Пупковая фетишистка Анна

     — М-м-м, стонала от покрывших ее щекотливых судорог крепко пристегнутая по рукам и ногам в позе «звездочки» к большому деревянному столу довольно хорошенькая белокурая женщина лет 35 с чуть полноватым, но достаточно шикарным телом, изо всех сил стараясь увернуть свой многострадальный живот и особенно пупок от острых ноготков своей мучительницы насколько позволяли ей оковы. Мф-ф-ф -У-У-У-У-У завыла несчастная и выгнулась дугой, откидывая голову. Еще бы она уже в который раз подверлагась этой мучительной процедуре пытки по всевозможному терзанию пупка, которую Анна называла «коррекцией сексуального поведения» и прочими для нее сладострасными вещами.

     Подвал в ее загородном доме был хорошо отделан по специальному проекту. Были и большие и маленькие комнаты, но эта была для особых случаев. Сюда попадали гулящие жены, которых приводили их мужья для наказаний, несговорчивые любовницы, бывало и дочери, нуждающиеся в телесных наказаниях и строгом воспитании. Да и мало ли кому бывало нужно как следует наказать в целях исправления какую-то даму. Вот и сейчас в ее лапы попалась очередная бизнес-вумен, которую застукал с молодым любовником ее влиятельный муж. Поскольку это повторялось довольно часто Анне Григорьевне, женщине лет 45-ти с суховатой кожей, с черными как смола волосами и, что удивительно, очень худой для своего бальзаковского возраста удалось убедить «рогатого кошелька» что ее методики наказания для непутевой «Таньки» закрепятся надежно. Вот и сейчас переведя дух и смортя на широко вздымающуюся грудь запыхавшейся очередной любительницы ласки и удовольствия от молодых мужских тел и длинных как питоны половых членов с большими яйцами и красивыми головками она в очередной раз окинула взглядом свои владения.

     Подвал был просторным. Можно даже было бы провести садистскую фетишную вечеринку, что в принципе тут часто бывало. Потолок был высоким. Толстые стены, не пропускавшие ни единого звука от визжащих от смеха и, бывало, орущих во весь голос «наказуемых» женщин были покрыты мягким светлым пластиком. Вдоль всех стен были ниши, где можно было закрепить пленницу как только пожелает экзекутор. Также со стен и с потолка свисали тяжелые блестящие цепи. Посреди помещения находились всевозможные станки для фиксации женщин. Были как знакомые всем и простые наподобие стула с колодками для ног, так и более экзотические модели, но обо всем попорядку.

     Будучи особой фетишисткой, любящей терзать щекоткой и прочим самое чувствительное, центральное место у девушек и парней — их пупок экзекутор Анна Григорьевна с трудом упросила сделать эту комнату «под себя» По всем стенам чуть выше находились картины с изображением женских и мужских пупков всевозможных размеров и форм. На картинах были и пупки завитком, и просто крупным планом девушки с плоскими как лепешка животами. Также были картины на которых присутствовали пупки-ягодки, что довольно редко, вогнутые пупки, большие обычные пупки и многое-многое другое. Подвальная комната не походила на традиционный пыточный подвал с кирпичными стенами. Наоборот, все было отделано в небесно-голубых тонах, было хорошее освещение, при желании делающее сумрак в помещении, но тела несчастных жертв освещались таким образом, что кожа была ярко-золотистого цвета что на фетишных вечеринках по щекотке завораживало. Также интерьер украшали большой вид перьев, всевозможных кисточек и расчесок в сильно увеличеном виде, хорошо подсвеченных.

     Также почти у конца стены находился низкий и очень длинный столик, напоминающий по форме подошву. Там хрались хорошо разложенные всевозможные инструменты для щекотливого воздействия: палочки с ватками, всевозможные кремы, лосьоны, расчески, иголочки, кусочки ткани и конечно же жесткие перья. В углу стоял шкаф, где уже находились инструменты посерьезнее: всевозможные шприцы и медицинские иголки с препаратами для уколов в области пупка. В общем при входе в подобную подвальную комнатку у настоящих садистов-фетишистов просто текли слюнки, а у тех кто приходил сюда отнюдь не по своей воли наоборот: волосы вставали дыбом и начиналась истерика с попытками к бегству.

     Вот и сейчас когда массивная дверь открылась сюда вошли какой-то толстый пузатый дядька низкого роста в очень дорогом костюме в сопровождении худенькой женщины лет тридцати, тоже блондинкой в длинном черном платье с довольно глубоким вырезом на груди и с разрезом сбоку. Лицо женщины было бледным. Было видно что она сильно измучена и смотрела на все равнодушным взглядом.

     — Вот видишь, Настька, что бывает когда и закашлялся. Анастасия, его жена только крепче обняла и оперлась о его руку.

     — Да, мой господин и дальше все стали смотреть на связаную Татьяну.

