шлюхи Екатеринбурга

Приключения Гены. Часть 2

     Больная девочка лежала на спине, забравшись под одеяло, и испуганными глазами смотрела на зашедшую в комнату маму. “Спускай трусики, Олечка”, мама распорядилась, “поворачивайся на левый бочок и притяни ножки к животику!”. “Так всё-таки будешь делать мне клизму?”, жалобно спросила дочка. “Ну, конечно, доченька, надо ведь животик тебе прочистить. Не бойся, всё очень быстро закончится, только не сопротивляйся!”. Тяжело вздохнув, Оля отбросила в сторону одеяло, засунула пальцы за резину белых трусиков и медленно спустила их до колен. Затем девочка повернулась на левый бок, согнула ноги в коленах и прижала их к груди. “Ну, правильно делаешь, только постарайся колени подтянуть ближе к подбородку!”, распорядилась Олина мама. “Эх!”, застонала девочка и подтянула колени почти вплоть до самого подбородка. Её ягодицы широко раскрылись, отчетливо стала видна черная дырочка посреди них, пару сантиметров вниз начиналась половая щель, которая тоже предстала взору Гены и тети Маши.

     Мальчик смотрел широко раскрытыми глазами, он впервые в жизни так близко видел половые органы и сраку у кого либо из девочек. “Очень хорошо лежишь, дочурка!”, довольно констатировала мать. Она открыла банку с кремом, обильно намазала им указательный палец правой руки, нагнулась над дочкой, обвела пальцем вокруг анального отверстия Оли, таким образом намазав его складки, затем приставила конец пальца к дырочке и сказала: “Ну, потужись, Олечка!”. Девочка стиснула мышцы ануса, дырочка раскрылась, и мама тут же ввела в неё свой палец до упора. “Ой, мам, не суй так глубоко!”, захныкала дочка. “Надо, доченька, засунуть пальчик по возможности глубже, чтобы как следует всё проверить и намазать кремом”, ответила мама и стала крутить палец вокруг своей оси. “Мне неприятно!”, скулила Оля. “Всем детям неприятно, когда им палец в попу суют, но ничего не поделаешь, надо потерпеть”, мама настояла на своём. Гена спросил: “Тетя Маша, а что вы там хотите проверить в Олиной дырочке?”.

     “Многое чего”, Олина мама ответила, “например, нет ли у неё трещин в кишке или геморроя. А также, насколько тяжелый и глубокий запор у больной”. “И что вы констатировали?”. “Трещин и геморроя вроде нет, а вот запор довольно сильный, пальцем нельзя через него пробиться”, ответила Маша и выволокла палец вон. После этого она выбрала из кармана клизму и стала намазывать её наконечник тем же кремом “Нивея”. “Ничего, Олечка!”, мама стала успокаивать дочку, которая, слыша её слова про тяжелый запор, начала тихо всхлипывать в подушку, “сейчас сделаю тебе клизмочку и покакаешь, весь запор выйдет вон, каким большим бы он не был”. “А бывает такое, что клизма не помогает?”, вдруг спросил Гена. “Если она сделана вовремя и правильно, то нет!”, ответила тетя Маша. Она взяла грушу в правую руку, левой слегка приоткрыла и так уже широко раздвинутые ягодицы Оли и медленными, вращательными движениями ввела наконечник клизмы дочери в сраку. Несчастная девочка жалобно застонала.

     “Тихо, тихо, доченька… это было самое неприятное, оно уже позади… теперь впустим водичку… ой, как тебе сейчас какать захочется”, приговаривала Олина мама, обхватила грушу обоими руками и плавно, равномерно сжала её. Вода заурчала и стала переходить из клизмы в кишечник девочки. Оля почувствовала резко нарастающее распирание в животе, жидкость вливалось всё глубже в её кишечный тракт, своим присутствие создавая явное чувство дискомфорта и желание поскорее опорожниться. Гена наблюдал, как баллон сжимается и становится всё меньше, где-то через полминуты он вообще стал плоским. Тетя Маша сложила его пополам и ещё раз стиснула. Затем она извлекла наконечник из анального отверстия дочки. “Ну, вот, Олечка, всё в порядке, клизма тебе сделана”, она довольно констатировала и положила использованный клизменный баллон на тумбочку у кроватки. Баллон понемногу опять стал засасывать в себя воздух и приобретать былую круглую форму. Его наконечник был сильно вымазан в коричневом кале девочки.

     “Мам, я очень какать хочу!”, сказала девочка. “Не удивительно, дитя моё, после такой большой клизмы иначе и быть не может”, усмехнулась мать, “но ты же знаешь, 5 минут после проведения процедуры нужно подержать и удержать в себе водичку”. “Я не смогу, я наделаю в кровати!”, крикнула Оля. “Не наделаешь, Гена этого не допустит!”, отрезала её мама и обратилась к мальчику: “Гена, стисни вместе её ягодицы и держи их так, пока я не скажу тебе отпустить!”. Мальчик тут же выполнил приказ, мигом подлетев к кровати и стиснув обоими руками полушария попы Оли”. Его сердце билось бешенным ритмом, он даже в мечтах не мог предположить, что ему даведётся такое – так близко видеть постановку клизмы однокласснице, а затем еще держать руками её сжатые ягодицы. “Ну, прекрасно!”, восхищалась тетя Маша, “я пойду мыть клизму, а, когда вернусь, тогда посадим Олечку на горшочек. До тех пор держи и не отпускай её, ладно, Гена?”. “Ладно!”, ответил мальчик. Когда Олина мама ушла, он спросил девочку:

     “Ну, как, тебе трудно терпеть?”, “Лучше не спрашивай!”, процедила сквозь зубы одноклассница. “Ничего, пять минут пройдут быстро!”, пытался её успокоить Гена, “ты, главное, расслабься и думай о чём-то приятном!”. “Что для меня может быть приятное?”, проворчала Оля. “Ну, например… , представь себе, что это я сейчас лежу после клизмы, а ты держишь мою попу!”, засмеялся мальчик. “Да пошел ты… , у меня нет не малейшего желания меняться с тобой местами!”. “Ах, так! Ну, значит, тебе не так уж и плохо!” “Мне плохо… , но я не такой человек, который желает зла другим”, пояснила девочка. “Так мы ведь тоже тебе не делаем зла, а наоборот – оказываем медицинскую помощь”, умничал Гена. “Да, Гена, я знаю… , только уж жутко неприятен этот процесс оказания помощи”, опять захныкала Оля. “Ничего не поделаешь, что надо, то надо. Так обычно говорит моя бабушка, когда решает мне делать клизму, а я умоляю обойтись без неё”, Гена стал разбрасывать афоризмы. “Так тебе тоже клизмы делают?”, слегка обрадовалась Оля.

     “Да, иногда делают, когда сам покакать не могу!”. “И часто это у тебя бывает?”. “Ну… , примерно как и у тебя, раз в месяц”, ответил мальчик. “Откуда ты знаешь, что у меня это так?”, удивилась девочка. “Мне твоя мама говорила”, был вынужден признаться Гена, сожалея, что сболтнул лишнего. “Ах так, ты у неё спрашивал?”. “Ну да, спросил так, ради интереса”. “Кстати, я тебе могу рассказать, что она сама себе тоже иногда делает клизму”, ехидно произнесла Оля. “Ах так? И часто?”. “Ну, не знаю… , может раз в два месяца”, девочка пожала плечами. Тут в спальню снова вошла Олина мама. “Пять минут уже прошло”, она сказала, “Оленька, выпрямляй ножки и медленно вставай на ноги. А ты, Гена, продолжай попа держать её ягодицы!”. Маша извлекла испод кровати горшок и поставила на коврик. Оля медленно выпрямила ноги, положила на пол сначала правую, затем левую ногу и крикнула Гене: “Отпусти мою попу, мне ведь надо на горшок!”. Мальчик вопросительно взглянул на тетю Машу, та мотнула головой, и Гена отпустил Олины ягодицы.

     Девочка тут же села на горшок и обильно извергла в него содержание своего кишечника. Сначала вышли газы, затем вылилось часть воды, потом стал выходить размытый клизмой кал. Твёрдые куски испражнений медленно выползали из сраки девочки и падали в горшок, забрызгивая ранее вытекшей водой Олину попу. Горшочек для девочки Олиного возраста был маловат, полушария её попы свисали через его края, хорошо, что анальное отверстие всё-таки оказалось внутри его. Это заметила и тетя Маша. “Придется тебе купить другой горшок, по больше этого!”, она сказала. “Не надо мне горшка, я могу ходить на унитаз!”, отрезала какающая девочка. “А если заболеешь, как сейчас? На ведро тебя тоже нельзя еще садить, попка для этого слишком маленькая!”, возразила её мама. Оля в ответ извергла из себя очередную порцию кала. Воздух в комнате стал невыносимо вонючим. “Следовало бы открыть окно, но ты простужена”, сетовала Олина мама, “Гена, тебе может лучше выйти, не нюхать этот запах?”. “Нет, тётя Маша, мне он не мешает, я могу тут постоять!”, возразил мальчик.

     “Ну, как сам знаешь!”, женщина пожала плечами. Оля продолжала какать ещё минут пять, затем её живот окончательно опустошился. Тётя Маша принесла миску с тёплой водой, велела дочке встать с горшка, присесть над ней, обмыла своей ладонью промежность и задний проход больной девочки, вытерла затем всё сухими салфетками и сказала: “Надевай, доченька, трусики и ложись обратно в постель, ты ведь больна!”. Оля послушно встала на ноги, надела трусы и залезла под одеяло. Её мама взяла горшок с калом девочки и понесла его в уборную. У бедной девочки снова возник приступ кашля. Когда он прошёл, она спросила Гену, сидящего на краю кроватки: “Ну, как, доволен тем, что увидел?”. Мальчик молча кивнул головой. “Тогда прекрасно. Я сейчас посплю немного, а ты иди к себе домой, Вечером мне мама будет делать уколы в попу, можешь снова придти посмотреть”. “Да, нет, спасибо, я уже достаточно видел”, ответил Гена. Он попрощался с одноклассницей, также с её мамой, и пошел вон из квартиры соседки домой к своим родственникам.

Страницы: [ 1 ]