Проститутки Екатеринбурга

Последствия прохождения. Часть 8

     Она умоляюще взглянула в глаза парню перед собой. Судя по тому, как остальные чуть отступили, предоставив ему возможность вволю поизучать её, парень этот вполне мог играть в сей компании роль своеобразного вожака.

     — Отпустите меня. — Она сглотнула слюну. — Пожалуйста.

     Рука парня меж тем скользнула вниз по коже Фэйли, мимо гладкого живота, застыв лишь у складчатого треугольничка плоти. Пальцы его принялись не спеша оглаживать слегка поблескивающие складочки.

     — Уверена?

     Фэйли открыла рот — и снова закрыла, ощущая, как от этих неторопливых, размеренных и чуть поддразнивающих движений теряет способность думать вообще о чём бы то ни было.

     Пальцы парня тем временем проникли глубже.

     Катя закусила губу, чтобы не застонать.

     — Ты уверена, что хочешь идти? — Глаза его смеялись. — Нет, если уверена, то мы, конечно, тебя отпустим.

     Его поддержал нестройный хор голосов.

     … Катя Щеглова зажмурилась, чувствуя, как ладонь стоящего перед ней парня приникает к её коже всё плотнее, как его большой палец бесстыдно поигрывает с её половыми губками, меж тем как кончики указательного и среднего пальцев всё интенсивнее и смелей одаряют волнующими ощущениями её клитор. Колени её чуть подогнулись, словно в том же безотчётном стремлении прижать плотнее промежность к его ладони, не позволить той ускользнуть, испариться, ни на секунду, ни на единый момент времени…

     … Время.

     В животе у Фэйли будто образовался сгусток сухого льда.

     Магазин.

     Родители.

     Время.

     — Мне надо, — произнесла она, вновь взглянув в глаза парня перед собой. — Пожалуйста. Мне действительно надо.

     Должно быть, было что-то в её голосе — или взгляде? — что заставило парня в чёрной куртке сделать шаг в сторону. За ним следом с неохотой расступились и остальные, образовав свободный проход для Кати.

     Школьница сделала несколько неверящих шагов вперёд на всё ещё плохо слушающихся её ногах.

     Чуть не споткнувшись, побежала.

     Лишь только миновав ту подворотню, через которую вошла в пролёт между домами покинутая ею компания, Катя сообразила, что побежала вовсе не в том направлении и что магазин расположен совершенно в другой стороне. Но возвращаться через подворотню обратно она бы не стала ни за что на свете — пусть даже какая-то часть её тела и не возражала бы сейчас против этого, заставляя Фэйли ощущать себя…

     … грязной?

     … извращенкой?

     … целиком соответствующей написанному на ней?

     Катя не могла сказать это даже себе.

     Оббежав по кругу ту часть микрорайона, где ей встретилась молодёжная компания с предводителем в кожаной куртке, — бег стал для неё за эти минуты едва ли не привычным способом передвижения, бег позволял если и не стать менее замечаемой, то по крайней мере самой обращать меньше внимания на взгляды окружающих, — юная невольная эксгибиционистка увидела впереди свет автомобильных фар и услышала рёв моторов.

     Автомагистраль.

     Главная — и по большому счёту единственная — автомагистраль этого микрорайона.

     Остановка, к которой как раз в это мгновение причалил автобус. У Кати мелькнула было мысль, что среди выходящих из автобуса пассажиров вполне могли бы оказаться — или окажутся получасом позже — её родители, но она была уже слишком обессилена, чтобы в очередной раз залиться краской.

     Несколькими десятками метров далее светился разноцветными огнями многочисленных витражных окон столь необходимый восьмикласснице сейчас магазин.

     … Щурясь, Катя сделала пару шагов через порог.

     По форме внутреннее помещение магазина было кубическим — и занимало в ребре метров тридцать.

     Правую дальнюю часть этого большого куба или квадрата — посетители закономерным образом могли передвигаться лишь в пределах горизонтальной плоскости — занимал кондитерский отдел. Рыбное отделение магазина занимало левую и наиболее дальнюю от входа часть помещения.

     Чуть ближе рыбного отделения весьма вольготно расположился фруктово-овощной отдел, где Катя когда-то — целую вечность назад? — даже покупала дыню.

     Если же свернуть от входа резко направо, то сперва покупатель обнаруживал небольшой уютный мини-бар с частенько присутствующей тут группкой завсегдатаев, а несколькими шагами далее — в самом уголке магазина — нечто вроде небольшого киоска.

     Что и нужно было Кате.

     Сейчас школьница стояла в небольшом закутке между внутренней и внешней дверями магазина, своеобразном тамбуре, напряжённо вглядываясь через чуть приоткрытую ею внутреннюю дверь в глубь залитого светом помещения.

     Есть ли тут покупатели? . .

     Несколько человек стояло в очереди около рыбного прилавка. Некая дама преклонных лет с красным зонтиком в руке, нахмурив лоб, придирчиво перебирала кабачки у фруктово-овощного отдела. Что до отделов алкогольных и табачно-газетных, то туда Фэйли ввиду неудобного размещения двери не могла заглянуть.

     … Катя резко отпрянула в дальний угол тамбура между дверьми, сверкнув в полумраке нагими коленками.

     Внутренняя дверь приоткрылась.

     Высокий мужчина в коричневом плаще, которого Фэйли даже не успела толком рассмотреть, стремительно миновал тамбур и покинул помещение магазина.

     … Катя сжалась в комок.

     Чуть разжавшись, осмелилась слегка приоткрыть внутреннюю дверь и даже высунуть за дверь голову.

     Трое человек.

     Трое человек у внутреннего киоска в магазине.

     Ждать, пока они выйдут? Зайти как ни в чём ни бывало внутрь и занять место в очереди, подвергаясь взглядам и возможным комментариям окружающих? Катя вновь необыкновенно чётко ощутила каждую нелицепристойную надпись, каждый неприличный рисунок на своём теле.

     Отступив обратно в дальний угол тамбура, где входящие и выходящие покупатели имели шанс не заметить её, Катя сызнова свернулась в комок. Проклиная внутри себя серебристые наручники — своим блеском в полутьме они особенно угрожали выдать её.

     Но что, если? . .

     Полуприсев, Фэйли попыталась разместить руки вместе с наручниками прямо под собственными ягодицами.

     Ладони её проскользнули под них с неожиданной лёгкостью. Тут, скрыв их там уже целиком, восьмиклассница замерла от вдруг осенившей её мысли — и, опустившись с некоторым отвращением на грязный пол тамбура, одновременно чуть приподняла полусогнутые коленки и передвинула кисти рук вперёд.

     Есть! . .

     Всё-таки юный организм четырнадцатилетней девочки был сравнительно гибким.

     Гимнастический трюк удался.

     Обручи теперь цепкими кандалами сковывали её руки спереди. Что, впрочем, мало чем могло ей помочь в стратегической перспективе — разве что позволит расплатиться с киоскёром без унизительного разворота к нему задом.

     … Через тамбур вышел наружу ещё один покупатель.

     Фэйли заново сжалась в комок в своём закутке, чувствуя, как по желудку её перебегают ледяные пауки.

     … Она вновь осторожно просунула голову внутрь.

     Один.

     Лишь один покупатель.

     То ли остальные двое вышли из магазина наружу, будучи теми самыми промелькнувшими мимо фигурами, то ли они — или кто-то один из них? — предпочли табачно-газетному киоску знакомство с другими отделами заведения. Точный ответ на этот вопрос Фэйли не был известен, да и не особенно интересовал её. Что интересовало сейчас восьмиклассницу, так это ответ на совершенно иной вопрос: «Идти к киоску — или подождать ещё немного, рискуя, что очередь около него вновь возрастёт?»

     Тут наружная дверь позади Фэйли предательски заскрипела, изгоняя из головы когда-то правильной школьницы последние останки колебаний.

     Сделав несколько стремительных шагов вперёд, чувствуя, как лицо её и всё её тело горит от стыда, почти физически ощущая жадно изучающий её сзади взгляд только что зашедшего покупателя и одновременно с той же материальностью ощущая на себе перекрещение взглядов уже присутствовавших в магазине людей, примерная ученица восьмого класса Екатерина Щеглова целеустремлённой деловой поступью направилась прямо к киоску.

     Клиент, стоявший у окошка, тем временем уже забирал сдачу. Так что Кате ничто не мешало занять его место — ну, кроме, может быть, остатков неоднократно раздавленной за этот день гордости.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]