Приключения Алика и его друзей в Аргентине. Часть 1

     Глава 1. Перелет.

     Алик переехал из России с матерью в США 7 лет назад, когда ему было 5 лет.

     Мать работала в ресторане в две смены. Жили они в техасском городе Сан-Антонио в бедном мексиканском районе, поэтому, будучи ребенком “улицы”, Алик говорил нетолько по-английски, но и по-испански. Дома с матерью они общались на русском:

     – Собирай свои монатки. Мы едем завтра в Аргентину, – обратилась к лежащему в зале на диване в одних трусах подростку мать, входя вечером домой после смены.

     – Это что такое? Монатки?- словарный запас русского языка у мальчика явно страдал.

     – Дурила ты мой, это вещи значит. Гет ёр стаф пакед, – продублировала мать по-английски с выраженным русским акцентом.

     – Ща доиграю: Хм. Классная юбка, – мальчик улыбнулся, бросив короткий оценивающий взгляд на свою молодую стройную 30-летнюю мать. Короткая юбка ей действительно шла, подчеркивая длинные загорелые ноги.

     – Сегодня купила на сейле в Волмарте. Как раз для Аргентины пойдёт. И тебе кое что купила. Ну-ка примерь, – попросила мать, вынимая из пакета плавки фирмы “Speedo”.

     – Что это? Я такое не буду носить.

     – Померь. В Аргентине никто в длинных трусах не купается. Там все загорают в таких плавках. Ты же не хочешь быть “белой вороной”. Вот ещё джинсы тебе купила. Всего 3 бакса заплатила. Я тебе их обрежу и сделаю шорты.

     – У меня есть шорты. Зачем ещё одни? Давай всю одежду возьмём, чтоб потом рюкзак неподъемный был, как во время нашей поездки во Флориду, – снимая трусы и натягивая вместо них плавки, съехидничал мальчик. В свои 12 лет он ничуть не стеснялся своей матери.

     – А мы не будем брать другие. Они слишком длинные для жаркой Аргентины.

     Глянь-ка… как тебе классно плавки подошли!

     – Ну мама:. Мне в них неловко будет купаться. Смотри как всё обтягивает. Они же мне маленькие. Ты что шорты тоже хочешь обрезать коротко? – с сожалением посмотрел Алик на мать, достающую ножницы из комода.

     – Малыш, твоего размера не было, пришлось взять на размер меньше. Но на то они и плавки, что отлично растягиваются. После Аргентины их можно будет просто выкинуть. Цена у них бросовая. Как раз на одну поездку. Смотри. Это Руслан. Глянь, как ему идут короткие шорты. Я хочу тебе такие же сделать, – вытащив телефон, мать протянула сыну фото подростка в коротких джинсовых шортах, сидящего на песке рядом с какими-то чернокожим парнем в обтягивающих плавках точь в точь таких, как купила мать. У чернокожего парня были длинные волосы, доходящие ему до плеч, как у девушки. Алик сразу даже не понял: парень это или девушка. Только отсутствие верхней части купальника и солидный бугорок на плавках подсказали ему ответ. На заднем плане был красивый песчаный пляж и пальмы.

     – Это ещё что за парочка гомосексуальная? – сморщив лицо, удивился подросток.- Дурень. Никакая не гомосексуальная. Просто в Аргентине все ребята ходят в таких шортах. У них так принято. Это сын моей подруги из России. Они уже приехали в Аргентину и скинули на Фэйсбук свои фото с пляжа. Мы там будем отдыхать вместе, – мать принялась аккуратно срезать штанины у джинсов.

     – А трусы под шорты у них тоже не принято носить? Сколько ему лет? – удивился мальчик.

     – Он твой ровесник. Хм:. А я и не обратила внимания. Наверное накупались и мокрые плавки не стали надевать, – неподдельно удивилась мать, всмотревшись в фото, где у Руслана из-под короткой штанины шорт вместо ткани трусов хоть и с трудом, но можно было заметить их интимное содержание.

     – Хорошо, уговорила, только фотки мои на Фейсбук не выкладывай, – согласился мальчик, надевая поверх плавок, только что обрезанные короткие шорты.

     – Супер мачо теперь! Так и поедем завтра в аэропорт,- с восхищением воскликнула мать, запустив руку в пышную кудрявую шевелюру сына.

     – Ну мама! Это же пытка. Ладно в Аргентине, где меня никто не знает: А по Сан-Антонио так ходить. Меня же засмеют.

     – А кто мне только что говорил, что не хочет брать лишних вещей? Не переживай. Мы завтра сядем в машину и поедем в аэропорт. Тебе нужно будет только набраться смелости и пройти по улице до машины, а в аэропорту – до самолета.

     – Ок, – изображая обиду, ответил мальчик, хотя ему самому было очень заманчиво появиться на публике в таком наряде. Это было для него своего рода тестом против застенчивости. Спасибо матери, которая его на это провоцировала.

     Солнце настойчиво стучалось в окно, освещая угол комнаты, где стояла кровать Алика. Он проснулся и, не одеваясь, как спал голым, так и пошел умываться в душевую.

     – Я уже упаковала твои вещи. Шорты и футболка лежат на диване в зале, – просунув голову в дверь душевой, где мылся подросток, сказала мать.

     – Хорошо, ма:- пробурчал Алик, сплевывая зубную пасту.

     – Садись, поешь сначала, потом оденешься, – улыбнулась мать, глядя на своего совершенно голого сына, который спустился в зал со второго этажа. “Такой взрослый, а совсем меня не стесняется”, – подумала она и улыбнулась от своей мысли.

     – Ма, это все вещи? – удивился мальчик, глядя на один небольшой рюкзак, стоящий у входной двери.

     – Ты же сам настоял, не брать много. Я взяла только несколько вещей себе и пару сменных футболок тебе. Вряд ли тебе в Аргентине понадобятся трусы. Вместо кроссовок, можешь взять вон те сланцы, тогда и носки не нужно брать.

     – Классно ты придумала, – одобрительно отозвался подросток, подумав: “Выходит шорты я тоже буду носить без трусов как тот самый сын ее подружки. Здорово!”

     – Да, забыла сказать тебе, что наш старый “Форд” не заводится. Наверное сел аккумулятор. Поедем в аэропорт на автобусе. Зато сэкономим на оплатепарковки в аэропорту, – ожидая недовольство сына, мыть посмотрела ему прямо в глаза.

     – Не беда. Ты мне потом купишь новую игру на X-box после Аргентины на сэкономленные деньги, – хитро ухмыльнулся Алик.

     – Идёт! Дай пять! – мать звонко хлопнула по подставленной Аликом руке. Ощущения в новом обличии были удивительными. Сначала мальчику казалось, что по дороге на остановку все только и пялятся на него, но потом он перестал обращать внимание на прохожих и стал наслаждаться той свободой, которую давала столь легкая одежда в столь жаркий день. “Надо ж, я и не думал, как здорово, когда ветер обдувает яйца,” – подумал мальчик, стоя на остановке автобуса, отчего его член начал напрягаться. “Вот это предательская эрекция! Надо было подрочить перед выходом”, – поймав на себе улыбку молодой девушки, мысленно сокрушался Алик.

     – Ма, мне надо сходить в туалет, – сказал мальчик, как только автобус остановился у здания аэропорта.

     – Конечно, я пока пойду вон в тот магазин.

     Войдя в туалет, Алик обнаружил, что кабинка занята, поэтому, вынув упругий член через ширинку, он начал неистово снимать напряжение стоя прямо у писсуара.

     – Современная молодежь совсем потеряла стыд, – вслух по-английски возмутился пожилой мужчина, пристраиваясь, чтобы помочиться у соседнего писсуара.

     – Туалет для того и существует, чтобы отправлять естественные потребности.

     Давай малыш, давай! Не обращай на него внимания!- присоединился к разговору мускулистый негр лет двадцати, – Алик улыбаясь продолжал мастурбировать.

     – Тфу: – выругался пожилой мужчина, стряхнул последние капли мочи со своего члена и, застегнув ширинку, пошел мыть руки.

     – Давай я тебе помогу, – шепотом предложил негр. Дождавшись, когда пожилой мужчина выйдет и туалет опустеет, он встал на колени и, не дожидаясь ответа мальчика, целиком погрузил его член к себе в рот.

     Алик был настолько близок к огразму, что не успел его член оказаться во рту негра, как мальчик начал выбрасывать сперму прямо в глотку афроамериканца. Алик дождался, когда негр с жадностью вылизал остатки спермы с его члена, заправил его в ширинку и быстро, не оглядываясь, выскочил из туалета. “Охренеть,” – подумал подросток, до конца не понимая и не веря в только что происшедшее событие. По пути к магазину, где его ждала мать, он поймал укоризненный взгляд того самого пожилого мужчины из туалета. Тот сидел на лавке и что-то рассказывал такой же пожилой женщине, сидящей рядом. Она качала головой и тоже провожала Алика взглядом. От такого внимания мальчик повеселел, тем более, что член, наконец, успокоился, перестав доставлять неудобства – было ощущение приятной опустошенности.

     – Ну что? Можно поздравить с облегчением? Пошли проходить регистрацию и посадку на рейс? – поинтересовалась мать.

     – Угу: