Приемная комиссия

     Я вообще то женат. Но именно этот раз был первым, а тот первый, перед женитьбой, особо не запомнился, наверное, молодой был…

     

     Приемная кампания в вуз – дело долгое, суетливое, хлопотное, много разных заседаний, бумаг, которые надо подписывать. Приходится и до 10 вечера сидеть. Лето, жарко и двери у меня в кабинет открыты, музыка играет, люблю слушать во время работы. Часто вижу я как мимо, по коридору туда-сюда проходит молодая женщина. В общем то, я ее видел и раньше, да и она меня видела. Заочно друг о друге знали, но помню, вроде раньше в компаниях не сидели и не разговаривали. Жгучая брюнетка, невысокая, короткая юбка, бело-снежный верх и каблучками по коридору стук, стук. А на заседаниях приемной комиссии: отчеты, таблицы, справки, сколько заявлений, сколько принято, ну и так далее, кто участвовал раньше, тот знает.

     

     Ну и как-то сидим на заседании приемной комиссии. Я на верху, на заднем ряду. Смотрю рядом она сидит (или я сел так, чтобы она рядом была:) ) .

     … Николай Иванович! Подпишите протокол, а то, Алексей Сергеевича нет. Давайте подпишу, приходите еще. А можно без бумаг? Конечно! Вы какое вино предпочитаете. Красное…

     Август, вечер уже, сумерки, часов 6. Заходит! Ну, тут я “отпал”. Она уже переоделась (наверное, сбегала домой) . Очень короткий черный сарафан – похож на фартук, который раньше в школе девочки носили, и розовая блузка. Туфли на высоком каблуке.

     

     Начали разговор, бутылку открыл, фужеры достал, сел на стул у компьютера, боком (музыка играет) , подвинул ей стул прямо напротив себя, налил вина, чокнулись, выпили по глоточку. Ну что теперь! На брудершафт!? Сплели руки – до дна пей! Поцелуй! Ну и задержался я у нее на губах, вкусные, мягкие… Целуемся, язычки наши играют друг с другом, целую то верхнюю губку, то нижнюю, то обе вместе… Подвинулся к ней, правую ногу – между ее ног, сжимаю своим ногами ее ногу. Целуемся! И руки, как-то сами, уже расстегнули и третью пуговичку блузки (первые две то уже были расстегнуты, ну женщины знают – сколько пуговичек на блузке надо расстегивать заранее) . Она ничего, только задышала почаще. Ну и четвертую пуговичку. . правая рука в ее лифчик и к груди, аккуратно вынул и губками… Целую, сосок, вокруг соска, чуть сверху над соском, твердый он стал. Рукой под сарафанчик, и к ложбинке между ног, но она своей рукой задержала, не пускает. Хорошо, снова к пуговичке, пятую расстегнул, уже обе груди вынул, целую… Долго уже целую, целый марафон. Еще раз рукой к ней между ног. Ничего! Не сопротивляется (наверное, забыла) . Залезаю в трусики, она ноги раздвинула и я к ее губкам. Ух, какая мокрая…

     

     Вещи в стороны, веером, куда попало… Она одну ногу на мой стул, другой на полу и чуть прогнулась. Стоит, смотрит в пол-оборота… . Ветерок легкий в полуоткрытое окно, парк за окном, никого, поздно уже. Я у нее за спиной… Вошел как в масло и понеслось…

     

     Но все-таки стоя – не так удобно, тем более, что она была на каблуках…

     

     Пойдем на стол! …

     

     Далее, прямо как было, описывать не буду. Передаю слово другу своему, он уже это описал и довольно точно… Подтверждаю, что так и было!

     

     … Он положил ее на стол, широко раздвинул ей ноги, приподняв в коленях, и, обхватив бедра руками, вдохнул волнующий запах ее киски… чуть приоткрытые розовые губки влажно поблескивали, темнота между ними – внизу обещала наслаждение, маленькая челочка над губками – дразнила, приглашая язычок мужчины поработать… . Но стоп! Сначала губки! Он поцеловал одну. Провел по ней языком от самого низа вверх. Потом другую. Потом кончик языка залез под одну губку и как бы расправил, поднял ее. Потом – другую. Губки расправились, и внизу открылась пещерка, куда сразу же устремился язычок. Как там было тепло, упруго… Но, хватит – это место для члена, тем более, что уже там был! А пока…

     

     Кончик языка коснулся челочки и ниже, ее зверька, стал ласкать его снизу, водя из стороны в сторону, иногда обхватывая губами. Потом, всем языком прижавшись к ее киске – кончик языка у самого низа, медленно провел во всем впадинам снизу до верху, потом еще раз и еще раз. Остановившись над зверьком кончик язычка как бабочка легко стал порхать над ним, движения становились все быстрее и быстрее… Женщина обхватила голову мужчины руками, погрузила пальцы в его густые волосы и уже сама стала зверьком, своей киской искать язычок мужчины, подсказывая ему и подхватывая его движения… влага начала сочится из ее пещерки, … уже можно было снова вставить член и начать “мучать” киску…

     

     Но он не стал пока этого делать… Он ввел ей в пещерку средний палец, сначала только кончик, потом, совершая поступательные движения вперед-назад, ввел его весь. Чуть растягивая пещерку вверх он стал массировать ее. Одновременно мужчина обхватил зверька губами и стал сосать его, прижимая изнутри пальцем… ее зверьку уже некуда было отступать… .

