Предательница (Часть девятая)

     Люда осмотрелась вокруг, её взгляд не изменился после того, как она увидела много станков и инструментов для пыток. По прежнему она была полна решимости. Её глаза горели смелым блеском. По всему видно, что она готова к самым тяжёлым испытаниям. Марина смотрела на девушку со страхом и , в тоже время, с уважением. Людины руки были сцеплены наручниками за спиной. Она была одета в летнее6 лёгкое платье и белые туфли. Марта подошла к ней, и пристально глядя ей в глаза, заговорила:

     – Фрау Савостина, я давно ждала случая, познакомиться с Вами

     – Сто лет тебя бы не видеть – зло ответила Люда.

     – Напрасно Вы мне хамите, девушка – с улыбкой сказала немка- ведь за это можно поплатиться.

     – Я тебя не боюсь, сучка ты фашистская

     – Зря, вы так фрау Савостина, ей богу зря – продолжала улыбаться Люда.

     Шульке, о чём то тихо спросив Марту, подошла к Люде и расстегнула ей наручники. Девушка потёрла руки, в запястьях и ещё раз осмотрелась. После этого, она совершенно неожиданно ударила Шульке в лицо рукой. Не ожидавшая такого, палачесса упала на пол, на спину.

     – Я тебя убью скотина – крикнула Люда и бросилась в сторону Марты.

     Марина с Леной не поняли, что произошло, но только каким то неуловимым движением Марта уклонилась от Люды и та резко рухнула на пол замерев. Пришедшая в себя Шульке, подскочила к девушке и, завернув ей руки за спину, придавила к полу коленом. Люда издала тяжёлый протяжный вздох, и пыталась восстановить дыхание.

     – Не нужно так нервничать, милая барышня – снова с улыбкой сказала Марта, потирая свою правую руку.

     Марина и Лена, были просто ошарашены всем происходящим, особенно поражены ловкостью и обученностью Марты. Марта сказала, что-то Шульке и та подняла, уже не сопротивляющуюся девушку и подвела её к столбу, стоящему в центре комнаты. Она привязала Люду спиной к столбу, руки сзади за столбом, и обе ноги за щиколотки притянула к столбу.

     – Ну что, успокоились, фрау Савостина? – спросила с прежней улыбкой Марта.

     – Бей, мучай меня тварь, только не лыбся как шлюха!!!!- заорала Люда

     – Ну что Вы, фрау Савостина, Вы меня уже столько раз оскорбили, хотя я вам и слова плохого не сказала – продолжала улыбаться Марта.

     – А у нас принято наказывать за оскорбления – продолжала Марта, так же издевательски улыбаясь – за такие оскорбления можно получить сотню дубинок по пяткам.

     – Мне плевать на твои наказания!!! – кричала Люда- ты сука и тварь!!!! А за плевок сколько??? – девушка плюнула на мундир Марты, не попав в лицо.

     – Вас что, этому в пионер отрядах учат – сохранив улыбку спросила немка – вы все как одна плюётесь, а за это, я думаю, сотню розог по заднице.

     – Давай, свинья фашистская, я готова!!!!! – с улыбкой ответила Савостина, ив её глазах опять появилась решимость.

     – Вы так торопитесь – продолжала Марта – у нас много времени, я ещё проверю Вашу стойкость.

     Марта сказала что то Шульке и та вышла из камеры в коридор. Марта прошлась по камере и подошла к перепуганным женщинам. Те вопросительно посмотрели на неё. Люда не могла видеть того, что происходило в этом углу камеры. Марта потрепала девушек по щекам и подошла к Люде.

     – А вот за то, что ты подняла руку на немецкого офицера, отвечать придется серьёзно – обратилась она к девушке.

     – Да плевать мне на тебя – с усмешкой ответила Савостина

     – Посмотрим – улыбнулась в ответ Марта.

     В комнату забежала Шульке, и вытянувшись по струнке, что-то доложила Марте.

     – Кого-то не доставили в комендатуру – тихо перевела Марине Лена.

     Марта, постояла, глядя на Люду, потом подошла к стоящему в углу камеры столу и сев за него отдала какое то распоряжение.

     Шульке вытянувшись и щёлкнув каблуками, кивнула и вышла из камеры.

     – Наказывать будут – сказала Лена

     – Кого!?? – в ответ тихо вскрикнула Марина.

     – Да не нас, успокойся

     Девушки замолчали, марта сидела за столом, глядя на стену, на которой висели инструменты для пыток.

     Через 15 минут в комнату зашли два конвоира и завели пятерых женщин и одну девочку, лет 14. Их поставили вдоль стены, лицом к стене. Руки за головой, ноги на ширине плеч. Зашла Шульке и Василий. Немка положила на стол перед Мартой, какие то бумаги. Марта, поднялась, что-то сказала конвоирам и те, щёлкнув каблуками удалились.

