шлюхи Екатеринбурга

Прикосновение весны. Часть 9

     Натянув штаны и накинув сверху рубашки, ребята короткими перебежками проскочили в ванну. Нужно было успеть отмыть разводы и умыться…

     Когда они втроем вместе с мамой спустились к подъезду, там уже стоял “Баргузин” дяди Леши. Побросав вещи внутрь, ребята забрались назад в конец салона, а Вовкина мама села на переднее сидение рядом с дядей Лешей.

     Выехали со двора. Было тихое весеннее утро. Почти пустые улицы которые только что ополоснули поливальные машины и вода на придорожной пыли еще не высохла от водяных брызг. В воздухе висел яркий запах свежих тополиных листьев. “Баргузин” , набирая обороты, весело побежал по еще не проснувшемуся городу. Быстро проскочили еще совсем пустой центр, повернули к мосту. С каждой минутой солнце становилось все теплей и теплей, а воздух наполнялся сладкими весенними ароматами.

     Пока ехали через Чернавский мост Сашка во все глаза разглядывал “воронежское море” и пытался себе представить – как будет выглядеть Дон в районе станицы. Вовка сидел с загадочной улыбкой и смотрел то на воду, то украдкой на Сашу и в уголках губ мелькала сияющая улыбка, которую он порывами пытался сдержать. Вот уже и город позади. Быстро долетели до развязки, свернули на Саратовскую трассу и помчались, практически не встречая машин, в сторону Волгоградки.

     Солнце уже поднялось довольно высоко и стало припекать через стёкла Вовкину маму почти сразу сморило. Она сидела на переднем сидении и клевала носом. Дядя Леша был весь поглощён дорогой. Он слушал по радио нудную политическую передачу про финансовый кризис и прочую ерунду и, как водится у многих водителей во время дальнобоя, “разговаривал с радио”.

     На задний салон никто не обращал никакого внимания. От дорожной тряски у Вовки снова встал, он сладко потянулся, вытянув руки вверх, поправил пальцами свою набухшую морковку, на которую неудобно давили трусы. Вовка вспомнил утренний стояк у Сашки от чего в теле его появилась истома, в голове начал подниматься липкий туман, а член сладко заныл и стал совершенно каменным. Вобщем, в Вовку в очередной раз вселился хулиганистый бесёнок.

     Он посмотрел на Сашку, дремавшего на сидении рядом. Убедился, что мамка спит, а дядя Леша вряд ли может их видеть через ряд сидений с высокими подголовниками позади него.

     Вовка осторожно положил руку Сашке на колено. Потом тихо по внутренней стороне бедер стал подниматься выше. Сашка зашевелился, но сделал вид, что не проснулся. Дойдя до края штанины, рука на мгновение остановилась. Сашка чувствовал, как Вовкины пальцы осторожно, но настойчиво прокладывают себе путь в щель между бедром и штаниной. Еще несколько движений пальцами и вот уже их кончики, преодолев ободок штанины трусов, осторожно коснулись яичка. Сердце Сашки ускорилось, но он решил продолжать прикидываться спящим, ожидая что будет дальше. Как бы во сне он лишь немного подвинулся на сидении и отвел ногу так, чтобы освободилось больше места в штанине, куда залезала рука и у Вовки появилась возможность легче продвинуться дальше. Сашке так хотелось, чтобы Вовка потрогал его сильнее.

     – “Не спиииит шланг!” – с удовольствием отметил про себя Вовка, увидев, как Сашка ему подыгрывает, и продолжил смелее.

     Вовкины пальцы, окончательно справившись со складками ткани, наконец-то полностью проникли в штанину трусов и овладели Санькиной мошонкой. Сашка слегка вздрогнул, но глаз, хитрюга, не открыл!

     Вовкина кисть, оказавшись почти полностью в Сашкиных трусах, начала гулять по промежности. Вовка почувствовал, как горячо у Сашки ТАМ. Сначала он начал водить пальцами по лобку, играя с его только что наметившейся растительностью. Не многочисленные волоски были еще короткие и очень мягкие, а под ними ощущалась нежная гладкая кожа. Потом Вовкины пальцы встретились на мошонке и попытались взять мешочек в ладонь. Вовка почувствовал, как Сашка начал возбужденно подрагивать, с трудом продолжая изображать крепкий сон. Искуситель продолжил своё дело! Он начал круговыми движениями поглаживать яички. То одно, то другое… , старался пальцами проникнуть еще ниже, под мошонку двигаясь по складке вглубь, ближе к анусу.

     Сашка начал характерно сопеть. Вовка оставил мошонку и переключился на ствол. Он обхватил его у основания и достаточно плотно сжал. “Ого, какой он горячий!” – подумалось Вовке. Он стал по стволу медленно перебираться выше стремясь добраться до головки, но тесные трусы и шорты совсем не оставляли пространства для игры. Вовка оставил Сашкин член и вытащил руку из его штанов. Сашка отреагировал легким вздохом и еле заметным выражением разочарования и неудовлетворенности на лице.