     

     Язык, начиная с самого низа, лизал ее киску, ее зверька… Всей свой поверхностью он прижимался к губкам, к основанию зверька, двигался, прижимая губки и зверька, не давая ему отступить, вверх. Дойдя до самого кончика зверька, язык соскальзывал с кончика и снова устремлялся вниз… Тело женщины начало содрогаться, звуки уже стали похожи на тихое рычание… Тело женщины прогнулось, упало и снова прогнулось… Наконец, наклонившись и обхватив голову мужчины руками, ногами и прижавшись всей своей киской к его языку, она застонала, бедра ее конвульсивно задрожали. Потом – замерли… Легкие, очень легкие касания язычком бедер, поцелуи дали ей отдохнуть…

     

     … Она лежала на столе, на спине, ее ноги были приподняты в коленях и широко раздвинуты. Губки, пещерка женщины были раскрыты, он провел членом по каждой губке изнутри, как раньше языком, положил-прижал член к ее киске по всей ее длине и стал, прижимая головку члена скользить по киске вниз… головка члена уткнулась в пещерку и он вставил ей… Член двигался ритмично… Иногда, выходя, он снова всаживал член, заставляя ее тело содрогаться. Чувствовалось, что ему нравится выходить и снова всаживать… Временами головкой члена он снова скользил по ее губкам, опять находил пещерку и всаживал член под другим углом, мучая стенки ее пещерки… Члену нравилась эта женщина…

     

     … Женщина приподнялась, придвинулась к углу стола, одной ногой она оперлась в рядом стоящий стол, другой в подлокотник придвинутого мужчиной тяжелого кресла… Ноги оказались широко раздвинутыми и вся ее киска, губки, дырочка оказались перед мужчиной, была даже видна другая ее дырочка, маленькая, еле заметная, в мелких лучиках, как у солнышка на рисунке… Она уперлась руками сзади о стол, прогнулась и чуть приподнялась, приглашая его член войти в нее. Чуть покачиваясь член приблизился к киске и вошел багрово-красной головкой в ее дырочку. Женщина вздрогнула, и легкий стон удовольствия слетел с ее губ. Не выходя из дырочки, головка члена, чуть покачалась у входа, общаясь с краешками дырочки. Потом… руки мужчины обхватили зад женщины и он полностью насадил ее на свой член и стал ее е… ть. С каким удовольствием он это делал! … Женщина вся содрогалась, ее груди с острыми возбужденными сосочками раскачивались. Ритм менялся, мужчина то медленно входил и выходил из дырочки, то очень быстро, не контролируя себя, не выходя, всаживал и всаживал ей, очень быстро качая задом… Он взял правой рукой ее грудь, он мял ее, то зажимая, то отпуская сосок, он мял ее и мял, поддерживая ее зад левой рукой и насаживал ее, и насаживал ее на свой член… Мужчина уже не мог больше сдерживаться и со стоном, глубоко всаживая ей член, спустил в нее…

     

     … Мы еще посидели, попили вина… А потом она сказала, хочешь кончить мне в ротик! Далее, я опять не решаюсь описывать это сам и опять передаю в руки друга (своего друга в ее руки и ротик:) )

     

     … … Она взяла его на ту глубину, которая была ей удобна, потом приоткрыла рот и стала вдыхать воздух, одновременно поднимаясь вверх по члену, пока не дошла до его кончика. Затем, медленно выдыхая через широко открытый рот, она стала опускаться ниже по стволу окутывая член теплым воздухом, идущим из самой глотки, до тех пор, пока кончик члена не касался ее горла. Так она сделала несколько раз, то, окружая член прохладой, то, окутывая его своим теплом. Член напрягся. Она обхватила головку члена губками и стала сосать ее, дразня языком то низ головки и уздечку, то самый кончик головки. Потом, она стала скользить губами вверх и вниз по члену, удлиняя его, плотнее обхватывая, при движении вверх, собирая наслаждение у самого кончика. Язык ее, то плотно соприкасался со стволом члена, то опять дразнил самый кончик, порхая вокруг него и скользя, по нему. В один из моментов она плотно сжала губы вокруг ствола и медленно опустилась до самого его основания так, что носик ее прикоснулся к его лобку. И она, стала, словно рисуя на его лобке символ “бесконечности”, мучить его член, заставляя изгибаться, медленно поднимаясь губами вверх по члену, к головке, не переставая рисовать “бесконечность”. Потом так же медленно опускалась вниз, по-прежнему плотно обхватывая член губами. Член стал совсем твердый, пульсирующий и она, взяв его в рот и не сжимая губ, начала касаться его головки то небом, то щечками, то самой глоткой, совершая вместе с ним как бы кругосветное путешествие по рту. Когда мужчина уже не мог сдерживаться, она взяла его член одной рукой, обхватив указательным и большим пальцем основание головки, а другой рукой оттянув вниз кожицу около яичек, и стала быстро, но мягко скользить рукой вниз-вверх по влажному члену. Губами она сосала самый кончик члена. ОН стал вздрагивать, тело мужчины прогнулось и через секунды он выстрелил ей в рот… . Наконец член последний раз вздрогнул и затих. Она выпустила его изо рта, несколько раз облизала весь, пососала, нежно поцеловала, прижала к щеке… .