Проститутки Екатеринбурга

Приключение в аэропорту

Наташа весело катила небольшой чемоданчик по длинным коридорам аэропорта, предвкушая скорую встречу с родителями. Короткая юбочка развевалась, открывая длинные стройные ноги в колготках телесного цвета, туфельки-шпильки звонко цокали по мраморному полу. Неожиданно откуда-то появился таможенник и выхватил женщину из общей толпы пассажиров.

— Что случилось?

— Пройдемте со мной, я должен осмотреть ваш багаж.

— Но я не везу ничего запрещенного! Меня уже проверяли на взлете.

— Теперь меры безопасности усилены, и мы проводим выборочную проверку прилетающих пассажиров. Прошу вас, пройдемте со мной.

Наташе ничего не оставалось делать, и она пошла за таможенником. В комнате, куда ее привели, были еще мужчина и женщина в таможенной форме. В центре комнаты стоял стол для досмотра, куда Наташе и было велено поставить чемодан. Таможенник открыл его и стал методично вынимать оттуда Наташины вещи. Каждая вещь тщательным образом осматривалась и прощупывалась, как будто можно было спрятать что-то неразрешенное, например, в подкладке или ремне. Когда очередь дошла до женского нижнего белья Наташа покраснела. Ей совсем не понравилось то, с каким интересом таможенник стал осматривать ее красный кружевной бюстгальтер.

У Наташи была довольно большая грудь 5-го размера, поэтому она предпочитала закрытые лифчики с широкими лямками и надежной застежкой на нескольких крючках. Такие лифчики позволяли ей с комфортом ходить и даже бегать не опасаясь, что при этом ее большие груди будут прыгать вверх-вниз как волейбольные мячи. Но когда Наташа надевала один из таких бюстгальтеров под облегающую кофточку, ее груди казались просто огромными, притягивая взгляды всех мужчин и вызывая зависть женщин. Таможенник вынимал одну кружевную вещь за другой, ощупывая большие чашечки лифчиков и с интересом поглядывал на Наташину грудь.

— Как я вижу, вы носите бюстгальтеры большого размера?

— Да, а какое это имеет значение. Это мое личное дело!

— Разумеется, но иногда женщины специально надевают нижнее белье больших размеров, чтобы провезти под ним что-то запрещенное. Мы должны осмотреть вас, чтобы удостовериться.

— Вы что, хотите, чтобы я разделась!!! Я не желаю делать этого!!! Вы не имеете права!

— Нет, как раз мы имеем право. Прошу вас по-хорошему или мы будем вынуждены сделать это силой.

— Тогда выйдите, я не хочу раздеваться в присутствии мужчин, пусть меня осмотрит женщина.

— Вас и будет осматривать женщина, но мы будем присутствовать, это наша обязанность.

И Наташе ничего не оставалось делать, как расстегнуть и снять кофточку. Под ней была надета эластичная маечка. Маечка туго обтягивала большой бюст, и из-за этого на ней рельефно проступал рисунок нижнего белья. Кроме того, она была достаточно открытой, поэтому сверху из-под нее торчали края белого бюстгальтера с широкими бретельками, которые совершенно не закрывались тоненькими лямочками майки. Наташе нравилось ходить в такой одежде, но на улице это выглядело слишком откровенно, поэтому сверху приходилось надевать что-то еще. И вот теперь ей надо было раздеваться и показывать свое нижнее белье совершенно незнакомым людям. Наташа вздохнула и, собравшись с силами, стянула майку через голову, представив свой бюст в большом белом лифчике на обозрение двум мужчинам и женщине.

— Ну, так-то лучше.

Женщина подошла к Наташе и стала бесцеремонно щупать ее груди прямо через лифчик

— Эй, что вы делаете, — Наташа задохнулась от негодования, — уберите руки!!!!

Но женщина казалось, не слышала Наташиного крика.

Таможенница грубо развернула Наташу лицом к стене и стала расстегивать крючки на застежке ее бюстгальтера. Расстегнув все четыре крючка, она вновь развернула Наташу лицом к себе и резко сорвала бюстгальтер с ее крупных грудей. Все это произошло так быстро, что бедная женщина даже не успела среагировать на такое насильственное раздевание. Но теперь делать что-либо было уже поздно. Таможенница стояла перед ней, с ее лифчиком в руках, а Наташина голая грудь была выставлена на всеобщее обозрение. Это действительно было великолепное зрелище. Крупные, тугие груди грушевидной формы колыхались из стороны в сторону при каждом движении. Помимо красивых больших грудей природа одарила Наташу еще и крупными темно-коричневыми сосками, окруженными большими ареолами. Молодая женщина поняла, что протестовать в этом случае бесполезно, она гордо выпрямилась и, преодолевая дрожь в голосе, сказала:

— Ну, что, теперь вы убедились, что у меня натуральная грудь, и я ничего не прячу в лифчике. Теперь мне можно одеться обратно?

Таможенница протянула осмотренный бюстгальтер Наташе, и та стала надевать его. Надеть лифчик на такой пышный бюст оказалось не так просто. Бюстгальтер настолько туго обхватывал груди, что свести застежки на спине и застегнуть крючки самостоятельно было весьма трудно. Дома Наташа обычно просила свою маму или младшую сестру застегнуть ей лифчик сзади, но в этой ситуации приходилось действовать самой. Поэтому женщина обернула бюстгальтер вокруг талии и застегнула крючки, когда они располагались в более удобном для нее положении не на спине, а впереди на животе. Затем она развернула застегнутый лифчик чашечками вперед и стала натягивать его до грудей. Наташа уже надела широкие лямки бюстгальтера на плечи и собралась было заправить груди в чашечки, но один из таможенников не дал ей этого сделать.

— Не торопитесь, женщина, мы еще не все осмотрели. Ложитесь на стол.

Таможенник уверенно взял ее за руку и подвел к столу. Наталья поняла, где именно сейчас ее будут осматривать, но ничего поделать было нельзя. Она покорно легла на спину, при этом ее груди, так и не прикрытые лифчиком, торчали вертикально вверх. Один из мужчин подошел к ней и задрал Наташину юбку выше пояса. Другой взялся за резинку колготок и резко спустил их вместе с трусами до колен. Женщина закричала и задергала ногами, пытаясь остановить это унизительное раздевание.

— Что вы делаете, вы не имеете права, я же женщина: Меня может осматривать только женщина — кричала Наташа, прикрывая руками свою голую промежность.

— Успокойтесь, проводить досмотр пассажиров это наша обязанность.

К Наташе подошла таможенница, натягивая перчатку, и мужчины как по команде оторвали Наташины руки от лобка и прижали их к столу. Женщина беспомощно дергала ногами, путаясь в полуспущенных колготках, а ее половая щель была открыта для всеобщего обозрения.

— Я должна посмотреть, не прячете ли вы чего-либо запрещенного в своем влагалище.

С этими словами таможенница раздвинула половые губы и с силой ввела два пальца в вагину бедой женщины. Наташа взвыла и задергалась в руках удерживающих ее мужчин. Пальцы таможенницы достали ей прямо до матки.

— Красная от стыда, с болтающимися из стороны в сторону огромными грудями, женщина кусала губы и ждала, когда же закончится этот унизительный осмотр. Наконец таможенница вынула пальцы из влагалища и удовлетворенно кивнула мужчинам:

— Здесь ничего нет.

Наташа подумала, что теперь, наконец, можно будет натянуть трусы и заправить груди в лифчик, но не тут то было.

— Теперь необходимо осмотреть ваше заднее отверстие — сказала таможенница, доставая из кармана тюбик с вазелином.

— Нет, нет!!! Как вы смеете — кричала Наташа, когда мужчины переворачивали ее на живот.

Перевернув женщину лицом вниз, один из них крепко схватил ее за руки, а другой прижал ноги к столу, так что теперь Наташа могла только взбрыкивать задом.

— Боже, думала она, сейчас эта ужасная тетка содомирует мою бедную девственную попку. Она же просто порвет мне задний проход своими толстыми пальцами.

Да, Наташа была девственна со стороны зада. Природа наделила женщину крайне узким заднепроходным отверстием. В старших классах школы, когда Наталья была еще девушкой, ее пару раз пытались осмотреть через попу на школьных медосмотрах. Однако все попытки врача протолкнуть палец через сфинктер ануса всегда заканчивались неудачей и слезами со стороны юной школьницы. Потом Наташа легко распрощалась с девственностью и спокойно раздвигала ноги перед гинекологами, зная, что те будут осматривать ее только через влагалище. Всем своим мужчинам, включая мужа, она и пальцем не давала притронуться к своей задней дырочке, а уж тем более ввести туда член. И вот теперь в ее столь тщательно оберегаемое отверстие была готова вторгнуться какая-то чужая тетка. Эта мысль была просто непереносима для молодой женщины. Но таможеннице, похоже, было все равно. Она спустила колготки и трусики до щиколоток и сказала:

— Раздвиньте ей ноги.

Таможенник, державший Наташу за ноги, раздвинул их насколько это позволяли эластичные стринги, болтающиеся у щиколоток. В то же время женщина почувствовала, как чьи-то сильные мужские руки раздвигают ей ягодицы. Это третий таможенник решил поучаствовать в процессе осмотра. У Наташи были пышные ягодицы, и когда она лежала на столе с раздвинутыми ногами, ее задняя дырочка все равно оставалась скрытой от посторонних глаз. Но теперь благодаря такой своевременной помощи все заднее было как на ладони. Женщина повернула голову на бок и стала смотреть, как таможенница намазывает свой палец вазелином и подносит его к попе. В ту же секунду Наташа почувствовала острую боль в сфинктере, это тетка надавила пальцем, пытаясь проникнуть вглубь. Но сфинктер испуганной женщины был так плотно сжать, что палец не прошел и на миллиметр.

— Она сильно сжимает попу, скорее всего у нее что-то есть в прямой кишке — сказала тетка.

— Нет, нет, прошу вас, не надо. Я ничего не прячу в своей попе. Я просто очень узкая там… — захныкала Наташа.

Но тетка продолжала давить все сильнее и сильнее, и, наконец, бедный девственный сфинктер раскрылся, не выдержав такого давления. Палец таможенницы с натугой вошел в внутрь Наташи на несколько сантиметров. Комнату огласил дикий женский крик:

— Аааааааааааааааа! — не сдерживаясь, орала бедная женщина. Такой боли она еще в жизни не испытывала. Казалось ее анус сейчас порвется и разлетится на тысячу кусков.

Но тетка нисколько не была смущена этими криками, она деловито пропихивала палец все дальше и дальше в ампулу прямой кишки.

— Уууууууууууу, мне больно! Отпустите, вы же порвете меня!!! — выла Наташа от боли и унижения.

Ей казалось, что ее девственный задний проход будет немедленно порван, хотя со стороны это выглядело совсем не так страшно. Палец таможенницы легко уместился в пышной женской попе, как впрочем, по длине там мог уместиться и мужской член. Проблема заключалась только в узости заднего прохода и в том, что Наташа, пугаясь анального содомирования, изо всех сил сжимала сфинктер.

Наконец, под стоны и крики униженной женщины, таможенница ввела Наташе палец до упора и стала обследовать прямую кишку на всем доступном протяжении на предмет наличия спрятанных вещей. Тетка двигала пальцем из стороны в сторону по стенке кишки, крутила его в разные стороны и сгибала палец крючком внутри узкой женской попки. Затем она ввела палец второй руки во влагалище и стала двигать обоими пальцами одновременно, ощупывая прямокишечно-влагалищную перегородку. Такого Наташа вытерпеть не смогла и разрыдалась от унижения и боли.

Вдруг дверь в комнату отворилась, и на пороге появились еще два таможенника с молодой девушкой кавказского вида. Из их разговоров Наташа поняла, что они тоже хотели воспользоваться комнатой для досмотра, чтобы обыскать эту пассажирку, благо ее кавказская внешность давала формальный повод подозревать ее в чем угодно. Пока таможенники общались между собой, кавказская девушка с ужасом смотрела на полураздетую плачущую женщину, которой устроили обыск в заднем проходе.

— Хорошо, мы зайдем попозже, когда вы закончите, — сказал один из таможенников, и они увели девушку.

Тем временем мучения Наташи продолжались. Тетка особенно глубоко ввела палец ей в ректум и он уперся во что-то твердое.

— Ага, там что-то есть — радостно воскликнула она.

Но длины ее пальца явно не хватало, чтобы определить что это.

— Ааааа! Прошу вас не надо, — захныкала Наташа, — перестаньте издеваться надо мной, у меня в попе ничего нет.

Но тетка оставалась глуха к ее мольбам. Она вытащила палец, но тут же в Наташину попку вошел палец одного из мужчин: затем другого и третьего: Таможенники пробовали у кого палец длиннее. Это было страшное унижение: мало того, что ее приличную замужнюю женщину раздевают в присутствии мужчин и обыскивают во всех интимных местах, так еще эти мужчины лезут в ее прямую кишку своими мерзкими толстыми пальцами. Наташа впала в отчаяние и беззвучно плакала, закрыв лицо ладонями.

— Нет, так у нас ничего не получится, — сказала таможенница, прервав мужчин, которым была явно по душе возможность поиска наркотиков в попе у молодой большегрудой женщины.

— Да, нужно взять расширитель и фонарик.

Наташу твердо и бесцеремонно попросили встать на четвереньки и пошире раздвинуть ноги. Женщина была так измучена, что была уже готова на все, лишь бы это унижение поскорее закончилось. Она покорно стояла в позе «раком» и гадала, что же с ней будут делать теперь. Расширитель, принесенный таможенницей оказался металлическим инструментом, напоминающим трубку. Он был обильно смазан вазелином и тетка стала вкручивать инструмент в заднее отверстие бедной Наташи. Сначала расширитель прошел легко, поскольку на конце был узким, но потом, когда его диаметр расширился до трех сантиметров, женщина опять начала стонать. Принять такую штуку в свою попу было не так просто. Наташа повернула потное от напряжения лицо к таможеннице:

— Когда вы наконец закончите? Я больше так не выдержу!!!

— Потерпите, женщина, необходимо ввести еще половину трубки. Расслабьте попу, тогда расширитель войдет легче.

Но Наташа уже не могла расслабиться, ей казалось, что сейчас ее зад просто разорвет пополам, а тетка все вкручивала и вкручивала в нее эту ужасную трубку. Последние несколько сантиметров были настоящей пыткой для женщины. Наташа уже не сдерживаясь стонала в голос, и кусала до крови губы. Наконец расширитель оказался целиком в заднем проходе и таможенница приступила к осмотру. Отверстие заднего прохода было неимоверно растянуто: теперь узкий и девственный анус женщины представлял собой дыру диаметром около четырех сантиметров, в которую легко поместился небольшой электрический фонарик. Тетка светила фонариком из стороны в сторону, осматривая женские внутренности. Однако никаких инородных тел увидеть ей не удалось. Потом наступила очередь мужчин и все они без стеснения смотрели женщине в попу. Закончив с этим, один из таможенников выдернул расширитель из прямой кишки и обессиленная Наташа с громким стоном упала на живот, бессильно раскинув конечности. Было видно, как пульсирует, пытаясь закрыться, ее измученный анус.

— Нужно пригласить доктора с колоноскопом, — предложил один из таможенников. Зондом можно посмотреть глубоко:

Пока ждали доктора, Наташа немного пришла в себя и села на столе, прикрывая одной рукой груди, а другой лобок. Особого смысла правда в этом не было, поскольку окружающие имели возможность видеть не только ее бюст и промежность, но и те места, которые сама женщина никогда не видела.

— Послушайте, если вы хотите осматривать меня только через попу, то дайте мне привести себя в порядок и немного одеться.

Таможенница согласилась, и Наташа сняла с себя трусики с колготками, которые только мешались у нее на щиколотках. Потом, наконец, смогла заправить свои тяжелые груди в чашечки и подтянуть лямки бюстгальтера. Она не хотела, чтобы мужчины пялились на ее бюст, поэтому поверх она надела свою маечку. Обтягивающая маечка еще более подчеркивала выпуклость ее грудей, но хоть как-то защищала от любопытных взглядов. Теперь женщина прикрылась сверху, но была полностью голой ниже пояса. Она попросила надеть еще и юбку хотя бы без трусиков, чтобы просто задрать ее, когда придет врач. В этом ей было отказано и Наташа тщетно пыталась натянуть маечку вниз, чтобы прикрыться между ног, но короткая маечка доходила только до пушистых волос на лобке. Растянутый до предела задний проход сильно болел, поэтому женщина решила не садиться, а встала у стены. Одной рукой она прикрывала лобок, а другой обследовала свой истерзанный анус. Вопреки всем опасениям анальное отверстие выдержало жестокий напор инородных предметов, и крови на сфинктере почти не было. Наташа с нетерпением ждала доктора, надеясь, что хоть он осмотрит ее по-человечески и отпустит домой.

Таможенница, по-видимому, прониклась добрыми чувствами к Наташе, когда увидела, как женщина мучалась, принимая расширитель в свой узкий зад.

— Мы всего лишь выполняем приказ, — говорила таможенница Наташе. — У нас достаточно часто ловят женщин, перевозящих наркотики у себя в заднем проходе, поэтому приходится быть начеку.

— Но у меня ничего нет!!! Вы же осмотрели все мои внутренности, я ничего не прячу!!!

— Подождите, сейчас придет доктор и осмотрит вас специальным зондом через прямую кишку.

— Это будет больно?

— Нет, зонд проникает глубоко внутрь, но это вполне терпимо. На нашей таможне все женщины и в особенности девушки, не живущие половой жизнью раз в год проходят ректальное обследование таким зондом.

