Путь к габаритам. Часть 2

     Беременная женщина была одета в голубой спортивный костюм, под низом которого была майка. Она облегала её жирные отвисшие сиськи, лежащие на животе, а так же выделяла очень толстые соски, которые сквозь белую майку заставляли обратить любого на себя внимание. Даже ребенок ещё не понимающий их значение не мог не посмотреть на столь выделяющийся из одежды элемент, даже геи, не могли не приковать хоть на минуту свой взгляд к этим соскам, которые будто заточили перед войной, а потом надули, чтобы они были чуть толще твоего большого пальца на ноге. Даже бабки… нет, тем более бабки устремляли свой взгляд на эти пулеметные снаряды на огромнейших дойках, естественно осуждая её и называя шлюхой, которая ходит без лифчика. А ходила Аня всегда без лифчика, то потому что должна была кормить детей, то потому что нужно было сцедить молоко… Ну, да – В тот короткий период между близняшками и Стёпой, она всё-таки одевала лифчик, но он был очень недолог.

     Её сиськи тряслись при ходьбе как кульки, которые заполнили, в данном случае, молоком. Задница же была обтянута плотными спортивками голубого цвета, но выходила далеко за контур спины. Поверх майки, на ней была спортивная куртка, достающая чуть выше пояса, но застегнуть её сейчас было не суждено. Огромное брюхо мешало даже майку дотянуть ниже пупка, а маленькая куртка и подавно не застегивалась. Та часть пуза, которая была видна, была покрыта красными и белыми растяжками, а остальную часть, Аня всё-таки прикрыла как смогла майкой, только жирный выпирающий пуп, всё-равно торчал вперед сквозь майку.

     Виталий крикнул детям идти в дом и Ксюша отворила орущей ораве малых, своему брату, ведущему за руку младшего сына и с трудом перемещающей свою толстую задницу и девятимесячный живот мамаше, ведущей за руку старшего сына, так как в её положении ей было трудно дотянутся до рук младшего.

     

     – Приветствую, братик! – Улыбнулась Ксюша и обняла брата, напрыгнув на него.

     Он обнимая покрутил её, так что развернул задом к своей жене, которая ещё только приближалась к ним. Упругие твёрдые сиськи сестры прижались к грудной клетке Виталия и он почувствовал стыдливое удовольствие. Ксюша была одета в гольф чёрного цвета и облегающие голубые джинсы, подчёркивающие её заднее достоинство. По заднице Ксюши пришелся хлопок, это была Анна.

     – Хватит так обниматься, а то я не поверю, что ты лесбиянка, – Лицо Ани выдало хитрую улыбку.

     – Ты что ей рассказал?! – Возмутилась Ксения и ударила брата в солнечное сплетение.

     – У нас нет тайн между собой, – Прохрипел Виталя, сгибаясь и держась за дыхалку.

     Ксения подняла брови и выдвинула нижнею губу вперед, как бы говоря “Тю!”. После отошла от двери и наиграно указала входить паре.

     Когда входила Анна, она не смогла не обратить внимание на её задницу. Помимо живота, это была вторая причина, по которой Ане, для передвижения, приходилось переваливаться с ноги на ногу, ведь задница была настолько отклячена, что даже небеременной женщине пришлось бы трудно. Её ягодицы обтянутые спортивками переваливались в такт ходьбе, глядя на них Ксения подумала: “О, Боже! Вот это задница! Судя по всему не отвисшая, как у многих беременных, она следит за своим задом. Хотя мне и не важно насколько она упруга, но эта просто восхищает! Никогда не видела таких больших задниц у худых женщин, но эта – жена моего мужа Аня, рушит мои взгляды!”

     Стол был уже накрыт. Хотя было и достаточно купленной еды, но большая часть была приготовлена самой хозяйкой, потому что Ксюша была хорошим поваром и умела приготовить какой-нибудь сельской деликотес. На столу была жирная жаренная свинина, вермишель в соусе (которых там было много) , пирог с говядиной, а на десерт, под полотенцем лежали абсолютно разные пирожки. Дести, естественно, обрадовались такому обеду.

     – Я знала, что вас будет много, вот и приготовила маленько, – Ксения искренне улыбнулась и посмотрела на всех гостей, кроме Ани, её она стеснялась.

     – Я не знала, что ты такая хозяйка, лесбияночка ты наша, – Сказав это своим тоненьким, но немного охрипшим голоском, взяла за плечо свояченицу своей миниатюрной ладонью мелкой женщины и сжимая его потрусила.

     – Только я вот не учла, что наша толстопузая, может, в меру своего положения, отказаться от такой вредной пищи, – Ксения злобно улыбнулась и слегка сжала пузо свояченицы своими длинными пальцами с острыми ногтями и сжимая потрусила его.

     – Не беспокойся, я вполне довольна этой едой, ты большая молодец, – Беременная провела рукой по голове Ксюши, заставляя её краснеть. – Вот только, я попрошу тебя отсесть, потому что я боюсь тебя сейчас запачкать, мне надо. . подоиться, – Пузатая мамаша улыбнулась.

     – А почему бы тебе не пересесть? – Так и не глядя в глаза своей собеседнице спросила другая, – Всё-равно встаешь.

     – Твоя правда, крошка. – Аня поцеловала Ксению в щеку и встала, отправляясь за молокоотсосами и лифчиком для кормления, чтобы их было проще держать.

     Скоро Аня вернулась без майки, но всё ещё в свой спортивной курточке. Грудь прикрывал белый лифчик для кормления с сделанными дырками на уровне сосков, чтобы можно было вставить молокоотсосы. Но сосцов Аниного вымени Ксюша так и не увидела, ибо на них уже были нацеплены молокоотсосы. Она достала две резинки из сумочки и прижала рычаги молокоотсоса. Соски всосались в него и из них начало идти молоко. Сосок двигался туда-сюда и наполнял бутылочку молокоотсоса. Аня вздохнула с лицом, как будто от облегчения, но тут напротив – Ей было даже немного больно. На последних месяцах молозиво превратилось в молоко и текло в разные моменты, создавая неловкость. Чтобы предотвратить такое, молодая мамаша решила сцеживать его, но только соски всё-равно страдали.

     Пока Аня слегка корчила лицо и издавала короткие “а”, между тем как ела вермишель, Ксения смотрела на ту часть её сосков, которая была доступна. Ксения была в шоке, от того насколько могут растянутся женские соски и насколько быстро может заполнятся бутылочка молоком. Рука Ксении, под столом, невольно поползла вниз, к вагине. Она расстегнула пуговицы джинсовых штанов и тихо молнию. Трусов Ксюша не носила, это была одна из её фишечек, она всегда была готова всунуть пальцы в письку, если понадобится. Об её твёрдые выпуклые дольки постоянно тёрлась молния, от того Ксения часто находилась в состоянии легкой боли и возбуждения.

     Она массировала наверху от письки и пристально смотрела на беременную, стараясь не сходится с ней взглядами. Когда Аня уже начала есть вермишель, то Ксения успокоилась и начала более свободно тереть свою письку пальцем, водя по середине вверх-вниз, слегка углубляясь. Как только Ксюша позволила нажать во внутрь своим длинным ногтем, то Аня встала сказав:

     – Извини, хозяйка, но я не могу есть больше.

     Когда мамаша посмотрела на хозяйку, она растерялась и стала волноваться, как бы не стал виден красный румянец на её щеках. Она собралась с духом и с таким же испуганным взглядом произнесла:

     – А что, таки не станешь есть так много вредной пищи?

     – Да, мне этого достаточно, – Аня улыбнулась и ушла.

     Остальные доели. К вечеру, когда Виталий лёг спать, как и дети, Ксения осталась на кухне и хотела было заварить чай на завтра, но вошла Аня.

     Беременная мамаша увидела очень стройную спину и контрастирующие с ней широкие бёдра Ксюши. Белая футболка облегала её стройное тело до пояса, а упругую попу закрывали лишь чёрные трусы, оставляющие на кругозор Ксюшины ягодицы почти полностью.

     – Чего не спишь? – Спросила пузатая.

     – Чай готовлю, а ты чего не спишь?

     – У меня ребеночек в животе брыкается, я решила походить, осмотреть дом, пока он не прекратит.

     Ксения наконец повернулась к Ане и увидела ту в расстегнутом голубом ночном халате, под которым грудь прикрывал серый тонкий лифчик, через который проглядывали соски. Он был сделан так, чтобы прикрывать полностью или почти полностью грудь, потому декольте почти не было, но из той малой части выглядывали бросающиеся бугорки. Грудь всё-таки была седьмого размера и даже лифчик для толстых, не полностью закрывал нужную часть. Над серыми трусиками, прикрывающими письку, стало теперь видно огромное пузо мамаши. Оно подобно дыне торчало вперед с очень толстым торчащим пупом-наконечником, а нижняя его часть была покрыта белыми растяжками. По середине пуза шла тонкая темная полосочка – От письки, почти до солнечного сплетения. Аня поглаживала пузо и смотрела из под лба на Ксению.

     – А знаешь почему он брыкается? – Девушка сощурила глаза.

     – Почему? – Аня улыбнулась, но уже без той язвительности и насмешки, которая была ночью.

     – Потому что ты тупая пизда… Имею ввиду “ТП”. Вместо того, чтобы есть всё, как и положено беременным, – Ксения ткнула ногтем в пуп пузатую, – Ты устраиваешь себе диету и отказываешь себе в большом количестве жирной еды, я уже не говорю про другие странности, которые твой желудок может потребовать. Посмотри на себя, разве беременные женщины бывают настолько худыми? Вернее, я знаю, что бывают, но должны ли?