Психолог. Часть 2

     Глава 3

     

     – Как ты себя чувствуешь?

     

     – Ужасно. Как будто по мне самосвал проехал.

     

     – Лежи, ты потеряла много сил. Это нормально при приеме галлюциногенов. Ты что-нибудь помнишь?

     

     – Да. Весьма отчетливо. Наверное не все, но большинство так точно.

     

     – Скажи, почему ты ничего не сказала про твоего отца? Это могло бы избавить тебя от потребности в регрессивном гипнозе.

     

     – Нет, ты ошибаешься. Твой регрессивный гипноз- это лучшее, что могло со мной случиться, и я расскажу тебе почему. Знаешь, история в лесу не окончилась тем случаем. Кому- то из нашей школы удалось нас сфотографировать, и через два дня об этом знал весь город. Моя жизнь превратилась в ад, я стыдилась просто выйти на улицу. Мама доводила меня каждый вечер до истерики. Я хотела переехать в другой город, но мы собирались в Германию и экономили средства. Одно лишь воспоминание об этом времени доставляет мне боль. Но знаешь- благодаря твоему репрессивному гипнозу я поняла, что секс с папой- это лучшее, что произошло в моей жизни, и если бы у меня была возможность вернуться в то время, я поступила бы также. Так вот…

     

     – Я тебя понимаю.

     

     – Нет. Ты конечно гений в этой области, но даже ты не сможешь меня понять. Давай сменим тему. Скажи, ты это придумал?

     

     – Лежи спокойно, тебе надо отдыхать. Скажем так, я сильно усовершенствовал эту технику. Кстати, это называется регрессивный гипноз, не репрессивный. Ты голодная? Принести тебе что-нибудь?

     

     – Нет, спасибо, не сейчас. То, что сегодня произошло… я слишком возбуждена, чтобы есть.

     

     – Не говори глупостей, тебе необходимо поесть. Я должен тебя предупредить, что твои переживания детства наложились на экстатическое состояние, произведенное ЛСД, вероятно поэтому ты воспринимаешь секс с твоим отцом как самый счастливый момент твоей жизни.

     

     – Нет… Ты вряд ли поймешь, женщина это чувствует. Я действительно его любила, хотела иметь детей от него, и отдала бы жизнь за него. Это сложно понять человеку, который никогда никого не любил по- настоящему.

     

     – Ну ок. Кстати, насчет детей- мне придется прочитать тебе лекцию о генетике. Пойду поищу что-нибудь съедобное… . Надеюсь, в доме есть что-нибудь более питательное, чем суши.

     

     Как только Виктор остался один, он тут же взялся за работу. Нужно было сделать многое: пересмотреть видеозаписи эксперимента, прослушать записи их разговоров, записать свои заметки. Наконец, превратить все это в структурированный логичный текст, если не для будущей книги, то по крайней мере для себя самого. Нужно так же выяснить, есть ли какая- либо юридическая загвоздка, делающая его уязвимым в случае судебной разборки. Виктор знал, что лишь немногие ученые проводят опыты с галлюциногенами, и уж наверняка не на территории Германии.

     События этого дня не доставили Виктору привычной радости от удачно проведенного эксперимента. Все выглядело так, как будто Наташина психика развивалась в нужном Виктору направлении, однако однозначно Виктор не мог этого утверждать. В конце концов, ее болтовня могла означать что угодно. Может быть, требуется время, чтобы Наташа смирилась с новыми ощущениями и потребностями своей новой индивидуальности.

     Две недели Виктор провел в размышлениях, подействовал эфедрин или нет. Он проанализировал заново их разговоры, однако не нашел ни одного намека на нечто, указывающее на психическое отклонение. Наташа приходила к нему почти каждый день, и Виктору невольно приходилось исполнять роль психолога, помогая Наташе переработать случившееся с ней. Виктор уже потерял надежду на положительный результат, когда совершенно внезапно все переменилось.

     Наташа приехала как обычно в 9 утра. Виктор пригласил ее на завтрак и собирался продолжить неоконченный вчерашний разговор, когда Наташа вдруг заявила:

     

     – Знаешь, я приняла решение. Я долго думала и решила, что можно быть счастливой только так, какая ты есть. Невозможно убежать от себя самой. Если мне суждено быть педофилом, значит, я им буду, что бы ни случилось.