     Вовка положил ладонь сверху на Сашкины шорты и начал мять руками его стоячёк. Сашка тихонько застонал. Убедившись, что на передних сиденьях каждый был занят своим делом и всем не до них, Вовка усилил интенсивность движений. Сашка заерзал, пытаясь справиться с нарастающим возбуждением. Это лишь добавило Вовке азарта, и он еще настырнее начал мять Сашкину головку и член через шорты.

     Вдруг Сашка с ужасом почувствовал что… (ой, мама!) ситуация выходи из-под контроля. Он резко испуганно открыл глаза и схватился сверху за Вовкину кисть, пытаясь его остановить, но… опоздал буквально на долю секунды! Судороги оргазма начали сотрясать Сашкино тело. Он закусил губы и изо всех сил сжал мышцы паха, пытаясь остановить уже начавшееся извержение. Не смотря, на все отчаянные усилия Сашка продолжал кончать, выбрасывая сперму прямо в трусы. Он беспомощно наблюдал, как под Вовкиной рукой на шортах растет мокрое, сочащееся пятно и темными влажный разводами расползается по шортам.

     – Блин! – процедил Сашка недовольно сквозь зубы и беспомощно откинул голову назад, глядя куда то в потолок.

     Вовка торжествующе сиял! Он наклонился к раздраженному другу и ехидно прошептал ему на ухо…

     Я так и знал, что ты не спишь! Шланг!

     Сашка в этот момент пытался разобраться со своими эмоциями. С одной стороны ему хотелось хорошенько двинуть Вовке за эту подставу, с другой стороны ведь и сам виноват – нужно было эту бестию вовремя остановить! А так получалось, что как-бы сам и дурак, свои же штаны в разводах от собственной спермы, не чужие. Сашка мог простить все, но этот наглый издевательский тон, это было уже слишком!

     – Щас как двину тебе, дурило! Спишь, не спишь! Ну и что теперь мне делать? Блин! – кипел шепотом Сашка, показывая на внушительное пятно на шортах.

     – Не боись – игриво прошептал Вовка. – Что-нибудь придумаем!

     – Придумаем! Как я теперь из машины выйду такой красивый? В лучшем случае подумают что обоссался! – не унимался Сашка. – Какие предложения то?

     – Давай ты у меня попросишь бутылку воды – начал Вовка шептать Сашке в ухо. – А я когда буду её подавать, то как-будто разолью тебе на штаны. Годится? Мы уже почти доехали до поворота с трассы на Вилтов. За это время вода уж точно не высохнет, а когда приедем, ты выйдешь из машины и спокойно пойдешь передавать свои штаны, облитые водой. А всем будет ясно, что виноват в этом я.

     Так и поступили. Вовка на всю машину попросил у матери передать бутылку с газировкой. Взял ее в руки, поболтал еще для верности и начал открывать крышку в аккурат над Сашкиными шортами. Вода шумно зашипела и вырвалась наружу из-под приоткрытой крышки, уделав капитально не только Сашку, но и самого Вовку. Сашка громко театрально вскрикнул и начал для порядку бухтеть на Вовку. . Мамка обернулась на шум и с укоризной посмотрела на сына. Мокрый Вовка сиял! Все получилось даже лучше, чем было задумано!

     Через некоторое время “Баргузин” с воронежскими номерами подъехал к деревянному дому на окраине станицы. Из ворот на шум вышла пожилая, но еще совсем не старая женщина.

     – Кто это? – шепотом спросил Сашка у Вовки.

     – Это баба Тоня, бабушка моя, мамина мама. И дядина тоже.

     Баба Тоня радушно встретила гостей, приветливо улыбнулась Сашке, смущенно переминающемуся с ноги на ногу. Поинтересовалась что такие оба мокрые. Вовка бойко пояснил, что они случайно воду на себя пролили, и бросил быстрый взгляд на Сашку. Тот стоял, потупившись, и начал краснеть. На счастье баба Тоня позвала всех в дом, и всеобщее внимание было перенесено с мокрых штанов на выгрузку вещей.

     Ребят определили в терраску – холодная летняя комната, находящаяся у входа в дом, чтобы они могли приходить и уходить, не беспокоя взрослых. Сашка, схватив свою сумку, тут же кинулся переодеваться, Вовка за ним. Через несколько минут они вернулись сухими и все сели за стол обедать.

     На дворе был теплый и солнечный день. Все окна в доме были открыты настежь и ветер мог играть с короткими занавесками, то вытаскивая их на улицу, то втягивая внутрь. Вдруг в разгар обеда в открытом окне появилась лопоухая белобрысая физиономия 12 лет отроду. И сказала…

     – Здрасьте! Здрасьте, баба Тоня! – повторил малец.

     – Ну здравствуй Женька, чего тебе? Заходи! Не веси на окнах! – отвечала бабушка.

     – Щас! – и Женька исчез из виду, оббегая дом с другой стороны, где была дверь.

     – Это Марьи Ивановны внук. – объяснила бабушка гостям. – Он один тут болтается, скучно ему, вот он ко мне частенько и наведывается. Родители его на работе целый день, а он при бабушке. Здорово, что вы приехали вместе с ребятами! Они тут хоть на воздухе да воле чуть-чуть порезвятся. А Женька им как раз здесь все вокруг и покажет.