Пусть будет так, дорогая

     
Я заметила тебя, красивого и печального, на шумной вечеринке в супердорогом ночном клубе. Меня туда повела подруга, с которой мы когда-то жили на одной улице. Теперь она супруга посла заморской державы в Украине, а я посредственный учитель математики в средней школе. У меня два высших образования, но я живу на учительскую зарплату в своей старой квартире все на той же улице, а у моей подруги эта квартира превратилась в холостяцкий приют ее лысенького очкастого мужа. И я частенько вижу из окна, как он идет туда бодрой походкой, ведя под руку бесподобной красоты девушку. Но мою подругу этот факт не сколько не смущает, ибо она тоже не отказывает себе в плотских утехах, а ее муж молча закрывает на это глаза. Он ее кормит, поит, одевает, водит в свет, финансирует все развлечения, и все это потому, что она стала единственной женщиной, которая за все пятьдесят четыре года его любвеобильного существования родила ему ребенка. А у него только официальных браков до моей подруги было три, не говоря уже о левостях . Правда, бедняжке из-за этого пришлось тянуть билеты на выпускных экзаменах в одиннадцатом классе, придерживая одной рукой восьмимесячный животик, но все окупилось с лихвой. Вот как замуж нужно выходить! — говорила о ней моя мама, но я так не хочу. Я хочу выйти за мужчину, а не за его материальное и социальное положение. Моей подруге скучно одной. Она подъезжает к моему дому на своей шикарной иномарке. Поднимается на второй этаж, размахивая полами невероятной дороговизны шубы и заполняя лестничную клетку божественным ароматом французских духов. Она нажимает на кнопку звонка аккуратно, чтоб не повредить роскошный маникюр. Я в потертом халатике и термобигудях открываю, и она постукивая каблучками и повиливая бедрышками медленно вплывает в мою скромную старомодную квартирку с социалистическим интерьером. Унюхав ее духи в прихожую влетает моя маман и захлебываясь от восхищения верещит:

     — Дорогая! Проходи, проходи! Чаю попьем с пирогом.

      Дорогая снисходительно улыбается и ковыряясь в сумочке мурлычет:

     — Нет, нет, Марья Паллна, не стоит, спасибо. Я на диетсе. Я вот вам серьги из Греции привезла. Готические.

     — Спасибо, дорогая! — наигранно лыбится маман. — Какая прелесть! Сейчас примеряю. Маман удаляется в другую комнату примерять готические серьги, и я знаю, что это будет единственный раз, когда она наденет эту прелесть , потому что моя маман, дама изысканная на генетическом уровне, ни за что на свете не выйдет в люди в таких безвкусных серьгах.

     — Меряй! — зашвырнув в меня какой-то тряпкой, приказывает подруга и чувственно опускается в кресло.

     Тряпка оказывается вечерним платьем от Зайцева. Оно идеально сидит на моей роскошной фигуре. Увидев меня в нем, лицо подруги дико искажается от понимания того, что у нее просто не поднимется рука надеть его после меня, так как она никогда не будет выглядеть в нем так бесподобно. Сделав усилие, она возвращает своему лицу благопристойный вид и сообщает, что она и я в этом платье сегодня идем в ночной клуб. Муж предупрежден, столик заказан, маман она берет на себя. Ну что ж, не стану спорить. Уж больно хочется прошвырнуться по столичным улицам в таком туалете.

     Мы спускаемся вниз, сопровождаемые красноречивыми взглядами старушек, сидящих на скамеечке у парадного, проходим до машины и эффектно удаляемся.

     Заведение откровенно роскошное. За столиками восседают знаменитые шоумены и мордовороты в золоте. Не успели мы занять свое место, как моя подруга отлучается на неопределенное количество времени. Я жду ее пол часа, тоскливо потягивая коктейль, выкуриваю две сигареты и, чувствуя себя лишней на этом празднике жизни, решаю уйти пока не закрылось метро, потому что денег на такси у меня нет. Но замечаю тебя, красивого и печального. Ты одиноко сидишь у стойки бара на высоком стуле с золочеными ножками. Я вижу только твой затылок, но даже он излучает неподдельную тоску. Широкоплечий шатен в кремовом свитере, сгорбившийся над стаканом. Я поднимаюсь из-за столика и иду к бару. Присаживаюсь на стул рядом с тобой. Мужественный профиль и крепкие руки. Мне сразу захотелось, что б они обвили мою талию. Я набираюсь наглости и, вопреки всем своим принципам, спрашиваю, не угостишь ли ты девушку, то есть меня, выпивкой. Это совсем не мой стиль, но ничего умнее и оригинальнее придумать я не могу. Ты глядишь на меня своими печальными глазами, смущаешься и говоришь, что ты бы с удовольствием меня угостил, но у тебя нет денег даже на то, что б купить здесь спичечный коробок, что тебя пригласили и платишь не ты, что это заведение слишком роскошно для тебя, и что тебе не чем заинтересовать такую изысканную женщину, как я. Тогда я подзываю бармена и заказываю нам с тобой по пиву, ты собираешься протестовать, решив, что я, зажравшаяся надменная стерва, решила тебя заальфонсить , но я объясняю, что плачу не я и все в этом духе. Мы разговорились, взяли еще по пиву, а потом еще и еще. Я сообщила бармену, что за все заплатит дама за пятым столиком и мы, изрядно захмелевшие, пошли прочь. В моей памяти сохранились лишь обрывки того, что было после: ночные улочки, серая дверь маленькой квартирки, ты не можешь попасть ключом в замочную скважину, умопомрачительные поцелуи на трюмо в темной прихожей, порванное платье от Зайцева, простыни пахнущие фиалками, мое лицо в твоих теплых шершавых ладонях и рассвет, бесцеремонно прервавший мой сон, нечеловеческая головная боль, звонок в дверь+ Это прибыли с дачи твои родители. Ты поспешно записал мой телефон и дал мне спокойно сбежать, отвлекая их расспросами о саженцах австралийских огурцов.