Пустота раскидывает свои руки в разные стороны

     1.
     В наушнике по-прежнему не слышно ничего, кроме редких помех. Я внимательно оглядываюсь по сторонам и решаю, что на сегодня мне уже хватит. С четырёх сторон на меня неуклонно приближаются штук десять грозно настроенных тварей, отдалённо похожих на обезьян. Я бросаю прощальный взгляд на пространство вокруг и делаю шаг вперёд к несущейся твари. Тварь в радостном предвкушении становится на задние лапы и, громко чавкая, прыгает на меня. Я шепчу в усик микрофона – “вперёд”. И мир проваливается в пустоту.

     Я смотрю на себя как бы со стороны. Чернота обволакивает меня со всех сторон. Я уже привык, я уже не боюсь. Потому что, стоит хоть раз поддаться – и всё пропало. Ты навечно останешься слугой королевы мрака. Леденящий душу ветерок мягко толкает меня в спину, сердце прыгает вниз и впереди появляется быстро растущее пятно света.

     Несильный удар по глазам. Лучи солнца скользят по моему лицу и я подставляю голову летнему ветру. “Прибыли”, – шепчет визомон.

     Вокруг растут деревья, а прямо под ногами плещется вода. Кажется, что я могу почувствовать солёный привкус на своих губах. “До прибытия – десять минут”, – визомон оператор пятого поколения может мыслить на неплохом уровне. Например, напомнить вовремя нужную вещь. Порыв ветра ударяет волну в спину и брызги прохладной солёной воды падают мне на лицу. И смотрю вниз на пенящуюся воду и приказываю визомон снять параметры этой планеты.

     Сзади меня неслышно нарастает мощный гул. Я оборачиваюсь – это прибыли заказчики. Я приказываю визомону создать на воде прогулочный флаер дорогой, но распространённой модели. Теперь я готов.

     Из челнока выходят сразу два человека. Ни один из них ни телохранитель, ни один из них не имеет при себе оружия. Я с сожалением понимаю, что вряд ли я смогу от них уйти, если это понадобится. Придётся блефовать.

     Мужчины подходят ко мне, один из них растягивает губы в тоненькую полоску и протягивает руку. Я машинально её пожимаю. Чёрт! Первый раунд уже выигран.

     -Проводник, – в его голосе это звучит так, словно он говорил о человеке второго класса. Так можно говорить грузчику или торговцу низкокачественной ша, мелкого животного с планеты Дара, – ты с Земли?

     Я молча киваю головой.

     -Приветствую тебя, о Харьям-сан, – теперь моя очередь загибать пальцы – счёт стал 1:1.

     -Ты умён, но не настолько, чтобы быть слишком проницательным. У тебя не на чем убраться отсюда, – мужчина брезгливо морщится – в наушнике слышится голос визомона, – “голограмма уничтожена – восстановить?”. Я качаю головой. Мне этот выпендривающийся эстет уже надоел.

     -У вас ровно три минуты, потом я ухожу, – я поворачиваюсь и начинаю идти в сторону моря.

     -Проводник, на твои счета только что поступила крупная сумма – и это только аванс, – я оборачиваюсь и жду, пока японец, а мне ещё с уроков истории почему-то казалось, что у китайцев была самая распространённая популяция, подойдёт ко мне и протянет пластинку с данными.

     -Хорошо киваю я, принимая пластинку.

     -Подожди, ты должен будешь выполнить все инструкции, указанные там, ок?

     Конечно, немного странно, но, у японцев другое мнение о ритуалах и традициях.

     -Да, соглашаюсь я.

     Перемещение возможно через пятнадцать секунд – сообщает мне визомон. Я оборачиваюсь и смотрю на японцев. Они даже не собираются отворачивается, а хотя: пусть смотрят, мне всё равно. Я вставляю пластинку в рукав, застёгиваю костюм и отдаю команду нарастить шлем. Вот, теперь всё. Я делаю шаг в пустоту. Всё, что нужно представить – это как ты шагаешь в пустоту. Это не сложно, но этому нужно учиться. Я раскидываю руки в стороны и отдаю своё тело пустоте. Мы с ней – одно целое.

     2.

     Я прочитал всё, что было на пластинке. И даже то, сколько денег мне дали. Обычно считается дурным тоном платить проводникам мало, но в этот раз: Теперь я мог безбедно существовать очень-очень долго. Года три. Наверное. И первое, что я сделал – это накупил себе побольше нужных вещей. Конечно, я привык к старому костюму, но новый, самая лучшая модель, самая лучшая фирма. Брэнд. Это круто. За него даже не жалко умереть. Теперь у меня стал не просто визомон, а визомон-ультра, на костюме появились системы защиты – автоматическая глюонная турель с интеллектуальным прицелом. Это круто.

     Я посмотрел на часы и включил музыку. Скоро встреча. Задача очень простая – доставить к точке назначения человека. Но есть одно но. Из тюрьмы Федеральной Службы защиты ещё никто не бежал, просто оттуда ещё никого не выпускали. Это нехорошо, тем более, что после прошлого раза у них появились сомнения в существовании нас, проводников.

     Пользовать зеро-тоннель чаще раза в день не рекомендуется даже очень опытным профессионалам. Ни один ученый до сих пор не дал нормального объяснения этому явлению, никто, кроме нас, проводников. По уставу, нам запрещается использовать зеро-тоннель для личных нужд, кроме случаев, представляющих опасность для жизни, кроме случаев, когда под угрозой информация о зеро, и, конечно, кроме случаев, когда напрямую используются услуги проводника. Возможность исчезать и появляться в любой точке в зависимости от желания и силы воли человека цениться очень дорого, поэтому даже не все спецслужбы подозревают об этом.

     Однако есть одно но. Пройдя зеро-тоннель, нельзя остановиться. Когда ты в нём, ты отдаёшь ему свою энергию, твоё тело – его. В обмен ты получаешь способность, которую нельзя получить или обменять, её можно открыть в себе. Довольно сложно об этом говорить, но со всеми это происходить по-разному, наверное, поэтому до сих пор нет никого, кто был бы лишний среди нас. Объяснять сложно, да и не нужно, кто знает, то сам поймёт. Для кого-то стоит лишь поднять руки, закрыть глаза и пройти сквозь барьер. Каждый из нас по-разному ощущает пульс, но это так, пульс есть, и когда ты его чувствуешь, ты становишься проводником. Это тебя ни к чему не обязывает, просто ты можешь проводить сквозь миры. Просто ты должен падать в пустоту, отдавать своё тело и волю неизвестно кому и неизвестно зачем, и каждый раз ты получаешь взамен ни с чем несравнимое удовольствие, странный экстаз, все органы чувств выворачиваются наизнанку, а это как наркотик, чем больше хочешь, тем больше получаешь, и когда-нибудь ты навсегда остаёшься там, в чёрной, холодной и сладкой пустоте.

     Но проводник должен проводить, он почти никогда и никому не отказывает, потому что он проводник, ему всё равно, кого вести

     -Последний отсчёт – пятнадцать минут, – сообщил мягким голосом визомон, теперь у него появился тембр. Что ж, надо хоть раз побыть человеком.

     По привычке, я осмотрелся – я сидел в кафе небольшого мегаполиса на развитой колонии Земли – Сантьяго. Я нехотя поднялся, допивая на ходу сок, посмотрел на постные и усталые лица людей. Правильно, нельзя так жить. Ходить каждый день на работу и возвращаться, смотреть вечером визор и играть с приятелями вечерком партии в виртуалке. Так нельзя. Потому что это как у всех. Потому что это одно и то же. Потому что так можно потеряться во всемирной серой толпе существ, называющих себя людьми. Так нельзя! Не хочу. Вот почему я до сих пор проводник, вот почему я до сих пор не стал человеком. Я боюсь толпы.

     Я выбросил стаканчик и пошёл в туалет. Критически осмотрел себя в зеркале – немного красные глаза, волосы всклочены, а одежда слегка помята. С виду – частый посетитель виртуалки или ночных клубов. Возможно употребляет психотропные возбуждающие средства. А, возможно, если всмотреться в самые глаза, то там можно увидеть след холода, кусочек льда, навсегда вмороженный в нашу душу. Печать королевы пустоты. В туалете никого нет: Всё равно, плохая планета, думаю я, и говорю визору – “Стереть из базы”. “Сделано” – шепчет в бусинку наушника мой верный приятель. Я удовлетворённо киваю и говорю:

     -Вперёд.

     Темнота молниеносно надвигается на меня, словно распахивается дверь в сторону потустороннего мира, но оттуда не веет ни сыростью, ни застарелостью. Всё нормально. Это же мой мир. Я сам открываю дверь. Мгновение – и я парю в пустоте. Я могу парить так сколько захочу. Пустота сама решает, кого впустить. Так было всегда и так будет. Ей не нужен гость, торопящийся уйти. Ей нужен тот, кто будет любить и ценить её. Каждое мгновение сладкого экстаза.

     3.

     В этот раз я падаю. Я лечу с обрыва, безудержно пытаясь за что-нибудь схватиться, и губы сами уже шепчут: “вперёд”. Но в самый последний момент я успеваю зацепиться рукой за какую-то колючку и торможу своё падение. А в это время визомон сообщает жизненно необходимые сведения:

     -Полтора метра над землёй, место назначения:, – дальнейшее мне уже не важно. Я просто отпускаю руку и чувствую толчок в ноги. Эх, хорошо быть человеком, костюм действительно фирменный. Армотизатор жалобно скрипит, но выпрямляется. Ничего, не сломается, я за него деньги заплатил.

     Как раз нужно вспомнить то, что было написано на карточке. У меня будет напарник. Всего-то. Проводники всегда работают в одиночку. Всегда. Исключений ещё не было. Это не значит, что мы друг друга ненавидим, просто вдвоём никто и никогда не работает.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ]