шлюхи Екатеринбурга

Проститука, Хозяйка, Леди-2. Часть 2

     -Может еще чего-нибудь? – грудь стюардессы призывно выглянула из под блузки.

     -Попозже, когда дочь уснет. – улыбнулся я.

     Молодая женщина качнула головой и пошла в сторону буфета. Сразу появилась Вика. Девушка придирчиво посмотрела на молодую женщину в форме и прошла на свое место. Увидела в моих руках бокал с коньяком, съязвила в духе свои лет:

     -Это чтобы лучше летелось, или для снятия стресса при виде этой коровы в белой блузке?

     -Для первого точно, и для поднятия тонуса перед обедом. Опять же не так тошнить будет. А то что она корова, то вряд ли. Да, есть небольшой жирок на бедрах, но от того что в самолете не побегаешь, а фитнесом здесь не позанимаешься.

     -Насколько я слышала иногда туалетная комната заменяет фитнес зал.

     -Это не сложно проверить.

     Глаза Виктории стали серыми.

     -Закажи мне коньяк. – ее голосом можно было бы заморозить Ледовитый океан, над которым мы уже летели.

     Я передал ей свой бокал.

     -Если не побрезгуешь. Я его еще не пил. А себе закажу еще. -старался говорить мягко.

     Я встал.

     -Для таких случаев ей кнопка вызова обслуживающего персонала. – Виктория подсознательно грела коньяк в ладонях. Растет девушка, растет. Только, что она так яриться? Говорят, что многие в длительном полете и замкнутом пространстве ведут себя неадекватно, стараясь скрыть свои страх. Наверное.

     -Никогда не показывай свое превосходство над теми людьми, которые не могут позволить больше чем ты. – сказал, как отрезал. А Виктория замерла, переваривая сказанное. Наверное это ее первый жизненный урок. Пусть думает. – Если у тебя есть деньги, и ты можешь позволить себе лететь бизнес классом, не дает тебе право обращаться с другими как с былом. Да и мне размять ноги не помешало бы.

     И не глядя на ошарашенную девушку, прошел в каюту стюардесс. Их было двое. Обе молодые, симпатичные. Блузки расстегнуты чуть больше чем позволяет этикет компании. Одна готовила обед для экипажа, а вторая, что разбудила меня, готовила и подогревала обед для меня и моей “дочери”.

     -Привет, красотки. – Черт, как неуклюже. На самом деле закостенел в своем бизнесе и сделать нормальный комплимент или даже познакомиться с красивой женщиной уже не могу.

     -Здравствуйте. -ответила та, которая готовила обед для пилотов.

     Ее подруга, улыбнулась, показав безупречную белизну зубов.

     -Еще коньяк?

     -Если можно. Вы уж простите, что сам к вам зашел.

     -Ничего страшного. Я сейчас. – моя стюардесса достала толстопузый бокал и налила коньяк. -Шоколад?

     -Если можно.

     -Для вас все можно. – ее улыбка стала соблазнительна. Подруга хихикнула.

     -Если вы будете не против, чуть попозже я попрошу вас об одной услуге.

     -Конечно.

     Я вышел, и услышал легкий смех девушек. Птички перелетные.

     Сел в кресло и вытянул ноги. Виктория продолжала греть бокал. Я ей отломил шоколад.

     -Шоколад придает более изысканный вкус коньяка.

     Она молча взяла плитку горького шоколада.

     -Извини, я вела себя грубо. – девушка старалась не смотреть на меня. -Что -то нашло.

     -Я даже прощать тебя не буду. – сказал я серьезно. Девушка удивленно и испуганно посмотрела на меня. – Так как прощать не за что. Это твой возраст, твой страх, твои гормоны. Да и угла в самолете нет, что бы тебя туда поставить в наказание.

     Я улыбнулся и пригубил коньяк, который обжег своим ароматом мое небо.

     До Виктории дошло, что я пошутил. Она засмеялась и толкнула меня в бок. Немного коньяка капнуло на мою рубашку.

     -Дурак. А я чуть не поверила. – увидела как расплывается коньячное пятно на рубашке, подорвалась с места и чуть не опрокинула свой бокал с янтарной жидкостью на меня. Вернулась от стюардесс через минуту. – Они сказали что рубашку надо постирать. Как приедем, я постираю. Честно. Я умею.

     -Верю. Успокойся. – я улыбнулся ее непосредственности. – Лучше выпей коньяк и закуси шоколадом. Таким образом нагуляешь аппетит.

     Вика сделала глоток и из ее глаз капнули слезы.

     -Закуси. – отломил ей шоколад и сунул в приоткрытые губы.

