При свечах. Часть 2

     Она садится на кровать рядом со мной. Я уже знаю, что будет дальше, но не нахожу в себе сил закрыть глаза. И, когда незнакомец, влекомый взмахом её руки, не спеша приближается к ней, покачивая немаленьким, стоячим членом, я продолжаю смотреть. Ирка очень удачно расположилась, она может наблюдать за мной, а я за ней. Мужчина останавливается перед ней, Ирка переводит взгляд на его орган, который уже всего в нескольких сантиметрах от её лица. Я чувствую, что ей нетерпится попробовать этот инструмент на вкус, но она не спешит. Я смотрю на мужика, но я его не интересен, — он всецело увлечён Иркиными манипуляциями. А она провела ладошками по мужским бёдрам, по животу, и начала медленно ласкать его пах, не прикасаясь к гениталиям. Это очень мучительная ласка, даже для меня, прекрасно знакомого с Иришкиными привычками. И мужчина начинает выгибать спину, пытаясь сократить расстояние между головкой своего члена и женскими губами. — Как я его понимаю, как бы мне хотелось самому погрузиться в эти губы. Мельком я вижу, как с головки моего члена падает на живот мутная капелька. — Я перевозбуждён.

     А Иришка не хочет мучить одноклассника, ей интересны только мои муки. Она уже двумя руками держит его за яйца, перебирая их, но смотрит мне в глаза.

     — Милый, ты знаешь, мне так хочется ему отсосать, — она улыбается, видя моё возбуждение, — о, я вижу, что и тебе этого хочется! Ну, кивни! — Я покорно киваю.

     — Тогда смотри! — и она, чуть наклонившись, высовывает язык и проводит им по блестящей головке члена её друга. Мужчина стонет. Я тоже.

     — Замечательный вкус, — Ирка коварно улыбается, — но он такой большой, я не уверена, поместится ли он у меня во рту?

     Она сжимает в ладони ствол его члена, слега подрачивая. Второй рукой мнёт и оттягивает свой сосок. Потом медленно насаживается ртом на орган мужчины, выпускает его, оставляя следы помады на его тёмной коже. Вот и всё во рту моей супруги побывал чужой член, который теперь блестит от слюны. Я хочу, чтобы она не останавливалась, чтобы сосала, пока он не зальёт её с ног до головы. Я ловлю Иркин взгляд. Она вновь раскрывает рот, и глядя мне в глаза делает минет этому своему корешу, помогая себе рукой. И ни капли стыда я не вижу. Волосы падают ей на лицо. Мужчина, жестом заправского порно актёра, отводит их в сторону, чтобы я не пропустил ни одного мгновения его развлечений. Ирка сжимает мой член и тоже дрочит. О, как хорошо! Я кончаю!

     — Ну вот, посмотри, что ты наделал! — я послушно приподнимаю голову. Весь живот и вся грудь у меня залиты, потрудился на славу.

     — Я-то думала, ты до конца досмотришь! Придётся нам в соседнюю комнату уйти, — она, не выпуская из руки члена, посмотрела на меня, — что не надо?

     Я отчаянно мотал головой. Мне хотелось продолжения. Ещё чего удумала, — «в другую комнату» она уйдёт! И так не известно, сколько этот друг сидел там. И что они делали до моего прихода, кстати? — Эти мысли заставили вновь зашевелиться мой отработавший, казалось бы, отросток. Видимо, дух разврата, царящий в нашей спальне, вдохнул в меня новые силы.

     — Ну что ж, убедил, — Ирка тоже смотрела на мой поднимающийся конец, — только музыку выключим, чтобы тебе всё слышно было?

     Да, без музыки стало слышно всё: и тяжёлое дыхание Иркиного партнёра и её причмокивания, поскольку она опять взялась ему сосать, и скрип двери. Я поднял глаза. На пороге спальни стоял второй мужик! ГОЛЫЙ! — Так вот в чём дело! — Она их музыкой вызывает. Сколько их там ещё? Я что-то замычал.

     — Да знаю я, знаю, — она встала с кровати навстречу вошедшему, — они друзья. Нам показалось, что так будет намного интереснее!

     Второй был намного крупнее и симпатичнее первого. Да и хозяйство у него было посолиднее. Даже посолиднее моего. Хотя раньше, мне бы и в голову не пришло, сравниваться концами с кем бы то ни было. Кстати, хозяйство его было в полной боевой готовности. За это самое хозяйство Ирка его и схватила тут же. Он ответил ей поцелуем в губы, обхватив за талию. Первый подошёл сзади, и теперь они зажали Иринку с двух сторон. Я видел лишь спину первого, но судя по движениям их рук, и сдавленному дыханию супруги, понимал, что там сейчас очень горячо. Некоторое время они так и стояли, потом Ирку толкнули на кровать, она села спиной ко мне, а эти двое начали своими хуями тыкать в её лицо. Она хрипло смеялась и ловила их руками. Видимо, поймала, потому что они чуть поуспокоились, а Иркины локти синхронно задвигались. Оба сосредоточенно следили за её манипуляциями. Дыхание всей троицы участилось. У меня встал. — Было от чего. Но анализировать свои ощущения я даже не пробовал. Я только надеялся, что Ирка меня отстегнёт всё-таки.

     — Подождите, — задыхаясь, сказала Ирка, — вы мне рот порвёте. Мне надо лечь.

