Пробуждение чувства. Часть 4

     Это были непередаваемые ощущения! Нежная бархатистость головки, пряный запах члена и солоноватый вкус выделений — всё это мне безумно нравилось! Я обнял Вадика за попку и с тихим стоном насадил свой рот на его член, сколько было возможно. Вадик тоже тихонько застонал, и это привело меня в восторг — ему нравилось, я доставляю ему такое удовольствие! Я начал двигать головой вперёд-назад, посасывая член и лаская его языком. Он дёргался у меня во рту, я чувствовал каждое его сокращение, и мне хотелось, чтобы это длилось без конца. Я старался доставить Вадику как можно больше удовольствия, действуя где по наитию, где по его объяснениям по картам, я сосал головку, лизал её, не выпуская члена изо рта, дрочил его своим ртом, и наконец Вадик не выдержал. Его член вдруг набух у меня во рту, дёрнулся, языком я почувствовал волну, проходящую по каналу, и Вадик, тихо охнув, выстрелил мне в рот своей спермой.

     

     Я чуть было не поперхнулся, но всё обошлось. Вадик продолжал спускать мне в рот, сперма стремительно прибывала, и я с грехом пополам глотал её, не вынимая член изо рта. Вкус семени мне уже был знаком, я принимал её с удовольствием, а Вадик всё кончал и кончал, схватив мою голову руками и насаживая ртом на свой член. Наконец он окончательно излился и обмяк, я ещё немного пососал его член и выпустил на волю.

     

     — Ну ты даёшь! — снова сказал Вадик и в голосе его чувствовались восхищение и удовлетворение.

     

     Мы обнялись, отдыхая.

     

     — Тебе понравилось? — спросил я. — Я всё сделал правильно?

     

     Он сжал меня в своих объятиях.

     

     — Глупышка ты, Сашок! Мне было так хорошо, как никогда в жизни!

     

     Я счастливый прижался к нему.

     

     — Но это ещё не всё, — улыбаясь, напомнил Вадик. — Сейчас мы немного отдохнём, и ты окончательно станешь моим. Для этого вазелин нужен, я взял с собой, он в моих штанах в кармане, достань, пожалуйста.

     

     Я тихонько встал с дивана, нашарил в кармане Вадикиных штанов маленькую круглую коробочку вазелина и вернулся с ней к дивану. Вадик лежал на спине, откинув одеяло, в отсвете ночных фонарей из окна было видно его стройное красивое тело и отдыхающий пока, такой родной и знакомый член.

     

     — Давай сюда вазелин и пососи мне немного, чтобы член поднялся, — сказал Вадик.

     

     Я отдал Вадику коробочку. Чтобы было удобнее, встал у него между ног на колени, наклонился и вобрал его полустоячий член в рот. Долгих усилий не потребовалось, очень скоро член начал оживать и выпрямляться у меня во рту. Я ещё немного пососал его, а потом Вадик потянул меня за руку, укладывая рядом с собой на постель. Мы легли лицом друг к другу, он на левом боку, я на правом. Вадик обнял меня, подсунув под меня левую руку, мою левую ногу он согнул в колене и закинул на себя. Правой рукой он поставил открытую коробочку с вазелином на диван рядом с моей попкой и стал ласкать мой член, играть с яичками и гладить попку, время от времени поглаживая дырочку и слегка надавливая на неё. Я обнимал его, мы целовались, он ласкал и ласкал мои яички и попку, мне было хорошо, я ждал продолжения. Потом он зачерпнул пальцем немного вазелина, и я почувствовал, как скользкий пальчик, помассировав мою дырочку, слегка вошёл в неё. Пальчик вошёл неглубоко, но я ойкнул от неожиданности.

     

     — Больно? — спросил Вадик.

     

     — Нет, — ответил я — просто неожиданно, странные ощущения. Продолжай, пожалуйста.

     

     — Будет немного больно, — предупредил меня Вадик. — Это всегда так в первый раз, ты потерпи, я постараюсь всё осторожно сделать. Потом уже боли не будет, будем только кайф ловить, офигительный.

     

     Я не знал, почему и насколько будет больно, но раз Вадик так говорил, значит, так и есть. Он просил потерпеть, и я потерплю, решил я, и повторил:

     

     — Продолжай, пожалуйста.

     

     Вадик снова начал ласкать мою попочку, теперь больше внимания уделяя анусу. Он хорошенько смазал его вазелином и массировал, надавливая в разные стороны, постепенно усиливая нажим. Потом он вставил палец на одну фалангу и подождал немного, давая мне привыкнуть. Покачивая его и двигая в разные стороны, он постепенно расширял мою дырочку, и в какой-то момент вставил в неё два пальца. Он вставлял и вынимал пальцы, растягивал края дырочки, готовя её к приходу главного гостя, и это вызывало во мне бурю ощущений. Я томился под его неторопливыми руками и даже начал тихонько постанывать при каждом выдохе.

