Повышение квалификации. Часть 2

     — Можешь меня потрогать, — сказала Женя, — только соски не задевай и в трусики пока не залезай.

     — Про меня тоже не забывай, — улыбнулась Люся и начала разговор, — я оказалась не совсем фригидной женщиной, и мне это понравилось. Судя по тому, как орала Женя, сексуальности у нее в избытке. Надо воспользоваться ситуацией, но тебе с двоими будет трудно управляться. Опять таки сегодняшний вечер может быть исключением, у нас мужиков уже два года не было, а ты со своей стервой разводился, вряд ли она тебя ублажала.

     — Не такая уж она и стерва, много лет я с ней все-таки прожил. Откуда ты знаешь про мой развод? — возмутился я, мы жили в разных городах.

     — Про стерву я десять лет назад знала, вряд ли она сильно изменилась. А про развод узнала Женя. Думаешь, мы из тех блядей, кто первому попавшемуся отдается? Я тебя увидела в списке обучающихся, предложила Жене в соседи, а она твое досье запросила, у нее есть доступ. Даже фотографии твои смотрели. Был, конечно, риск, что не понравимся, но мы тебя все-таки соблазнили?

     От возмущения Люсины соски затвердели, я не удержался и поцеловал ближайший. Женя это заметила, положила мою руку себе на трусики и объяснила:

     — Мы узнали, что ты не наркоман, не голубой, не бабник, выпиваешь умеренно, любовницы нет, СПИДом и венерическими заболеваниями не страдаешь, три месяца назад развелся. Характер стойкий нордический, к врагам Рейха беспощаден. Остальное рассказать не могу, извини, информация секретная. Еще могу сказать, что был бы ты женат, соблазнять тебя мы не стали бы!

     Тут уж я совсем не удержался, стал целовать Женины торчащие сосочки по очереди, и ласкать рукой пухленькие складочки под трусиками.

     — Самое время пойти на кровать, — сказала Люся, — мне можно с вами побыть или вдвоем хотите остаться?

     Женя засмеялась, раздвинула Люсины бедра и показала влажное пятнышко на трусиках:

     — Пойдем вместе дорогая Люсенька, сегодня твой день.

     В большой спальне две кровати были составлены вместе. Голенькими мы немного постояли, не зная с чего начать.

     — Давайте я сначала лишусь остатков невинности, — предложила Люся, опустилась на коленки и стала меня сосать.

     Женя засмеялась, прижалась ко мне и мы первый раз поцеловались. Через минуту она меня оттолкнула:

     — Люська, не увлекайся!

     Люська мгновенно оказалась на коленках на краю кровати и нагнулась. Такая поза пришлась ей по вкусу. Влажная попка сразу начала хлюпать. Женя прижалась ко мне сзади и терлась об меня грудями и бедрами. Я пытался замедлить движения, но она меня толкала и шептала: «Быстрее, быстрее». Потом Люся закричала «о-оо» и стала валиться на кровать. Я удержал ее за бедра и успел выплеснуть в нее свои остатки. Виновато я посмотрел на Женю, она изумленно шепнула:

     — Я тоже кончила.

     Когда Люся пришла в себя, Женя спросила:

     — Люсенька, твой день заканчивается. Ты позволишь мне поспать с Сережей?

     — Только, если вы меня отнесете в маленькую спальню!

     — Давай лучше, мы твои килограммы отведем?

     — После этого твои килограммы будут трахаться с Сережей?

     — Не будут, не будут! Мои килограммы устали. У нас есть еще три месяца для телесных утех.

     Мы уложили Люсю, обнялись с Женечкой на кровати, и она шепотом засмеялась:

     — Я себя порядочной женщиной считала. Через час отдалась незнакомому мужику, через три часа с неимоверным удовольствием с ним засыпаю. И никаких угрызений совести!

     — Наверное, мы в прошлой жизни встречались.

     Минут десять мы поласкались, и Женя почувствовала мое нарастающее возбуждение.

     — Я тоже хочу! Втыкайся! — приказала она.

     Оргазм у нее был такой, что мы кончили почти мгновенно.

     Утром мы проснулись одновременно.

     — Я испугалась, что ты мне приснился, — шепнула Женя.

     Ощущение счастья меня охватило, я прижался к ее теплому сладкому телу и предложил:

     — Вам приносить кофе в постель?

     — Ну его на фиг, я есть хочу! Давай нормально позавтракаем!

     Следующий день у нас был свободным для акклиматизации к суровым московским условиям. Мы хорошо позавтракали, включили какую-то ерунду по телевизору, прижались на диванчике и целовались.

     — Я же совсем неопытная. Кроме тебя у меня только бывший муж был. Два года с ним промучилась, больно было и все. Я даже минет научилась делать, чтобы поменьше приставал. Когда у меня будут критические дни, я тебе покажу свое искусство. Как хорошо, что мы развелись, и я тебя встретила. А теперь пойдем Люську благодарить. Она ведь нас познакомила.

     Незаметно появилась Люся.

     — Познакомила вас на свою голову! Теперь я третья лишняя!

     Мы ее обняли, я уткнулся головой в одну Люсину большую грудь, Женя в другую.

     Люся печально вздохнула:

     -Оказалось, что мы с тобой вполне нормальные женщины, нам просто в мужья придурки попались. Немножко поучимся, и все образуется. Одна только проблема появилась, Сережка смотрит на Женьку безнадежно влюбленными глазами. На свою стерву он так никогда не смотрел, а на меня и подавно.

     Я посмотрел на Женьку влюбленными глазами, она засмеялась и закрыла их мягкими горячими грудями.

     — Я согласна поучиться! — ее чудесный голос звучал прямо через тело.

     — Учебным пособием буду я. С Женей будет совсем не обучение, а сплошная порнография. Я ее крики не могу выносить, особенно ночные. Кто-то обещал ночью не трахаться? — она укоризненно посмотрела на Женю.

     — Природа взяла свое, — виновато ответила Женя.

     На этом первый день повышения сексуальной квалификации завершился. Мы съездили в Третьяковскую галерею, Кремль посмотрели. На вечер девушки заказали маринованный тростник, снова съели мой шашлык под водочку, и заключили договор. По этому договору я спал ночью только с Женей. Люся имела право обучаться со мной в любое время, кроме ночного. В субботу я принадлежал только Люсе, в воскресенье — только Жене. Особым пунктом договора отмечалось, что Люся не имеет права меня сосать в отсутствие Жени. Запретный плод сладок, Люся часто прибегала это делать, когда Женя закрывалась в ванне.

     Наши дни проходили совершенно однообразно. Звонил будильник.

     — Иди будить Люську, любимый, — говорила сонная Женя.

     Я с сожалением оставлял ее теплое и мягкое тело, шел в другую комнату и прижимался к теплому и мягкому телу сонной Люси.

     — Опять пришел мой мучитель, — говорила она, и минут десять мы слегка ласкались.

     Потом были утренние хлопоты и легкий завтрак. Обычным утренним нарядом у девушек были трусики или халатики без трусиков. Я однажды попросил без них обойтись. Они мне объяснили, что голая попа к табуретке прилипает. Потом была утренняя сексуальная зарядка, делала ее всегда Люся.

     — У меня женских гормонов по утрам не хватает, — с сожалением объяснила Женя.

     С первого дня у Люси стало получаться абсолютно все, что она хотела. Теоретические знания у нее появились, не хватало практики. Она быстро научилась управлять своим влагалищем, оно могло быть широким или узким по ее желанию. У нее могло быть несколько слабых для меня оргазмов подряд или такой сильный, что я начинал кричать вместе с ней. В этот момент Женя обычно прибегала на нас полюбоваться. Несколько сексуальных позиций мы перепробовали, из многих десятков, которые в книжках описываются. Нам мало что подходило, рост и вес у нас были одинаковыми и довольно солидными. Я каждый день поражался, как это сексуальное чудо мог бросить придурок муж из-за сексуальной непригодности.

     На весь день мы разлучались, группы у всех были разные, иногда обедали вместе, но встречались после девяти вечера. Сначала Женя обучалась сексуальной науке. Теоретически подкованная Люся в первый день обучения сразу объяснила:

     — Женщин с узким влагалищем ничему не надо учить. У них все происходит само собой, природа подсказывает. Женьке было больно с первым мужем, надо, чтобы с тобой этого ни в коем случае не произошло.

     — Думаешь, я стану ее вторым мужем? — я первый раз задумался над такой возможностью. Это было на второй день нашего знакомства.

     — Мальчик размечтался? Женя один раз обожглась, теперь ее придется очень долго уговаривать, — засмеялась Люся и прижалась теплыми грудями, — я купила крем, который расширяет влагалище. Только вчера без него обошлись, Женька два раза очень громко кричала от удовольствия. Ее надо избавить только от психологической зависимости. Давай сделаем как вчера: мы с тобой похлюпаем моей попой, потом оставшаяся неудовлетворенной Люська уйдет, возбужденная Женя накинется на тебя и природа возьмет своё. А бедная Люська как-нибудь до утра перебьется.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]