Таможенница вспомнила, как сама проходила такой осмотр месяц назад и кричала от боли, когда врач вкручивал толстый черный шланг в ее кишечник. Все проходило строго и по-военному четко. Два десятка женщин работниц таможни завели в комнату и велели выстроиться в две шеренги: девственницы и не девственницы. Таможенницы с любопытством рассматривали кто куда встал: иногда совсем молоденькие выпускницы оказывались «женщинами», а зрелые дамы — девственницами. Всех работниц попросили снять кители, расстегнуть блузки и вынуть груди из лифчиков для осмотра. Два врача ходили вдоль шеренг и внимательно ощупывали женские соски.

Затем женщинам было сказано задрать форменные юбки и спустить колготки вместе с трусами до колен. Их развернули лицами к стене, сказали широко расставить ноги, прогнуться и развести ягодицы руками. Молодым девушкам, которые носили чулки и стринги, было разрешено ничего не снимать, а только сдвинуть вбок полоску ткани прикрывающую промежность. Оглядев два ряда полуголых женщин, растянувших свои попы, доктора приступили к вагинальному осмотру. Врач, осматривающий девственниц, раздвигал им половые губы и светил фонариком во влагалище, другой ощупывал «женщин», вводя два пальца в половую щель. Затем настало время проверки задних отверстий. Было решено провести процедуру колоноскопии, так как этот метод позволяет осмотреть толстую кишку на всем протяжении. В этом случае подход к девочкам и недевочкам был одинаков. Врач подходил к очередной пациентке и вводил ей в задний проход указательный палец, густо намазанный вазелином. Врач некоторое время двигал пальцем по прямой кишке, смазывая стенки перед введением зонда.

Для девственниц эта процедура оказалась дольше: одной рукой врач ворочал в попе, а другой давил на живот, стараясь прощупать состояние матки и яичников. Потом доктор просил женщину лечь на кушетку на левый бок и подтянуть колени к груди. Таможенницы, до сих пор стойко переносившие публичное раздевание и проверку влагалищ, не вытерпели. Первая же пациентка из группы «девочек» пронзительно закричала как только почувствовала холодный толстый предмет, пролезающий в ее узкое заднее отверстие. Тут же громко застонала 40-летняя дама: ее анус тоже не был готов к такому испытанию. Ей было ужасно неприятно и унизительно чувстваовать как зонд медленно и непреклонно пробирается по ее кишечнику. Она ощущала себя так, как будто приняла в себя через попу километр этого шланга, хотя колоноскоп вошел только сантиметров на 15 и пока еще находился в прямой кишке. Наконец он уперся в изгиб на конце прямой кишки и врач стал накачивать туда воздух, чтобы проникнуть дальше в сигмовидную кишку. Женщина закричала от боли, но ей предстояло вытерпеть еше несколько таких изгибов.

Таможенницы стояли и смотрели на мучения своих коллег, но не протестовали, поскольку привычка подчиняться приказам была воспитана годами службы. Доктора двигали зонды внутрь своих пациеток, обмениваясь малопонятными комментариями по поводу состояния женских задних проходов. Закончив с первыми двумя женщинами, врачи перешли к следующим. Таможенницы переносили испытания по разному: кто-то громко стонал и плакал, кто-то терпел, стиснув зубы, но были и такие, кто перенес анальное вторжение совершенно спокойно. Была одна девушка в узких розовых стрингах, которая наотрез отказалась обследоваться. Она утверждала, что врач, проводя такой осмотр, лишит ее «анальной девственности», а она готова отдать ее только будущему мужу. После долгих споров все сошлись на компромиссном варианте: девушка сняла трусики и встала в позу «раком» максимально широко раздвинув ноги. Она сама расширила себе анальное отверстие пальцами, а врач осмотрел ее внутренности, используя фонарик. Девушке тоже пришлось несладко: она кусала губы и кряхтела, пытаясь растянуть мускульное колечко ануса.

Осмотрев попы у всех женщин, врачи попрощались и вышли. Таможенницы вздохнули с облегчением и стали приводить свою одежду в порядок. Женщины поправляли трусики, натягивали колготки и заправляли свои груди обратно в бюстгальтеры. Это осмотр по общему мнению был еще ничего. Вот в прошлом году всех заставили раздеться догола, построили в шеренгу, а потом вызывали по очереди и ставили в «колено-локтевую» позицию для осмотра интимных частей.

Тут в комнату вошел мужчина в белом халате с чемоданчиком. Он с любопытством посмотрел на большегрудую красотку, обнаженную ниже пояса.

— Здравствуйте, я смотрю вы уже готовы. Тогда ложитесь на бок и подтяните колени к груди.