     Он поползла от них по кровати. Там, где она сидела, осталось мокрое пятно в форме её промежности. Далеко уползти ей, впрочем, не дали. Её поймали, когда она проползала на четвереньках в районе моего живота. Первый схватил её за попку, а второй, обойдя кровать, встал надо мной перед её лицом. Теперь следить за происходящим я мог только по звукам, поскольку из моего положения мне было видно только волосатую мужскую жопу. А вот звуки говорили о том, что Ирке благополучно засадили. Сначала она очень глубоко вздохнула, а потом активные чавкающие звуки возвестили, что половой акт начался. Учитывая, сколько из неё натекло, процесс не должен затянуться. Правда, рот ей быстро заткнули чем-то большим. Я даже догадывался чем. Но даже это не мешало ритмично стонать. Втроём они здорово раскачали кровать. Зато, я периодически чувствовал прикосновение её раскачивающейся груди, к своему члену. Я даже приподнял бёдра, надеясь на взаимность с её стороны. Но Ирка слишком перевозбудилась, чтобы обратить на это внимание. Её натягивали на два конца абсолютно чужие нам люди, в то время как её муж терпел невыносимые муки, глядя на всё это.

     Неожиданно, впрочем, для меня ожиданно, — Ирка громко замычала и стала извиваться на рвущих её членах, — оргазм даже свалил её на мой живот, прямо в лужицы подсохшего семени. Ей было уже не до минета, она стонала во весь голос, руками рвала покрывало и продолжала кончать под непрекращающимися ударами члена. Через её потное тело я чувствовал эти беспощадные толчки в глубине её живота.

     Постепенно она затихла, но мужчины были неудовлетворенны. Ещё не пришедшую в себя толком Иринку, в четыре руки подняли с меня, я даже не успел насладиться теплом её груди. Тот, что минуту назад долбил её влагалище, опустился ниже и стал облизывать, судя по звукам её щель. Второй опять занялся её губами.

     — Подождите, — сказала она хрипло, — я хочу, чтобы вы поменялись.

     Оба с энтузиазмом отнеслись к её предложению. Он так и осталась на коленках покорно дожидаться самцом. — Словно сука, в ожидании кобеля. Мутными после оргазма глазами она смотрела на меня. Нет, стыдно ей не было. В её взгляде я увидел лишь желание кончать снова и снова, безразлично от чьих рук, ртов и членов. Но что-то пошёл мне навстречу, — Ирку подняли на ноги. Один из незнакомцев встал у меня над головой, прислонившись к стене; второй, я хорошо это видел, обойдя мою супругу сзади, ковырял пальцами у неё между ног. Пальцы его масляно блестели в свете торшера. Теперь я мог лицезреть акт во всей его красе. Я смотрел, как Ирка деловито приняла в рот блестящий от её смазки орган, как мужчина подхватив её под груди начал бессовестно их мять. Мне не было видно, как второй, с большим концом, запихивал его в мою жену, но как Ирка застонала, впустив этот шланг в своё лоно, я отлично слышал. У неё даже слюна закапала мне на лицо, так резко этот друг засадил ей. Я видел его волосатые яйца, ритмично раскачивающиеся в такт их движениям и хлопающие Иришку по бритому лобку. Всё, что я видел до сих пор в различных порно фильмах, не шло ни в какое сравнение с тем, что разворачивалось сейчас, в мой день рождения, у меня на глазах. И всё это, при деятельном участии моей любимой. Могло ли мне когда-нибудь, даже в фантазиях представиться такое? Мог ли я подумать, что два незнакомых мне мужчины, так спокойно и цинично, будут брать мою Иришку в моём присутствии.

     На этот раз не выдержал тот, что стоял надо мной. Сначала он застонал в полный голос, потом притянул к себе Иркину голову и задёргался. Я отлично представлял себе всё, что он сейчас испытывает, в искусстве отсасывания с моей девочкой мало кто мог сравниться. Что она обычно вытворяла языком, как высасывала всё, до последней капли:

     Я видел, как заходило ходуном её горло, как она честно старается проглотить всё, но, видимо, даже ей это не подсилу, — теперь мне на лицо падали тяжёлые, горячие капли спермы. Я даже не успел отвернуться. Только закрыл глаза. А Ирка всё продолжала постанывать, — тот, с огромным концом, всё трахал и трахал податливое лоно моей жены.

     Я почувствовал, как Иришка опустилась на колени, и разлепил один глаз. Она просунула руки мне под голову и возилась с застёжкой моего кляпа, ни на секунду не переставая подмахивать долбящему её сзади. Кляп отлетел к стене, а Иришка, прижавшись ко мне всем телом и содрогаясь от толков, поцеловала меня в губы. Всё, что она не проглотила, она донесла до меня, чтобы и я разделил её восторг от вкуса чужого семени. Но я ответил на поцелуй. Мне в рот потекла тягучая, вяжущая жижа, чуть солоноватая на вкус и слегка разбавленная Иркиной слюной. Язык и нёбо мне тут же залепило это клейкое вещество. Ну и коктейль, подсунула мне любимая! Пришло бы мне в голову, когда я сидел на совещании, каких-то пару часов назад, что ночью я стану целовать в губы собственную жену в обконченные посторонним мужиком губы? И каждый раз, когда я кончаю ей в рот, она терпит всё это? Я вспоминал, как она слюняво сосала его конец, как он дёргался и стонал, сливая ей в рот то, что я теперь вынужден глотать под нажимом Иркиного языка. А то, что не попало ей в рот и осталось на носу, щеках и губах, она сейчас остервенело размазывала по моему лицу.