Проститутки Екатеринбурга

Преступление и наказание. Часть 2

     – Катюша ради бога не останавливайся! Я готов на все ради тебя! – прохрипел он и залпом осушил бокал.

     – Так уж и на все? – с подковыркой говорю я. – Ну ладно смотрите! – Тут я махом снимаю с себя блузку и бросаю в него, а сама думаю – Только не испачкай её! Он схватил её двумя руками, прижал к лицу и типа вдыхает мои ароматы, аж глаза закатил.

     – Я продолжаю двигаться в ритм музыки, тут еще песня такая прикольная заиграла. Руками вожу по своему телу, по бедрам, поглаживаю свои сисечки, сжимаю чашечки бюстгальтера. Чувствую, заныли они немного – это я сама поплыла. Надоел мне этот бюстгальтер – думаю я – Сниму я его на хрен. Расстегиваю его и бросаю в него. Фух, это мои сисички облегченно шлепаются вниз. Я честно сама от себя такой наглости не ожидала, а уж он то тем более, бедный аж поперхнулся. Я руками сиси свои помяла, сосочки пальчиками потерла, все-таки я люблю, когда грудь свободно дышит.

     – Катюш ты самая прекрасная на свете! Ты бесподобна! – чуть не стонет Сергей Иванович с дивана.

     – Я, конечно, понимаю, что пути назад нет. Вообщем будь что будет, подумала я. – Катя затушила сигарету и в первый раз взглянула на меня. Мои глаза предательски горели не хуже чем у этого Сергея Ивановича, она, я думаю, это заметила и продолжила.

     – Короче стою я перед ним в одних трусиках, пытаюсь, как-то двигаться под музыку и думаю чего дальше-то.

     – Налейте мне шампанского, что ли Сергей Иванович. Мне от него так хорошо! Он, молча, дрожащими руками наливает бокал до краев, я наклоняюсь к столику и даю ему полюбоваться видом моих больших сисек, тяжело свисающих вниз. Я делаю большой глоток и просто перестаю думать. Отключаюсь. Не в смысле я такая пьяная, просто отключаюсь, понимаешь. Поворачиваюсь к нему спиной и продолжаю крутить бедрами под музыку. Пускай полюбуется, у меня и попа тоже шикарная. Трусики на мне еще такие прикольные были, черненькие, тоненькие, с прозрачными кружевами, которые тебе нравятся. Я наклоняюсь вперед и нарочно выгибаю спинку, так чтобы он лучше рассмотрел мою круглую попку. Я даже немного поиграла ягодицами туда сюда и подумала, там киска моя сквозь трусики просвечивается интересно? Обернулась назад, смотрю, он на диване развалился, балдеет. Еще бы, от такого вида кто хочешь заболдеет. – Тут надо добавить, что Катька всегда осознавала, насколько она красива и никогда лишней скромностью, поэтому поводу не страдала. Грудь у неё хоть и была “всего-то” третьего размера, но по форме это были два идеальных, упругих и круглых шара. Можно было подумать, что её грудь не натуральная, настолько идеальной формы была она. Завершали картину два аккуратненьких, небольших, розовых сосочка, которые почти всегда были напряженны. Еще у неё очень красивая и узкая талия, которую подчеркивают широкие, крутые бедра. Попка у неё проста шикарная, она большая, но упругая и идеально круглая. Это особенно подчеркивается её осиной талей и изящной, выгнутой спинкой. Ножки не были её самым сильным местом, но они стройные, крепкие, можно сказать спортивные. Вообщем ей было чем гордиться, и поверьте, на пляже она собирала тысячи похотливых взглядов от мужчин и завистливых от женщин.

     – Я оборачиваюсь к нему, в одних только трусиках и думаю надо еще выпить. Беру бокал со столика и обращаю внимание, что у него в штанах там уже все колом стоит. Глаза у него мутные-мутные. Я делаю глоток и подхожу вплотную к нему.

     – Осуществилась ваша мечта Сергей Иванович? – игриво так говорю ему.

     – Почти Катюша, почти! – выдавливает он из себя.

     – Что-то еще осталось неисполненное? – прикидываюсь дурочкой я.

     – Самую малость Катюш – а сам так и пялится на мои сисечки.

     – А хотите мою попку потрогать? Знаете, какая там кожа у меня упругая? – продолжаю дразнить его.

     – Очень хочу Катюша – отвечает он.

     Я поворачиваюсь к нему попкой, слегка выгибаю спинку вперед и спустя мгновение чувствую горячие ладони на своих половинках. Он вначале, нежно поглаживает их, а потом как схватит и как давай их сжимать. Руки у него сильные. Пальцами под трусики лезет и пытается до киски моей дотронуться. Ладно, думаю, хватит. Отстраняюсь от него, так он аж застонал.

     – Хорошая у меня попка, правда? – продолжаю заигрывать я с ним, а у него уже двигается в штанах, смотрю.

     Сказать честно у меня в штанах творилась такая же беда, член стал твердый как камень и я как-то самопроизвольно задвигал бедрами. Катя продолжила:

     – Тут я решила подлить еще масла в огонь, беру в руки свои грудки, сжимаю их, а пальчиками в это время играю с сосочками. Он как загипнотизированный.

