стеной и столом раздвинуть их она не могла. Полные бедра, прижавшись друг к другу, закрывали доступ к желанной дырочке. Обратив внимание на мучения парня, Ольга приподняла одну ногу и отведя в сторону положила коленом на стол. Вход открылся. Обрадованный Сашка моментально вбил туда свой орган. С моей точки зрения, у него он был заметно толще Вовкиного, хотя и короче, что подтвердил Ольгин громкий стон, немедленно прерванный перекрывшим ей горло Вовкиным членом. Вскоре парни поймали темп, удовлетворявший всех троих. По купе разносилось тяжелое пыхтение ребят и постанывание и повизгивание Ольги. От такого проснулся бы и мертвый, но они, видимо, напрочь забыли про меня. Я же всерьез опасался, что к нам с претензиями явятся люди из соседних купе. Наконец один из троицы затих и отвалился от Ольги. Это был Сашка.

     – Саш, а я? Я не успела… – растерялась Ольга, обнаружив, что влагалище опустело. Сашка виновато молчал. Жена резво развернулась, подставляя зад Вовке.

     – Вов, придется тебе продолжать Сашкино дело. .

     Вовка продолжил бы и без этой просьбы. Ворвавшись в наполненное спермой влагалище, так, что она брызнула оттуда, он старательно трахал Ольку. Вскоре жена затряслась в оргазме, уронив голову на руки и подаваясь назад.

     – Ольга Ивановна! Вы уже все? Можно теперь мне? – спросил Вовка, на всякий случай не снижая темпа. Не дождавшись ответа, он все-таки кончил, не в силах больше сдерживаться. Вся компания завалилась друг на друга, тяжело дыша.

     – Мальчики, одеться надо. . – Ольга первая пришла в себя. – Интересно, мы громко тут? Он не проснулся? – она бросила взгляд на меня.

     – Да не… Спит. .

     Жена отыскала свои трусы, надела их, потянулась за штанами.

     – Ольга Ивановна! – Сашка, похоже, вошел во вкус – Может не будем пока одеваться? Нам еще часа три ехать…

     – Нет, мальчики, хватит с вас на сегодня.

     – А телефончик ваш не дадите? – Вовка, в отличие от друга, смотрел в будущее.

     – Не дам. И надеюсь, больше мы никогда не увидимся.

     Чуть погрустневшие ребята нехотя оделись. Все расползлись по полкам, на этот раз по своим, и затихли.

     Я так и не заснул до самой Москвы. Олька, наверное, тоже. Ребята же, умаявшись за ночь, всерьез дрыхли, слегка похрапывая. Какое-то время я боролся с желанием спуститься вниз и от души вдуть Ольге, еще наверное не остывшей от юношеских ласк, но сдержался. Понятно же, что при таком количестве находящейся сейчас внутри нее спермы все моментально выяснится и нам придется долго объясняться. Ни ей, ни мне это не нужно. Мне досталось за ночь столько разнообразных эмоций, сколько я не получал никогда в жизни. И искренне порадовался за Ольку, получившую море удовольствия. Да и мне тоже перепало, хотя и поменьше. Мне достаточно было того, что она отказалась дать свой телефон ребятам. Значит, это для нее разовое развлечение и нашим отношениям ничего не грозит. По крайней мере тогда мне хотелось думать именно так.