     Ее губы коснулись моих пальцев и меня ударило током. Я даже пальцы одернул. Девушка стала жевать шоколад и внимательно посмотрела на меня сквозь слезы. Прожевав, она вытерла слезы. Глаза заблестели уже по-другому. Много ли спиртного надо девушке? Улыбнулась.

     -И как ты пьешь эту гадость.

     -Так я коньяк не пью глотками а смакую.

     -Сказать раньше не мог? Я видела как пацаны водку пьют, думала что и коньяк так можно. Все кишки обожгло.

     -Дезинфекция.

     -Угу. А зачем ты сказал стюардессам, что я твоя дочь?

     -А кем мне тебя назвать? Любовницей, подругой? По прилету меня арестуют за совращение несовершеннолетней.

     Вика несколько секунд обдумывала сказанное, потом кивнула головой:

     -Вообще-то правильно. Прости, не подумала.

     Появилась стюардесса и поставила подносы с едой на выдвинутые столики.

     -Еще коньяк? – улыбнулась она.

     -Спасибо. Я думаю, что достаточно. Вика, тебе ничего не надо? Сок, минералку?

     Повернул голову и посмотрел на соседку. Черт, как женщины меняют свое выражение лица. Еще мгновение назад дал бы голову на отсечение, что взгляд девушки был жестким и острым как сталь хорошего клинка. Но ее глаза сейчас излучали легкую невинность и доброту.

     -Минералку, пожалуйста.

     Стюардесса кивнула и через минуту принесла бокал с минеральной водой.

     Обед прошел не спеша в непринужденной беседе обо всем и ни о чем. Перелетная пташка убрала подносы. Я открыл скучную книгу и попытался почитать. Виктория смотрела в иллюминатор, но выпитый коньяк дал о себе знать и ее голова начала клониться. Я опустил кресло в горизонтальное положение, закрыл шторку иллюминатора, что бы свет не беспокоил маленькую принцессу и накрыл одеялом. Виктория подтянула к себе ноги и свернулась в клубочек. Свет в салоне потушили. Я попытался еще почитать, но мысли были где-то далеко и так далеко, что о их существовании можно забыть. Тихо подошла стюардесса.

     -Коньяк, вино. Прохладительные напитки?

     Я глазами показал на соседние кресла. Сам встал и пересел к иллюминатору. Девушка подошла и встала рядом.

     -Принесите коньяк, пожалуйста и если вас не затруднит налейте себе и присядьте рядом. Не с кем поговорить. Скучно.

     Не делая резких движений, засунул в кармашек ее блузки сто евро. Почувствовал под пальцами упругую плоть ее груди. Стюардесса кивнула, улыбнулась и бесшумно исчезла. Появилась также тихо. Подала мне бокал с коньяком, сама присела рядом с бокалом белого вина.

     -Спит? -участливо поинтересовалась молодая женщина.

     Ее юбка оголилась, открыв красивый изгиб бедра. Тонкий аромат духов возбуждал не хуже открытой на пару пуговиц белой блузки

     -Да, уснула. Молодому организму хватает немного коньяка, чтобы уйти в нирвану.

     – Она на вас не похожа.

     – В мать пошла. – Здесь я сказал истинную правду. – Предугадывая ваш следующий вопрос, сообщу что с женой мы в разводе.

     Стюардесса улыбнулась. Ее глаза блеснули в темноте.

     – Вам наверное одиноко.

     – Бывает. Но я как-то привык.

     – Привыкли к одиночеству? Это не могу понять. Одиночество не свойственно человеку.

     – Не свойственно, -согласился я, -но привычка есть привычка. А изменять их, дурная примета.

     – И вы сами готовите обед, гладите рубашки?

     – У женщин зачастую неправильное мнение о мужчинах. НОРМАЛЬНЫХ мужчинах. Мы по своей натуре любим чистоту, порядок и вкусно покушать. Неужели только женщины способны доставить такое удовольствие нашему брату? Мы сами это можем, когда приспичит. А когда это становится обязанностью, то входит уже в категорию привычки. Я даже не обращаю на это внимание.

     Пригубил коньяк. Молодая женщина согласна кивнула головой. Потом она поставила бокал с вином на выдвижную полку и ее мягкие губы коснулись моих. Ее правая рука стала поглаживать мою грудь и расстегивать пуговица рубашки. Губы были сочные, сладкие от вина, нежные и чувственные. Справившись с рубашкой, ее рука скользнула к ширинке и погладила через ткань уже напряженный член. Я зык молодой женщины гулял в моем рту. Она часто задышала и сжала ладонью мою затвердевшую мышцу.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки