Постельный дебют, или учительница первая моя

     (отрывок из повести “Золотой трилистник”)
     
…В школе я вообще не помышлял об амурных контактах с девочками. Мысли, конечно, бродили всякие, чувства бурлили необъезженные. Но всё это буйствовало в области мечтаний и тайных грёз. Между фантазиями и реальностью находился прочный слой “правильных” психологических установок, навязанных лицемерной общественной моралью. Мне казалось, что, очутись я раздетым наедине с голой девушкой, — тут же помру со стыда.

     Закончив школу в своём провинциальном городишке, я отправился в краевой центр — поступать в университет. Мне ещё не исполнилось 17-ти, поскольку в школу я пошёл с шести лет. Но поступить с первой попытки не удалось. Я стал студентом лишь через год. Зато в период тех, неудачных, вступительных экзаменов познакомился с удивительной девушкой — лёгкой в общении, весёлой и увлекающейся всем (а также всеми) подряд. Понятно, что инициатива знакомства целиком принадлежала ей. Звали её Наташа. Она проживала в краевом центре вместе с родителями, училась в институте искусств. И была старше меня года на два с половиной.

     Осень и зиму я честно “отпахал” на заводике в своём родном городишке. Весной же решил перебраться в “столицу” края, дабы набрать интеллектуальный разгон перед второй попыткой поступления. Близость к университету с его подготовительными курсами и возможность посещать научную библиотеку увеличивали, по моему мнению, шансы на успех. Работу я нашёл сразу. Устроился дворником, чтобы каждый день, кроме раннего утра, был свободен. А вот с жильём возникли проблемы. Наташа, с которой я возобновил дружбу сразу после приезда, предложила мне поселиться у них, пока не подыщу себе отдельный угол. Родители Наташи ничего против не имели. Квартира была трёхкомнатная, поэтому я почти не стеснял её обитателей. Я ночевал на диване в зале, а хозяева размещались по своим спальням.

     Весна быстро набирала силу, и однажды родители собрались в выходные на дачу — готовить грядки к посевному сезону. В ночь на воскресенье мы остались вдвоём. У Наташи тогда было чудесное настроение — она полностью оправилась от расставания с последним возлюбленным и была готова обзавестись новым. Однако наличие в квартире моей персоны временно приостановило подбор кавалеров. Ибо не всем кандидатам в друзья, приглашённым в гости, могло бы понравиться присутствие на заднем плане кого-то третьего. Втолковывай потом такому претенденту, что я — всего лишь квартирант, а не то, о чём он подумал.

     Своё прекрасное настроение Наташа хотела сделать ещё лучше. И меня не оставить в стороне. Она велела разложить диван, превратив его в полноценную кровать (обычно я спал, не откидывая диванную спинку), постелила чистую простыню. И бросила рядом с моей свою подушку. “Не забудь перед сном приять душ, — многообещающе улыбнулась она. — Я тебя жду”.