     

     Виктор ошеломленно уставился в свою тарелку, с трудом сдерживая свою радость.

     

     – Наташа, думай, что говоришь. Ты готова поставить всю свою жизнь под угрозу?

     

     – Ну разве это можно назвать жизнью? Лучше прожить немного, но счастливо, чем жить в тепле да уюте, и при этом быть несчастной, как в золотой клетке.

     

     Виктор был просто в восторге. Ему стоило немалых усилий оставаться хладнокровным.

     

     – Ну и что ты теперь собралась делать? Вылавливать детей возле школы?

     

     – Нет. Ты знаешь, после того как я дала зеленый свет своим фантазиям, я обнаружила, что ничто меня так не возбуждает, как мысль о том, чтобы переспать с Мишей.

     

     – Кто такой Миша?

     

     – Мой сын.

     

     

     Глава 4

     

     

     Радости Виктора не было предела. Тяжело было представить, что ему удалось совершить: из ничего он вырастил прекрасную идею. Ему никто не поверил, но он не сдался. Импровизировал эксперимент практически из ничего. И достиг успеха. Ему удалось перепрограммировать человеческий мозг! Причем в кустарнейших условиях, без вживления электродов в кору мозга, без магнетронных излучателей, без медикаментов, стоящих многие тысячи за грамм. Интересно, сколько заплатит, скажем, Китай, за исследования в этой области?

     Для полного счастья не хватало только одного: убедительного видео Наташи и ее сына. По-настоящему убедительного. В противном случае его документация может быть воспринята как бред сумасшедшего ученого, кем он в профессиональной сфере собственно и числится. Видео могло бы все изменить: несомненно, заставить богатую женщину переспать с собственным сыном в принципе возможно, тем не менее видео было бы достаточным аргументом, чтобы дать Виктору шанс продемонстрировать его открытие.

     

     – Что ж Наташа, я помогу тебе соблазнить твоего сына, если это сделает тебя счастливой.

     

     Виктор и Наташа разработали деталлированный план действий. Было решено, что Наташа с сыном проведут неделю в Шварцвальде, на даче Виктора. Чего не знала Наташа- так это то, что здание будет оборудовано односторонними зеркалами с камерами за ними, причем в таком количестве, что позавидовал бы Спилберг. Половина из них работала в инфракрасном спектре. Наташа получит пару шприцов коллагена и возбуждающее средство из Перу, известное в Германии как “муши”. Дача находилась на возвышенности посреди прекрасной природы, и что еще важнее- в полнейшем уединении. Все было продумано, включая порнографию и элементы Наташиной одежды.

     

     – Ты готова?

     

     – Всегда готова, как пионер.

     

     – Что ж, тогда будем прощаться. Желаю удачи.

     

     – Спасибо. Спасибо за все, что ты для меня сделал.

     

     – Nicht der Rede wert. Увидимся через неделю. Может быть и нет. Поезжай.

     

     Наташа уехала. Виктор подошел к серверу и проверил еще раз, работает ли remote control и камеры. Все казалось в полном порядке. Предполагалось записать около полутора гигабайта в DVD- качестве. Передавать такой объем информации через Интернет было нереально, поэтому жесткие диски придется забрать вручную. Виктор подумал, что было бы неплохо изготовить зеркала из бронебойного стекла: если вдруг в порыве страсти они разобьют зеркало и обнаружат камеру, весь прекрасный план накроется. Останется только надежда, что надежно спрятанный в подвале сервер успеет записать достаточно информации к тому времени.

     

     

     Глава 5

     

     После достаточно утомительной езды по забитым пробками немецким автобанам Наташа и ее сын наконец добрались до небольшого особняка, представлявшего собой дачу Виктора. Наташа отметила про себя, что место действительно подходило как нельзя лучше для совершения величайшего греха в истории после распятия Христа. Дом был окружен высокими соснами, внизу находилось небольшое озеро. С чердака открывался потрясающий вид на многие километры Шварцвальдовского леса.