     Татьяна, покраснев стала отворачивать голову. Она ужасно вспотела. Ее длинные золотистые волосы местами прилипли к груди. Грудь была большой, чуток не доходя до 4-го размера. Соски были большими, лиловыми, тело от изнурительных занятий фитнесом у Татьяны было шикарным. Татьяна была волевой женщиной и старалась всячески поддерживать свою форму. Но больше всех заинтересовало как мы уже догадались обоих это ее чуть-чуть полноватый не походивший на лепешку живот и довольно широкая ямочка пупка. Также не обделили вниманием ее ножки с хорошим маникюром.

     Утю-тю перебирая пальчиками сразу полез к Татьяне мужчина. От прикосновения его холодных пальцев Татьяна вздрогнула.

     _ Не вздумай ком мне лезть, жирный урод. Я, ой… ха. . ой на лице Татьяны вновь появилась гримаса. Но пальчики проводили линии по ее натренированному животу сверху вниз, залазя по дороге в глубокий пупок. После каждого движения мужик останавливался, но палец от Таниного тела не убирал и чуть выждав вновь проводил линии через пупок

     — Стой хватит, ой-ой, ах… Хва-атит. Ой.

     Тут Анна своим железным голосом сказала Дадьке:

     — Стойте. Тот уставился на Анну.

     — Вы про Анастасию не забыли? А то ей тоже не повредит терапия. Может быть хотите ее уложить рядышком, а то видите как она ужасно устала ехидничала Анна и глядя на нее улыбнулась. Естесственно, ведь Настя сама для профилактики впрошлом не только тут подвергалась экзекуциям и у нее и в мыслях не было как-то перечить. При одной мысли о предстоящих наказаниях ей становлось жутко.

     — Ни в коем случае, моя любимая не ляжет на стол для экзекуций, отрезал толстый садист, снимая пиджак и кладя его всторону на стульчик. Настя уже было заулыбалась, но у хитрой фразы было продолжение:

     — Мы пришли сюда повеселиться, а не лежать. Пусть у стеночки постоит, посмотрит. И с этими словами он быстренько приковал настины белые холеные ручки в свисающие у стены цепи. Настя при этом не высказывала ни малейшего признака недовольства. Ее руки были сильно разведены в стороны. Голова Насти было склонилась вбок, но она тут же ойкнув приняла стойку «смирно», т. к. подошедшая к ней Анна закрепила под юбкой из стены какую-то линию.

     Это шип, моя дорогая. Как только ты захочешь отдохнуть повиснув на цепочках он вопьется тебе в промежность. Конечно, это устройство не то, которое исользовалось во время инквизиции для лишения девок сна, а чуть поинтереснее. В наш век есть электричество. Так что стой и наслаждайся представлением. И взяв из крайнего шкафа чемоданчик та подошла к мужчине.

     — Не желаете ли посмотреть новые издения?

     — А что там?

     — хорошая вакцина, которая сделает ее пупок очень чувствительным от малейшего прикосновения. Из выгнутого он будет как с ягодкой, но это попозжа.

     — Можно. Та набрав тонкий шприц с очень тонкой иголкой подошла к Татьяне. Тем временем мужик уже макнул ватку в спирт и начал протирать Татьяне пупок.

     А-с-с-с злобно зашипела Татьяна. Истерзанный от множества мелких царапин от спирта пупок начал сильно показывать

     — Ссуки, бл. . ди. Ой!

     — Не дергайся, Сука и отвесил ей хлесткую пощечину. Не мешай. взяв вторую палочку он стал дальше вытирать невидимую грязь со стенок широкого пупка. Пупок был больше сантиметра, довольно глубокий. На дне была небольшая выпуклость по виду ничем не примичательная. Чуток завитая. именно в одну и подушечек и кольнула на несколько миллиметров Анна.

     У-м-м-м-м, АХ воскликнула Татьяна и попыталась втянуть живот. Но уже Анна вынула иголку и попыталась найти в завитушке темную бороздку. В нее и вколола.

     Ах, закатила глаза Татьяна. Видимо тут был какой-то нерв, который отдавался в мозгу в ее интимном месте. Дальше Татьяна почувствовала что пупок начал сильно чесаться, появилось ощущение что он раздувается и спустя несколько минут бесформенное днище начало увеличиваться и как-бы образовалась ягодка.

     Думаю ей стоит немного отдохнуть сказала Анна.

     Давайте тогда повесели нашу Анастасию сказал мужик.

     — Ты нас слышала?

     — С несчастным лицом, похожим на ледяное Настя выдавила:

     — Да мой господин, я Вас слышала. Я делала все что Вы мне велели.

     Поскольку модель черного платья была с вырезами никого из посвященных не удивила бы прорезь в области Настиного пупка. К ней то и направились ее мучители, один их которых был ее новым мужем и ей волею судьбы приходилось мириться с этим (об этом чуть позже) .