     

     — Ты такой чувствительный! — сказал Вадик, прервав наш поцелуй. Я не ответил, только снова впился губами в его губы и выгнул спину, нанизываясь попкой на его пальцы. Мне было немного больно и неудобно, Вадик буравил меня уже тремя пальцами, но страсть захватила меня, я старался насадиться как можно глубже и только кряхтел, когда пальцы Вадика растягивали мою дырочку слишком сильно.

     

     А потом Вадик перевернул меня спиной к себе, немного повозился сзади, и через несколько секунд я ощутил у себя в ложбинке намазанный вазелином горячий твёрдый член. Я замер в ожидании, Вадик подвигал его вверх-вниз по ложбинке, нащупывая дырочку, и найдя, обнял меня одной рукой за грудь, другой за низ живота и надавил.

     

     Надавил он несильно, но дырочка была подготовлена, я расслаблен, и головка проскочила в меня одним махом. Я чуть не заорал от боли и откатился от Вадика.

     

     — Больно, Вадик, больно очень! — едва не плача запричитал я.

     

     Моё дыхание сбивалось, попка горела. Вадик привлёк меня к себе, стал гладить по голове и целовать лицо, успокаивая.

     

     — Прости, котёнок! Я поторопился, поэтому так получилось, прости. Я не буду торопиться, я буду нежен с тобой и бережен, не бойся ничего.

     

     Он целовал меня, гладил и говорил всякие успокаивающие слова. От его поглаживаний и слов я постепенно успокоился, боль в попке затихла, и я начал отвечать на его поцелуи, обнял его и тоже стал гладить его спину и попку. Потом прижался к нему покрепче и прошептал на ухо:

     

     — Ты больше не сделаешь мне больно?

     

     — Нет, Сашенька, нет, мой котёнок! Мы попробуем по-другому, я тебя подготовлю получше и буду очень осторожен с тобой.

     

     Я лежал молча, прижавшись к Вадику и не шевелясь, и мне было очень хорошо просто от того, что он так говорил со мной и был так нежен. По-видимому, Вадика обеспокоило моё молчание, он приподнялся на локте и спросил:

     

     — Как ты, малыш? Мы сможем продолжить?

     

     — Только осторожно, пожалуйста. Я очень боюсь, — ответил я.

     

     — Я буду очень осторожен, обещаю тебе!

     

     В знак согласия я поцеловал его, и спросил, что должен делать. Вадик велел мне лечь на живот, подсунул под меня подушку так, что моя попка приподнялась и немного раскрылась, а сам опустился на колени у меня в ногах и стал их гладить и целовать. Он начал поглаживания от щиколоток, медленно поднимаясь выше, целовал внутреннюю сторону коленей, и так же целуя и поглаживая поднялся вверх по бёдрам, легонько засасывая и лаская языком и руками их внутреннюю сторону. Его руки добрались до попки и стали гладить, нежно мять и растягивать в стороны её половинки, открывая дырочку, при этом он ласкал языком мои ножки возле попки, целовал и слегка покусывал саму попку.

     Я забыл все свои страхи и отдавался его ласкам, мурашки бежали по коже, меня потряхивало, и я начал выгибать попочку навстречу рукам и губам Вадика. Пальцы Вадика прошлись по ложбинке попки верх и вниз, раздвинули половинки и помассировали дырочку, другая рука гладила мою спину и бока. Повторив ласки моей дырочки несколько раз, Вадик решительно, но бережно вставил в неё свой палец. Я вздрогнул и сжал дырочку, но боли не последовало, только небольшой дискомфорт. Вадик немного подождал, не двигая пальчик и продолжая ласкать меня другой рукой и целовать попочку. Дождавшись, когда я расслаблюсь, он покачал пальчик из стороны в сторону, чуть вынул его и вставил уже поглубже.

     Дырочка была хорошо смазана, пальчик был скользкий и заходил легко и безболезненно. Вадик вынимал и снова вставлял пальчик, качал его, нажимая на края дырочки. Мне это не было приятно, но необычность и запретность происходящего, а также желание доставить удовольствие Вадику и ожидание чего-то невероятного будили в груди неведомые ранее чувства, ласки Вадика закружили меня и унесли в нереальный мир, я тихонько постанывал и выпячивал попку навстречу своему мучителю.

Страницы: [ 1 ]