     – Ну что, проштрафились, сучки грязные – сказала Марта, проходя вдоль стоящих у стены заключённых – будем воспитывать.

     – Как зовут – спросила немка, ткнув тростью, которая была у неё в руках, в спину девочки.

     – Катя Жукова – тихо ответила девочка.

     Марта подошла к столу и вытащила из стопки один листок.

     – Подойди ко мне, Катя – позвала она девочку.

     Девочка подошла. Марта подняла её подбородок тростью и посмотрела в глаза.

     – Воруешь?

     – Нет, что вы , фрау офицер, никогда, меня оклеветали – начала плакать девочка.

     – Это хорошо, что не воруешь, а кто оклеветал? – спросила Марта.

     Девочка показала рукой на полную черноволосую женщину, лет 40, стоящую у стены.

     – Она, фрау офицер, сама ворует цыганка чёртова, а на меня свалила – сказала девочка с уверенностью в голосе.

     – Ах, даже так – с улыбкой продолжала Марта – ну это очень плохо.

     – Василий – сказала Марта – на лавку её – и указала тростью на цыганку.

     Женщина упала на колени, обхватила руками ноги немки и на чала причитать.

     – Миленькая, золотая, моя, не воровала я, я видела как это малая умыкнула сумку вашего офицера, я правду сказала, миленькая, за что? – умоляла женщина.

     Василий и Шульке подошли к цыганке, подняли её с пола и потащили к лавке. Лавка была в точности такой же, как и в верхней камере. Уже через несколько минут, цыганка лежала на ней обгажённая, разутая и привязанная.

     – Ну что , Катя, так ты говоришь, что цыганка врёт? – обратилась Марта к девочке.

     – Да, да – быстро ответила Катя.

     – Бери плётку и накажи её за это – продолжала Марта.

     Девочка, на редкость проворно согласилась и взяв из рук Шульке плётку подошла к цыганке.

     – Как ты можешь? – кричала женщина – ты маленькая стерва, ты же воровка!!!

     Последние слова заглушил звонкий звук плётки ударивший по ягодицам женщины и её вопль. Катя , с редкостным остервенением порола цыганку. Она била по спине, по ягодицам и по бёдрам. Женщина орала, выкрикивая проклятия в адрес девочки и мольбы в адрес, Марты. Через минут пять, когда вся спина ягодицы и бёдра женщины покрылись множеством красных, вздувшихся полос, Марта остановила экзекуцию.

     – Так ты говоришь правду – склонилась она над лицом воющей женщины.

     – Да миленькая, да, родненькая – причитала женщина.

     – Василий, спроси-ка ты, да через пятки – проговорила Марта, с улыбкой.

     Она, как обычно подошла к ногам жертвы, понюхала их и кивнула головой Василию. Палач взял резиновую палку и принялся сильно лупить цыганку по пяткам. Женщина громко вопила, и извивалась, насколько ей позволяла лавка. Каждые пять ударов, Марта останавливала Василия и обращалась к женщине с вопросом. Врёт та или нет. Цыганка отвечала, что не врёт и бита не заслужено. После 25 ударов женщину отвязали и она сползла на пол. Встала на колени и, рыдая, потирала руками поротый зад и битые пятки.

     – А теперь Катюшу туда – указала Марта тростью на лавку.

     Катя стала орать и упираться, но Шульке с Василием, за пару минут уложили её на лавку, и привязали полностью голую. Марта что то сказала Шульке и та взяв резиновую палку, принялась бить Катины ступни, после того, как их понюхала и погладила немка. Девочка визжала как поросёнок.

     Лена и Марина, наблюдали всё происходящее из своего угла. Уже привыкшие, к подобным сценам, они не так болезненно реагировали, как в первый раз. А привязанная к столбу Люда, морщилась при каждом ударе, глядя на несчастных жертв. После пятнадцати ударов, которые нанесла Шульке по Катиным пяткам, марта подошла к девочке и спросила:

     – Ну так кто украл сумку у офицера?

     – Она, она – проревела Катя,, глядя на цыганку.

     – Врёшь, гадина – завопила цыганка.

     Марта кивнула и Шульке продолжила экзекуцию. Через несколько минут, Катя призналась, что это она украла сумку и что сумка на чердаке её дома. Марта дала указание обыскать чердак, а сама взяла тонкую бамбуковую палку и всыпала несчастной воровке 50 сильных ударов по ступням ног. Девочка, обмочилась, дважды теряла сознание, но её приводили в чувство и били дальше. Катины ступни были сплошь покрыты тонкими фиолетовыми рубцами. В двух местах тонкая кожа, ниже пятки, лопнула и по ступням текли тонкие струйки крови.