Последние две недели. Часть 1

     День первый

     

     По рейтингу рассказа, мой читатель, я понял, что стоит написать продолжение тех дней. Написал бы раньше, но отзывов мало, но для тех, кто просил и постарался написать мне, пишу и им события следующих двух недель.

     Естественно все это не выходило у меня из головы. Я каждую секунду переживал заново весь тот вечер. Каждую секунду! Каждый миг пролетало абсолютно все. Я долго не засыпал. Бабушка Оля давно погасила свет и отложила книгу и дом наполнился темнотой. Признаюсь тебе мой читатель, я плакал. Я плакал и меня одолевал стояк. Это не понятное чувство в 13 лет, когда оказываешься голым. В нем есть, что-то не понятное. Что-то парящее. Чувство свободы и не скованности. Это приятное чувство и хочется им наслаждаться. Но те же 13 лет говорят, что ты опозорен и клеймо это не смоется не когда. Каждый раз, когда тебя будут видеть, тебя будут ассоциировать с тем голым беззащитным мальчиком.

     В ту долгую ночь я нарисовал себе защиту, что это только две недели. Там в городе, N, не кто, не знает, что было в этом селе. А если видео, попадет к моим знакомым, я пообещал себе: расправится с собой. Конечно, сейчас я понимаю, юношеский максимализм. Сейчас, как и ты, я понимаю, что за борьба чувств играла во мне. И именно по этому, я так далеко зашел в чувства, что бы подготовить тебя к событиям первого дня. Именно, так. Именно с такими мыслями, изможденный бессонницей я направился в дом, где жила восьмилетняя Катя.

     Она единственная из всех знакомых того села жила именно в каменном пяти этажном доме. Ах да: Ее старший брат. Ему было 11 лет. Для меня он был мелким парнем. В 13 лет, очень чувствуется разница в возрасте. И если среди двух старичков не разберешь кому 74, кому 66, а кому и за 80, то в юном возрасте год разницы, играет значительную роль. Звали его Михаил. Фамилия их семьи была Каклюшкины. На этом и хватит ознакомительной беседы. Начнем.

     От вчерашней погоды не осталось следа. Шел мелкий дождь. Я упорно не хотел выходить из дома. Я не хотел выходить из дома, не потому что знал что меня ждет, скорее наоборот. Это был самый не обычный поход в гости. Но я пошел. Будней день. Четверг. Не бабушки, никого либо взрослого в поселке нет. Я шел по улице совершенно один. Такое ощущение, что этот путь вытянулся в вечность, так как сопровождали меня мои думы. В такую погоду добираешься как можно быстрее, но сегодня дождь был просто как факт природы. Как то, что нужно просто принять.

     И вот эта пятиэтажка. Первый подъезд, последний этаж. Я стою у дверей Кати. На часах 12: 32. С большим опозданием я тут. Тянусь к звонку. Звоню: Открывает Катя.

     — Чего тебе? А да: Сейчас. — Закрывает дверь

     Мое отношение к ситуации стало весьма не однозначным. Дверь вновь открывается.

     — Проваливай, давай от сюда: — Дверь закрывается.

     Я стою готовый ко всему. Это, наверное, единственное, на что я не мог рассчитывать. Думаю, в нирване за годы практик этого не достигают, что сумел достичь я в короткие четверть секунды. Такая череда перемены чувств дается испытать не многим. Машинально ноги понесли по каждой ступеньки вниз. Естественно главный вопрос, был: что не так? Прошу понять меня, мысли неслись очень быстро. И спустившись на этаж ниже, я понял что не так! Все вчерашнее видео выложено в интернет. Я ринулся обратно. И вот снова я у звонка: Но звонить?: Это не последний шанс.! Всё уже кончено. Я опоздал на полчаса. Они сдержали слова, а я нет. Неужели стоит сдержать данное себе обещание? Ну как раз: Последний этаж: А родители? Ну да: В голове возникла картинка похорон, где все меня понимали и жалели. И тут: Задвижка двери, а именно такой замок был у Кати, закрывающийся изнутри снова поехал по полозьям замка и дверь отварилась.

     — А. . Ты еще тут!? Умница раб. Жди давай.

     Очевидно, она, Катя, собиралась бежать за мной, потому как выскочила из дверей, наткнувшись на меня. Спустя мгновения вышли Катя, Тяня и Венера. Все стало на свои места. Из — за дождя котлетка, старший брат Кати, Каклюшкин Миша, не пошел гулять. Именно это помешало им принять меня. Их планы изменились, когда я спустился на этаж. Теперь они хотели идти ко мне домой. Кроме бабушки там нет, не кого. А на данный час там совсем пусто до 19 с лишним. Бабушка на работе и как бы сказал я сейчас, хата свободна.

     Назначив мне маршрут, мы двинулись ко мне. Все о чем я тогда успел поговорить это как дела, Как Миша, как Андрей. Дальше я шел впереди, они шли о чем то разговаривая за моей спиной.

     Следующий час был тоже скучен. Они достали из пакета рисованных кукол и показывали их наряды. Из раздела: «Одень Олю» и т. д. Я должен был говорить: что мне нравится, что нет. А вернее угадывать, что нравится моим хозяйкам. И поверьте у каждой была коробка с платьями для их «вырезанных» , из картонки куклы. Кроме того они успевали нарисовать новые наряды для своих моделей.

     Первой наскучило это Венере.

     — Давайте он будет моделью — сказала Венера. — Где твои шмотки?

     — Вон рюкзак и чемодан — сказал я, указывая на привезенные с собой вещи.

     — Значит так: Я буду его сейчас одевать, он будет вам показывать, как одет, а вы оценивать. Если нравится, то говорите там: ура, класс, супер. А если нет, то типа, говно, дрянь, ну что то такое. Идем:

     И Венера затащила меня на кухню. Приказала нести чемодан с вещами. Я принес, поставил. Открыл. Она немного покопалась в моих вещах.

     — Это все?

     — Да — сказал я

     — Неси еще одежку. Давай бабушкины тащи. Прямо все.

     Это тоже было выполнено. Пока я ходил, Танька начала кричать смеясь: О. . Супер: Хахах. Хоть сейчас на подиум: Это что все? И в таком роде. Протяжно, затягивая слова своим деревенским акцентом.

     Венера разложила вещи по ей виданному порядку. Потом осмотрела на меня и сказала: Раздевайся.

     — Что полностью? — Спросил я?

     — Ну да: Ты моя модель. Давай, давай.

     Потом побежала к зрителям. Сообщив им что бы они все снимали на телефон, вернулась ко мне смеясь и прикрывая смех руками.

     — Ну я жду, чего долго раздеваешься. — Только после этих слов я начал снимать с себя одежду. Я разделся до трусов. Все мое тело было покрыто мурашками. Больше от неловкости, чем от холода.

     — Трусы снимай! — отводя взгляд на одежду в чемодане, сказала Венера. Ее взгляд превосходства и усталости от моей медлительности был чем-то не забываемым. Я снял трусы. Она косилась на меня, но всячески делала вид что подбирает мне одежку. Бросая взгляд на меня потом на вещь. Я прикрылся руками.

     — руки убери: — Скала Венера и как, не в чем не бывало, начала перебирать вещи и оценивать, как я буду в них выглядеть.

     Наконец, взявшись за длинную футболку, посмотрела на меня. Я опять стоял прикрывшись руками.

     — Руки убрал за спину. Давай, давай. — Я подчинился. На лице Венеры была улыбка, которую она пыталась сдержать, но ей это не удавалось.

     Она подошла ко мне с футболкой. Примерила ее ко мне, как это будет смотреться. Немного изучая длину футболки сказала:

     — На, надевай.

     Я послушно одел. Футболка была длинная и закрывала меня почти до колен. Осмотрев меня, она едва улыбнулась.

     — Чего у тебя он торчит? — в самом деле, я хоть и не был возбужден, но в футболке надета на голое тело, и «его» , было отчетливо видно. Покопавшись в вещах, она нашла шорты. — На! надевай, и иди в зал

     Я вышел в этом к публике из Катьки и Тани. Они завопили в один голос: что это супер. Но больше смеялись. Таня похлопала в ладоши. Я как мог знать, как ведут себя звезды на подиуме сделал примерно тоже самое. При входе в комнату справа сидела Таня, а в конце комнаты на кресле, почти по центру восьмилетняя Катя. Я прошел по всей комнате, до Кати, развернулся. Принял позу «я жду автобус» и вернулся за кулисы.

     — Так снимай шорты — сказала Венера. Я снял. Она, уже, что-то придумала. Подошла ко мне, задрала футболку, так что я стоял перед ней голый. Завязала впереди узел как у геев, так что моя писька, стала не прикрыта, Венера отошла. Поднесла руку к подбородку и стала меня разглядывать. Достала из бабушкиной одежды пояс. Наклонилась ко мне и обвязала меня. Она настолько была близко, что я чувствовал ее дыхание. Дальше она присела на колени, держа концы пояса у себя в руках. Ее лицо было напротив моего члена. Он начал предательски вставать. Она наблюдала это процесс. После взяв оба конца пояса в одну руку, другой взяла меня за член. Очень аккуратно, едва касаясь. Он отреагировал моментально! Вскочил как ударенный током.

     — Так вот как все происходит у вас — Сказала Венера. Она смотрела еще секунды две на процесс стояка, остановил ее призыв подружек «Ну что там?»

     — Ну чего там? — Пронесся протяжный голос Тани

     — Сейчас — ответила Венера