     – Хотите и их потрогать Сергей Иванович? – спрашиваю голосом наивной дурочки. – Он чего-то промычал в ответ, а я как стояла, так и наклонилась к нему, чтобы соски смотрели ему прямо в лицо. Тут он как ухватиться за мои сиськи своими руками и как давай мять их, сжимать, да жадно так, аж больно сделал. Соски в пальцах сжимает, а они у меня набухшие такие стали, сама то я тоже здорово завелась. Он с дивана ко мне приподнялся и как набросится мои сисечки целовать. Двумя руками схватил меня за правую сисю, а губами в сосок впился, языком с ним играет, посасывает. Вообще приятно конечно было. Я его голову двумя руками обхватила и прижала к своей груди, а он давай языком вылизывать и левую сиську и ложбинку между ними, там, где у меня кожа особенно нежная и чувствительная. Затем взял обеими руками, сжал мои грудки вместе и уткнулся в них лицом, а потом давай языком сосочки мои ласкать, вылизывает их и посасывает. Ртом прям всю грудь засосать хочет. Чувствую, что и сама я здорово возбудилась. Я одним движением отстранилась от него. Надо было перевести дух. Стою перед ним я голая, дышу тяжело и грудки мои вверх вниз, часто-часто, я даже взмокла вся. Чувствую и трусики промокли, главное чтоб он не увидел.

     – Все ваши мечты я исполнила Сергей Иванович? – томно так спрашиваю я.

     – Осталось только одно Катюша – тяжело дышит он.

     – А мои мечты исполнятся Сергей Иванович? – заискивающи, спрашиваю я.

     – Конечно Катюша. Ты только ради бога не останавливайся!

     Катя достает из пачки еще одну сигарету и с наслаждением закуривает. Её личико порозовело, а глазки заблестели, видно, что ей этот рассказ и самой начал доставлять удовольствие. Я хоть и бросил курить давно, но едва сдерживаюсь, чтобы не затянуться.

     – Что было дальше Катюш? – прохрипел я дрожащим голосом. Катя опять почувствовала себя королевой, а она всегда умела манипулировать мужчинами, и продолжила. Дальше она продолжает быстро и даже самозабвенно, ну а я не смею ей мешать.

     – Я хоть конечно и сама завелась, но не могу сказать, что хотела, чтоб он меня трахнул. Он все-таки не в моем вкусе, да и потом это все-таки измена. Короче я опустилась на колени перед ним, руками развела его ноги в сторону и встала, прям меж его ног. Он, по-моему, аж дышать перестал от предвкушения. Беру я, так аккуратно расстегиваю пуговицы на его рубашке и руками провожу по его волосатой груди. Он хоть и в возрасте, но в неплохой форме. Глажу я его по груди, вниз по животу и до ремня брюк добираюсь. Смотрю на него, а у него в глазах лишь мольба. Расстегиваю ему ремень, потом пуговицу. В месте ширинки у него такой бугор торчит, так вот я по этому бугру, нежно так пальчиками пробежала. Он задышал тяжело, завертелся и аж животом задергал. Я расстегиваю ему ширинку и просовываю пальчики внутрь. Ничего так размерчик, думаю. Горячий весь такой и твердый как огурец. Он, не дожидаясь, приподнимается, чтоб я сняла с него брюки, и я их спускаю их до колен. Член у него еле вмещается в трусах от возбуждения, и я милосердно стягиваю с него трусы. Он издает какой-то гортанный звук, а его член во всей красе передо мною. Размер у него действительно ничего, толстый такой, хотя и не очень длинный, торчит и напряженно так подергивается, вены на стволе надулись. Я беру пальчиками его большую розовую головку, нежно глажу её, провожу пальчиками вниз по пульсирующему стволу. Он начинает постанывать. Мне уже и самой интересно становится. Наклоняюсь и нежно так, провожу кончиком языка по горячей головке, в ответ его член вздрогнул. Потом я беру и губами обхватываю головку, погружаю её в рот и языком во рту играю с ней. Он весь напрягся как струна, а я самым кончиком языка провожу по самому контору его головки и по дырочке. Я заглатываю его член целиком, так что он уперся мне в самое горло, а пальчиками поглаживаю его здоровые волосатые яйца. Он опять застонал, а я задвигала головой вверх вниз, губами крепко обхватываю толстый ствол, языком, во рту, ласкаю огромную головку. Одновременно своими пальчиками я дрочу основание его ствола и глажу волосатую мошонку. Люблю когда у мужчины член чистый, он сразу такой приятный на вкус кажется, мужской какой-то. Вообщем сосу у него, что есть сил, чуть не задыхаюсь. Чувствую, что он долго не протянет. Он кладет свои руки мне на голову и двигает бедрами в такт, пытаясь как можно глубже насадить меня на своей кол. Я уже и так еле дышала, а тут он совсем озверел. Дыхание его стало прерывистым, пальцы больно впились в мои волосы, он начал толи рычать, толи стонать, а член мощными толчками запульсировал у меня во рту. Он со всех сил прижал мою голову к себе, и я почувствовала поток горячей спермы во рту. Послышался протяжный звериный стон, он отпустил мою голову, а его тело обмякло. Я еще немного продолжала высасывать горьковатую, густую жидкость из его члена, а потом красиво так выплюнула её из-за рта, мол, столько спермы, что чуть не захлебнулась. Вы мужики, это любите, да и я глотать не собиралась. Смотрю на него, а он от удовольствия глаза закрыл, дышит так спокойно. Я поглаживаю пальчиками его обессиливший член и на прощанье облизываю его обмякшую головку. Поднимаюсь с моих затекших коленок и говорю: