шлюхи Екатеринбурга

Прикосновение весны. Часть 17

     Саш, а у тебя как было? – Нарушил вдруг тишину Женька.

     Сашка задумался. Он не знал с чего начать… В первый момент ему хотелось немного приукрасить свою историю и он даже попытался придумать что-то, что бы не позволило Вовке подшучивать. Потом решил, что лучше рассказать как было, и будь, что будет!

     Ну, ничего особенного не было… – начал неловко Сашка и его ирония и озорная улыбка сразу куда-то подевались.

     Тем временем Вовка улегся на живот, подпер подбородок руками и стал смотреть на Сашку, ожидая подходящего момента отомстить. Легкая насмешка блуждала у него на губах.

     Это было несколько лет назад. Мне тогда был десять. Все произошло на зимних каникулах, случайно… Меня отправили на недельку к бабушке в деревню. Я там в детстве часто бывал. Можно сказать даже вырост там. Ну и друзей, конечно, было много с самого-самого детства. Среди них был один особенный. Его Олег зовут. У него дом прямо напротив бабушкиного. Так вот с этим Олегом мы иногда любили… ну… побаловаться в общем. То с соседской девчонке Ритке пристанем… покажи… Но, честно говоря, не часто он нас баловала… Хотя было! А так иногда мы с ним… ну в общем смотрели друг у друга… трогали там… – Сашка покраснел.

     Так было и в этот раз. В общем ничего особенного.

     Вовка, услышав это, растянул губы в ухмылке.

     Мы пошли гулять. На улице было холодно, градусов 15 мороза, наверное. Никто из наших друзей не гулял и мы слонялись вдвоем, не зная чем бы нам заняться. Домой идти не хотелось, а на улице было достаточно холодно. Забрели к моей бабушке на участок. Дурили, в снегу валялись. В результате замерзли немножко. А на огороде у бабушки в углу старая банька была. В ней, конечно, холодно было, но все теплее, чем на улице. Мы и решили туда зайти чуть отогреться.

     В баньке реально было не на много теплее чем на улице… Зажгли керосинку, зашли в парную и закрыли дверь. Посидели некоторое время на холодных лавках. В керосинке свет такой теплый, ласковый… Начали говорить о том, о сем. Не знаю даже как получилось… Говорили о чем-то очень сокровенном. Потом Олег сказал, что у него… встал. Я признался, что у меня тоже торчком.

     Женька раскрыл рот… – Че, прям так и сказали?

     Ну да… Сказал Сашка и немного смутился. У нас с ним по этой части друг от друга секретов не было. Олег вдруг спросил… можно на твой посмотреть? Я. . Но мне, честно говоря, на его посмотреть тоже хотелось и я стянул штаны… Он, глядя на меня, тоже… От керосинки были резкие тени и мне было видно не очень. Я взял в руки керосинку и поднес поближе к Олегу.

     Было заметно, что Вовка весь внутренне подобрался. Ухмылка исчезла с его глаз и он почти в упор стал смотреть на Сашку.

     Мы простояли так некоторое время. Я держал керосинку между нами и мы смотрели на… морковки друг друга. – Можно потрогать? – спросил Олег. Я замялся… А он бросил на меня взгляд и, не дожидаясь ответа, потянулся к моему. Я только почувствовал его холодную ладонь на своей пипиське. От неожиданности даже назад дернулся.

     Женьки хихикнул.

     “Горячий какой” – сказал Олежка, продолжая трогать меня.

     Тут Вовка заерзал.

     Ну, мне тоже захотелось потрогать его… Я спросил у него разрешения. Олежка положительно кивнул и выпятил низ живота вперед. Я опустил керосинку, чтобы еще лучше разглядеть его и начал трогать его горячую морковку. Ощущение было необычное. Твердая и горячая…

     Женька восторженно затаил дыхание.

     А что ты чувствовал, когда у тебя он трогал? – выпалил наконец Женька.

     Ну, честно говоря, в основном его холодные ладони… но в тоже время мне, пожалуй, … это было приятно. Во всяком случае, мне хотелось, чтобы он продолжал.

     Вовка вздрогнул от этих слов.

     Потом Олежка посмотрел на меня и говорит… “Садись на лавку, я с твоим поиграю… Можно?” Я кивнул, сел на холодную лавку и даже штаны посильнее впереди оттянул. Поставил керосинку рядом на лавку. Олежка присел на корточки прямо передо мной и начал играть моей писькой. Он гладил ее и мошонку, низ моего живота.

     Женька, казалось, не дышал… – Класс!!! Ну а теперь-то тебе было приятно???

     Пожалуй, да. Я наверное точно не понимал, что именно чувствую. Мне просто нравилось то, что он делал и все.

     И ты хотел, чтобы он продолжал…

     Да. – решительно сказал Сашка и опустил глаза.

     Ха! – подал голос Вовка. – Это ведь каждому будет приятно. Тоже мне Америку открыл!

     Сашка посмотрел на Вовку, сдвинул брови, потом решил не обращать внимание. В конце концов, он ведь историю для Женьки рассказывает.

     Потом Олежка взял за верхнюю часть моей пиписьки и попытался сдвинуть кожу, чтобы оголить головку. Кожа у меня в то время еще до конца не отодвигалась… Олежка начал водить рукой вверх и вниз, таская кожу по головке. Наверное, он просто пытался ее таким образом до конца стянуть… я точно не знаю, что в голове у него было. Я знаю только точно, что он, как и я, и понятия не имел – как можно дрочить. Самое неожиданное, что с каждым его движением мне становилось все приятнее и приятнее. Он заметил, что мне нравится, и только ускорил темп. В кокой-то момент я перестал понимать что происходит. У меня горело все тело, сердце билось и весь низ живота наполнялся какой то непонятной, сладкой истомой. Олежка продолжал гонять мою шкурку и вдруг…

     Женька понимающе, с жутко важным видом, закачал головой…

     Меня как будто током прострелило! Судороги сильно начали пульсировать где-то в нижней части живота внутри меня. Честно говоря, я тогда ОЧЕНЬ сильно испугался.

     И чего тут бояться? – как будто про себя пробормотал Вовка.

     Я с силой оторвал Олежкину руку и схватился за свою морковку и яйца, пытаясь ЭТО остановить. Но справиться с этими сокращениями внутри меня не получалось. Слава Богу, что постепенно они успокоились и прекратились. Олежка испуганно смотрел на меня, а я на него. “Что? Что случилось?” – пытал он меня. А я даже говорить от испуга не мог.

     Я вскочил, продолжая одной рукой сжимать член и яйца, а второй начал судорожно натягивать штаны. Олег все пытался спросить меня – что произошло, но мне было здорово не до того. Я думал, что мы сделали что-то ужасное и от этого у меня внутри что-то, наверное, испортилось. В моей голове были картины одна страшней другой, что, наверное, придется рассказать родителям и, возможно даже идти к врачу. Я с ужасом думал, как я буду объяснять – что случилось и что мне за это будет… Короче я неуклюже попрощался с Олежкой и побежал скорее домой. Олежка так и остался стоять в баньке, а я даже дверь не закрыл и побежал.

     Прибежал домой и только и думал, как бы бабушка чего не заметила. К счастью, она смотрела телевизор и ей было не до того. Я поздоровался, поставил на газ чайник и сел за стол на пустой кухне. Чайник шумел на плите, а я все думал о том что случилось. Запустил руку в трусы, потрогал себя там. . Вроде все как обычно, вроде все нормально. У меня появилась надежда, что все обойдется. Попил чай… Бабушка выключила телевизор и сказала, что ложится спать и мне советует. Я одел валенки и накинул телогрейку, вышел на улицу. Отошел немного от крыльца и осторожно попытался поссать. Вроде все получилось, все как обычно. Меня постепенно отпускало. Я вернулся в дом, залез под одеяло, пытаясь согреться. Еще, наверное, некоторое время думал о том – что же это такое было, и вырубился.

     Утром ко мне пришел Олежка и все пытал меня вопросами, что вчера произошло. В порядке ли я. Я не знал что ответить. Путано объяснил ему, что у меня внутри что-то вдруг начало сокращаться и так сильно, что… я… в общем струхнул. Олежка тоже не понимал, что бы это могло значить. Но тут в комнату зашла бабушка и разговор пришлось свернуть. Целый день мы бегали и бесились как обычно и к этой теме в этот день больше не возвращались.

     Тут Вовка приподнялся с пола и уселся.

     Слушай, Сань, мне вот что интересно.

     Что? – спросил Сашка настороженно